news

13.11.2017 - как громы среди ясного неба, ударил новый Флешмоб. спешим отметиться. лёгкой недели

2.10.2017 - для прогрессивных хирос на районе стартовал новый Флешмоб. доброго понедельника

21.08.2017 - вы не ждали, а мы припёрлись. Нежданно негаданно грянул Флешмоб. Лёгкой недели

14.08.2017 - доброго времени суток, коты. Настраиваем приёмники на волну ЛигаFM и слушаем Глас Администрации

25.07.2017 - не пропустите обновления новостей в Гласе Администрации. всех благ и лёгкой недели

23.07.2017 - а у нас во дворе, будет снова Флешмоб. всем бодрой недели

21.07.2017 - мир вам, обитатели планеты Земля. о последних новостях узнайте в теме Глас Администрации. выходные не за горами, всем добра

2.07.2017 - добра звёздочки. Узнайте о последних обновлениях на волне Глас Администрации. Доброго понедельника и хорошего настроения

27.06.2017 - доброго времени суток, коты. В обязательном порядке просьба пройти всех в Эту Тему

26.06.2017 - лёгкого и безоблачного понедельника, котики. Спешим на свежий выпуск новостей Daily News #4. Лучей добра и радости.

23.06.2017 - времени суток, милые. Для тех кто не еще не в курсе событий, улавливаем Глас Администрации. Добрейшего добра, в завершение рабочей недели.

4.06.2017 - доброго времени суток, звёздочки. В тон уходящего дня не пропустите свежий выпуск Daily News #3.

29.05.2017 - доброго времени суток не спящие и пробудившиеся. Спешим пожелать всем лёгкой рабочей недели и безоблачных будней, а для встряски вашего драгоценного внимания запущен Флешмоб.

22.05.2017 - завершился летний флешмоб, об итогах которого будет известно во второй половине дня. Спешим прочесть свежий выпуск Daily News #2. Лёгкого понедельника и безоблачных будней.

17.05.2017 - доброго времени суток и приятного времяпровождения милые звёздочки. За окном 17.05. и специально для вас, запущен прямиком из детства флешмоб. Тепла и улыбок вам в зените рабочей недели.

14.05.2017 - выходные подходят к своему эпическому финалу, в честь наступающей рабочей недели запущен дебютный Выпуск новостей. Лёгких рабочих будней и побольше приятных моментов.

12.04.2017 - проснитесь и пойте, после зимней спячки жизнь в стенах форума вновь зашевелилась. Всем не спящим в сиэтле просьба отметиться в данной теме. С любовью, Семейный Подряд.

Гостевая Сюжет Устав FAQ Занятые роли Нужные Шаблон анкеты Поиск партнера

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru

amc


active


Раскатистый гул, что с каждым мгновением становился громче и отчетливее, после сигнала королевы острова соединился в единое целое со свистом пущенных стрел, пронзительно рассекающих воздух. Принцесса амазонок пристально следила за траекторией их полета, озлобленно стиснув зубы. Казалось, что преждевременные результаты атаки не предвещали ничего хорошего: расходные единицы войска не были сильны, но количество тварей, походящих скорее на огромный рой насекомых, превышало все возможные ожидания.

Justice League: New Page

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Justice League: New Page » Личные эпизоды » circulus vitiosus [Joker, Harley Quinn, Floyd Lawton]


circulus vitiosus [Joker, Harley Quinn, Floyd Lawton]

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://s0.uploads.ru/t/GIsgJ.jpg
[Coltsblood \\ Return to the Lake of Madness]
от лат. Порочный Круг

Дата\время: ноябрь, 2016 год.
Место действий: засекреченный экспериментальный проект "Лисса" [закрыт, точное местоположение - неизвестно, факт существования - не подтверждён]
Участники: Joker, Harley Quinn, Floyd Lawton
Краткое описание: Когда голова неторопливо наполнится вязким белым шумом, плавно переходя в назойливый писк, отдающий по вискам разрядами тока, веки с трудом размыкаются, являя взору серые своды потолка. Рваная обивка на дверях изорвана в клочья, а сами двери едва ли удерживаются на петлях. Судорожно вздрагивающий свет тусклой лампы мерзко бьёт по глазам, заставляя зажмуриться вновь, ощущая рассыпающуюся по всему телу боль. Запёкшаяся на губах кровь, как естественный кляп не даёт возможности уставшим губам раскрыться, чтобы вдохнуть приторного воздуха очередной камеры. Холодящий мозг запах медикаментов заставляет содрогнуться, но, после попытки встать, осознание выталкивает наружу новую дозу непонимания. Босыми ногами, ступая по битому стеклу, в распахнутые двери. Пустующий коридор, как узкая гортань в бездну безумия, а стены измазаны кровью, испачканы следами чьих-то ладоней. Множество рук. Снова боль в висках кричит о цепляющейся за внутренности слабости. Неподалёку слышен контрастный шум. Среди этого мёртвого бетонного ландшафта есть еще кто-то живой…
А потом, коридоры наполнятся кашляющими помехами, доносящимися из сломанного радио. Мелодия. И голос, неровный, записанный на плёнку.
Доброе утро пациенты. Пора войти в новый день, расправив крылья к свету… и пусть счастье наполнит ваши сердца…
Тихий хрип динамика, захлебывающаяся рваная речь, а потом… тишина, мгновенно сбитая звуком шаркающих босых стоп, по грязному кафелю, усыпанному мусором сломанных инструментов и использованных шприцов.


[AVA]http://s3.uploads.ru/t/lXUtK.jpg[/AVA]
[NIC]shut up and listen[/NIC]

+1

2

Блуждание в темноте. Она это так называла, когда тьма окружала ее сознание, и она теряла ощущение реальности. Темнота, в которой никогда и ничего невозможно было узнать, увидеть, почувствовать. Все чувства притуплялись, и ни один орган осязания, обаяния, зрения не функционировали. Лишь только картины, странные и полные абсурда и сюра плыли перед внутренним взором.
В такие моменты сознание Харлин становилось чем-то, напоминающим губку или тряпку, которое впитывает абсолютно всю информацию на корку подсознания, чтобы потом отзываться мучительными воспоминаниями ни о чем. Все картины, которые она видела в эти моменты, после пробуждения вставали на место реальных воспоминаний и порой, арлекина принимала их за действительность. Временами она была абсолютно уверена, что разъезжала по городу на малиновом самокате, поедая черное мороженое, или купалась в крови выпотрошенных кроликов. Да, в моменты блуждания в темноте с мисс Куинн можно было делать все, что угодно, она не вспомнит, а созданные воспоминания осядут в ее сознании словно пыль, которую не стирали много лет.
Сейчас, когда Харли была в темноте, в момент блуждания, она вдруг четко осознала, что ей до чертиков это все надоело. Прогонять каждый раз всех этих существ, плотно и мощно сжимавших свои щупальца на ее шее, с каждым разом становилось все более обыденно и теряло свой шарм. Раньше это всегда было эпично, арлекина в сияющих красных доспехах из кожи и латекса, верхом на гигантском змее рассекала грудные клетки чудищ, которые создавали ощущение вакуума и вечного страха, заточения в клетке безумия.
В этот раз никакого сражения не было. Было скучно  и просто «ни о чем». Быстро расправившись со стайкой непонятных лягушкообразных монстров, которые отдаленно напоминали бакланов (почему?), Харлин отряхнула одежду от склизкой фиолетовой крови и, открыв дверь, вышла на свет осознанности.
В этот раз пробуждение тоже было необычным. Как правило, когда Харли открывала глаза, ее слепил свет: либо дневной лампы, либо дневной из окна. В этот раз темнота и затхлый запах сырости и мха. Такой обычно можно встретить в подвалах или заброшенных домах в лесу. Откуда эти ассоциации? Как часто Харли бывала в заброшенных лесных избушках? Не помнит. Да и не странно. Сознание и воспоминания бывшего психиатра представляли собой кашу из невероятного вида воспоминаний-искусственных и настоящих. Но сейчас она чувствовала реальность, она переступила грань безумия и реальности.
Спустив ноги с кровати, она поежилась и обняла себя за руки. Почему-то под пальцами не обнаружилась  е одежда. В темноте еле различалась белая кожа ее голых ног. Голые ступни неприятно ощутили холодный бетонный пол, шершавый, словно пятка старухи. Она бы, наверное, замерзла, если бы чувствовала хоть что-то. Но пока, когда она только-только вернулась в реальность, ее чувства были примерно на отметке -10.
Встать и обследовать новое помещение? Или сидеть тут и ждать, когда кто-то найдет ее? А кто-то-это кто? И тут-это где? И что вообще происходит? Паника не была излюбленной эмоцией Куинн, она редко поддавалась ей, используя фейковые истерики, чтобы вывести из равновесия врага или друга, неважно. И сейчас, она просто сидела и оглядывалась, пытаясь понять хотя бы, одна она тут или кто-то есть?
Разные звуки, которые присутствовали в помещении, не говорили ни о чем. Все было стандартно и необычно одновременно. Что может сказать звук капающей воды? Что кто-то не закрыл кран или прохудилась прокладка? А скрип? Что дверь давно не смазывали, или кто-то бродит в коридоре по паркету? Какой к черту паркет? Если здесь бетон? Или она сидит в бетонной комнате, а где-то там паркетные полы? И невидимый охранник несет вахту и прохаживается, чтобы совсем не сойти с ума от скуки? И опять же, где-то-это где?
Мотнув ногами, она все же сползла с кровати и сделала два неуверенных шага. Чуть качнулась, приподнимаясь на носочки и удерживая равновесие, и снова три, более уверенных шага. Колени уперлись во что-то железное и холодное. Звук. Что это за звук? Дыхание? Сопение? Шипение? Что?…

+4

3

Могильным холодом отдает эхо вязких мыслей. Словно барахтаясь в густой смоле, неспособный что было сделать, кроме как принять осознание, он наощупь хватается ладонью за пустоту. Хоть что-то, неважно что, но ему необходимо вырваться из этой клетки. Здесь не хватает воздуха, подобие кислорода пропитано формалином, своей холодящей сластью режущим горло. Мужчина делает попытки встать, оторвать ноющее тело от горизонтальной поверхности, только это дается с трудом. Глаза застилает мелкая рябь, напрочь уничтожая даже малую возможность рассмотреть контуры окружения. Этот закрадывающийся под шкуру смрад медикаментов плотно осел в легких, навязчиво вырывая из мозга самые разные фантазии. Будоража сознание, могильный холод отдает реальностью. Слишком слаб чтобы нащупать оружие... которого нет? Лоутон с трудом открывает глаза, и распахнутые веки отзываются болью, ноющей, дробящей тихим стоном по вискам, сверлящей в затылке. Наркотики, первая мысль, которая формируется довольно четко, подымая следом застоявшуюся грязь обрывков слов. Флойд пробует пошевелить пальцами и вслед за пробуждением ощущений, начинает приходить осознание гадких сюрпризов. Все  еще плохо видит, а такие незначительные звуки сбиваются в ком, мерзкой какофонией бьющей по ушам. Будто голос под водой, размытый, слышится достаточно близко. Теперь уже мужчина изо всех сил пытается вытолкнуть себя из собственной темницы истомы. Голова кружится, но зрение медленно приходит в норму. Фокусируясь, на собственных ладонях, Флойд с огромным трудом поднимается с пола, опираясь о стену. Озноб пробирал до костей, обжигая холодом босые стопы. Где же он находился? Пока единственный вопрос, который мог чётко сформироваться в голове, и на который еще стоило получить ответ.
- Остановите эту землю, я сойду… - тихо шевеля пересохшими губами, Флойд вслух считает собственные пальцы, которые еще рассеиваются замысловатой абстракцией. Стоит зрению частично вернуться в норму, мужчина молчаливо обводит взглядом обшарпанные стены помещения. Хриплыми помехами слышится запись из разбитого динамика, болтающегося на искрящих проводах рядом с разбитой камерой. Лоутон едва совладав с силой земного притяжения, решил, что пока отпускать стену еще не время. Ступая босыми ногами Дэдшот цепляется старается вспомнить хоть-что то из последних нескольких часов. Сколько же сейчас было времени? Сколько прошло? Трудно играть догадками, когда голова набита тяжёлым смрадом отсыревших матрасов и ароматом коктейля из медикаментов. Ощупав себя, и осторожно обыскав разбитую комнату со сломанной ржавой койкой в центре, наёмник выругался. Рядом, что не мудрено, не оказалось ничего, что могло быть полезным. В качестве гардероба –изорванная больничная пижама, в качестве оружия – кулаки и обломки стёкол, гадко отзывающиеся треском под ногами. Дэдшот перевёл взгляд к выходу, дверь была открыта… вернее, вырвана с петлями, валяясь на полу при входе. Толстостенный металл герметичного заслона напоминал измятый лист бумаги, какой силой надо было обладать, чтобы сделать такое с металлом?
   Звуки снаружи заставили насторожиться. Флойд неспешно поднял с бетонного пола осколок, и не отводя взгляд от выхода из камеры, стараясь не издавать шума, шагнул к дверям. Сквозняк, веющий из коридора, заставил мужчину скривиться от накатывающей тошноты. Вонь разложений, застоявшаяся, вперемешку с запахом оружейного масла и пороха. Много сгоревшего пороха. Недавно смерть здесь изрядно погуляла, подумал Дэдшот, аккуратно выглядывая в коридор. Это место, всеми своими красотами напоминало лечебницу Аркхэм, но, это было что-то иное. Тусклые стены, изорванная проводка сыплющая пучками искр, пол усеян гильзами и измазан кровью, а двери в пустующие палаты отперты или вырваны. Не единого тела. Что здесь произошло? Стоит на мгновение затаить дыхание, как за стеной соседней палаты слышны чьи-то тихие шаги…
   Вздрагивающее освещение бьёт по глазам, мужчина, сжимая в кулаке рваный кусок стекла, выжидает. Когда в проёме дверей появляется силуэт, наёмник схватит фигуру со спины, приставляя импровизированный нож к горлу.
- Харли? – еще один сюрприз дня. Арлекина во всей своей красе, зияя формами из-под рваной больничной рубашки. В коем-то веке, Флойд был рад этой встрече, и тут же осекаясь, отпустил запястье девушки.
- Новое платье? Сексуально. – Дэдшот невольно усмехается, стараясь бросить лёгкий каламбур, даже в такой нелепой ситуации. Нескромно окинув взглядом бёдра девицы, Лоутон присвистнул, тут же отводя взор в сторону коридора:
- Дай угадаю, ты тоже не помнишь, как оказалась здесь? – последнее, что помнил Флойд, это битву с Рустамом и его приспешниками. Отряд одержал победу, Уоллер вернулась из мёртвых, а Дэдшот… лишился ладони, заменив конечность роботизированным протезом. Дальше, сплошь туман. Казармы. Погасший свет.
- Блядь, что произошло и где мы находимся?

+2

4

Отдаленные голоса походили то-ли на плачь, то-ли на смех. Примешивался еще какой-то шум - это кровь бежит по венам и отдается пульсом в висках, создавая эффект шумного мегаполиса. Сознание постепенно выплывает на поверхность, освобождаясь от липкого погружения в бессознательное, и двери вот-вот закроются, запрут за собой внутренних бесов до тех пор пока современные препараты снова не вольются в тело психопата утроенной дозой. А пока Джокер довольствовался отголосками сновидений, пока разминал язык во рту, дабы пробудить рецепторы для начала. Подобное уже вошло в привычку и стало своеобразной игрой, когда психопат начал различать «послевкусие» тех или иных препараторов, коими его пичкали в Аркхаме при каждом удобном случае. И все же на этот раз было не так... Не двигаясь, не открывая глаз, Джокер мысленно погружался в себя и пытался найти то, что для него было важно именно сейчас. Как если бы включить компьютер, зайти в браузер и просмотреть историю или восстановить последние вкладки, которые несанкционированно закрыли при общем отключении. Джокер был уверен лишь в том, что на последних секундах, прежде чем отключиться и лишиться всякой возможности на отпор, он пытался что-то уловить. Что-то запомнить... его сознание заострило внимание, но сейчас, из-за плотного тумана в голове, Джокер едва ли мог осознать где он.
По-началу психопат не сомневался в том, что вновь оказался в Аркхаме. Он ожидал увидеть знакомые стены и потолок, ощутить под лопатками скрипучей матрац, пропитанный отвратным запахом гнили, клопов, пота и старости. Наверное впервые за свою жизнь Джокер мысленно пожалел, что он очнулся не в лечебнице. Все же, как бы не было там убийственно скучно и тошно, всегда присутствовала уверенность в том, что Аркхем его отпустит. Он всегда отпускает, чтобы принять обратно. И снова позволяет уйти... А сейчас, стоило мужчине зашевелиться, как его тело ощутило холодную и твердую поверхность, тут же переняв температуру камня, от чело Джей невольно вздрогнул. Зато холод тут же прочистил мозги, разгоняя туман химии, природу которой Джей так и не выявил.
- Хм, что-то новенькое? - пронеслось в голове на первых порах, когда рецепторы уловили привкус горького пепла.
...оказаться на полу - это пол беды, поскольку не раз буйного и не самого желанного пациента просто напросто закидывали в камеру, лишь бы скорее избавиться. Озадаченность накрыла Джокера в тот момент, когда взгляд наткнулся на проем в общий коридор. Двери там просто не было, видимо, сняли с петель и забыли поставить новую. Картина завершалась металлическим каркасом под кровать, на что Джокер не мог не обратить внимание, поскольку подобные кровати в Аркхаме не стояли. Все койки с металлической пружиной были заменены на резину или дешевое дерево после того случая, когда один из пациентов сумел выломать пружину и совершить побег, убив при этом трех сотрудников.
Поднявшись с пола, Джокер с сожалением обнаружил, что успел отлежать себе левую руку, так что теперь она какое-то время будет покалывать и вяло болтаться, пока не восстановиться циркуляция крови. Решив не тратить время в пустую, мужчина вышел из того помещения, кое являло собой палату, и двинулся по коридору. Уже привыкший к здешней прохладе, Джокер старался ступать как можно более бесшумно, а сам прислушивался к тишине, то и дело улавливая подозрительные шорохи. Скорее всего воображение играло с клоуном злую шутку, раз ему всюду мерещились мыши, а вот приглушенный человеческий голос - это уже явно не галлюцинация.
Застыв на минуту, Джей прислушался снова и попытался уловить источник, ну или хотя бы направление,  что было не так то просто. Голос отражался о стены, а те его искажали и эхом разносило по этажу. Когда же Джокер снова попытался распознать направление, то внезапно взбесился. Вся сложившаяся ситуация ему казалась нелепой игрой некого «умника», который сейчас должно быть следит по камерам за происходящим в помещение, как обычно следят за лабораторными крысами в лабиринте. Джокеру не улыбалось ходить босяком по холодному и играть в прятки с каким-то психом, услаждая его примитивные фантазии.  Но как бы там не было... Джей не супермен, чтобы сносить стены одним лишь касанием, так что придется побродить по лабиринту и... стоило лишь завернуть за угол.
- Воу! Какаааааааая встреча!
Будучи и так малость потрепанным, лишенный своего привычного фиолетового костюма, Джокер сейчас больше походил на матроса-алкаша в этой потрепанной одежде не первой свежести. Однако... как оказалось, Джокер был не один втянут в этот эксперимент, и не одного его переодели в убогую одежку, лишив всего оружия. Оставили лишь кулаки, зубы да подручные средства, коим уже обзавелся Дэдшот.
Джокер нахмурился, явно не ободряя картинку что предстала перед ним. Кольнула ревность, гнев и потянуло желание прибить сейчас хоть кого-нибудь. Ааааа нет-нет-нет! Дооооолго и мучиииииииииительно. Бледные пальцы сжались в кулаки и медленно расслабились, пока в голове пролетали мысли самые разные, выуживая искореженные воспоминание и собственные домыслы. Не говоря уже о слухах, коими всегда был полн Готэм.
- Не уж тали у вас свидание, голубки, ммм?
Расслабленный шаг - притворство, игра, поскольку Джокер не в первый раз сталкивается с Дэдшотом, чтобы выявить меру осторожности. Но сейчас - на фоне всего пиздеца - нервы клоуна начинали забегать за красную шкалу по мере того, как внешняя среда реагировала на него. Словно диапазон звука, постоянно не стабильный и стремящийся к самой высшей точки. Опасный момент был тогда, когда Джей подошел ближе и смог рассмотреть Харли получше и только сейчас обратив внимание на то, что девушка удостоилась безразмерной робы, а вот ноги оставались голыми. Не смотря на то, что арлекина и так имела страсть к нескромным нарядам которые подчеркивали ее сексапильность, однако сейчас девушка казалась более миловидной и хрупкой. Особенно при факте босых ног.
- У меня деньги на аборт не проси, милая. - язвительно вставил Джокер, пользуясь молчанием небольшой группы.
Злость подтолкнула его к этим словам, которая родилась от многослойного наложения образов и мыслей больного разума, решивший для себя какую-то задачку.

Отредактировано Joker (Вт, 26 Сен 2017 00:35:39)

+3

5

Сколько раз она просыпалась и не понимала, где она находится? Сколько раз, спутанные клубком водорослей, мысли опутывали ее сознание, и она не могла найти, понять, где выход из этого странного, вязкого, как нуга, состояния.
Признаться честно, Харли любила подобные моменты, когда она, как бы была ни при чем. Просто отстраненная персона, которая витает в облаках и ни к чему не причастна. Просто потому что не понимает, что происходит вокруг. И предъявить ничего нельзя. Кто убил копа? Я? Да вы чтоооо!? Я не помню. А если не помню, значит этого не было. Точка. Очень удобно, можете пользоваться. На здоровье, так сказать.
Единственный минус-устаешь. Организм и подсознание постоянно сражаются за право встать на пятно света, чтобы править балом, но, увы, победитель всегда один.  И хоть сознания два, тело одно, поэтому, Харли часто приходилось замазывать синяки под глазами, несмотря на то, что они придавали особый шарм ее и так изможденному и бледному личику.

Тихий, хриплый голос, который порой так будоражил сознание арлекины, прозвучал где-то рядом. В голове, как ворох цепных реакций, возникли образы, картинки, воспоминания, которые периодически приходится засовывать в дальний ящик своего сознания. Да-да, в тот ящик, где не на жизнь, а на смерть сражались сознание и подсознание. Смекаете? Забавная каша и невероятный сюр! Цирк отдыхает.
Харли резко обернулась на голос Флойда. На ощупь она пошла на голос, раня ступни об острые осколки стекла или металлических частей, некогда бывшей целой, мебели. Сквозняк, так свободно гуляющий по помещению, практически обнажал тело девушку, короткая смирительная рубашка (спасибо не сковывающая руки) практически не спасала от холода. А более девушка ничего не ощущала на себе. Даже элементарного белья, которое спасло хоть чуть-чуть. Но, увы, неизвестный мастер игры не пожелал принарядить Харли во что-то более морозоустойчивое.
Длинные рукава рубашки волочились по грязному полу, ноги не слушались, периодически Харли морщилась, потому что упорно не могла ощутить баланс и встать на ступню, а не на ребро. Посмотреть со стороны, так это не человек вовсе, а зомби, только пробудившийся и жаждущий крови.
- Заткнись, Лоутон. Твоя одежка тоже не на прием к королеве, - огрызнулась Харли, опираясь на твердую руку стрелка, чтобы не упасть окончательно. Слабость в ногах теперь превращалась в неуемную дрожь. А тревога, съедающая внутренности, с каждой минутой росла и росла. Апогеем стал шорох в коридоре, от которого Куинн вздрогнула, вскрикнула и спрятала лицо, прижавшись к груди Дедшота.
Нет, сказать, что Харли была трусиха нельзя. Совершенно не трусиха. Храбрости ей было не занимать, хотя бы потому что она не всегда осознавала до конца где опасность, а где нет. У безумия есть свои положительные стороны. Но неизвестность превратили Куинн в трепещущее тело, которому до чертиков страшно.
- Что, твою мать, происходит? – взвизгнула Харли, выглядывая из-за плеча Лоутона. – Где мы? И почему ты тут? Опять проделки Джокера? Это ты ему сказал о наших случайных встречах, да? Ну и мудак же ты, Флойд…
Страх, смешанный с яростью дают вкупе совершенно неожиданный и безумный результат. В конце концов, арлекина просто девушка. Но то, что произошло минутой позже, не ожидала даже она.
Бледное лицо Джокера, безумные глаза, кровавая улыбка, и Харли лишилась голоса. Она стаяла и тупо таращилась на Пудинга, хлопая ресницами. Уж кого-кого, а его она точно не ожидала здесь встретить. Как минимум потому что думала – это все организовал Джокер. Его очередная безумная идея, месть за расставание, доказать, что он важнее, поставить точку, таким вот образом, сказать последнее слово.
- Пудинг?.. Что… Что ты тут делаешь? – прошептала она, крепче цепляясь за руку стрелка, впиваясь ногтями в кожу.

+3

6

Они всё время болтают. Говорят и говорят, без умолку, их болтовня раздражает, заставляет головную боль свистеть острой струной затягиваясь на гортани. Хочется вырвать языки из этих грязных ртов и заставить заткнуться на веки вечные. Лоутон пытался вытолкнуть из головы белый шум, который раздражительно царапал по серой корке. Редкие приступы рвоты давали о себе знать каждый раз, как скользкий смрад формалина холодил лёгкие. Кости ныли, а колыхающийся у самых краёв нервной бочки адреналин, сковывал движения, выбрасывая судороги по кончикам пальцев. Трудно фокусироваться, приходится с дотошной точностью акцентировать импульсы, чтобы мало-мальски утихомирить зудящую дрожь. Судороги связок заставляют мышцы сокращаться, и осколок в ладони режет пальцы. Лёгкие отголоски растекающегося тепла дадут знать о присутствии в теле жизни, действие наркотиков отступает с каждой секундой. Состояние подобно расплывчатым слайдам, когда разум тщетно пытается впитывать информацию из увиденного, словно губка, сжимаясь рваными краями, втягивая под себя зловонную жижу. И всё это ради того, чтобы залить мутной плёнкой мозг, погружая в гулкие воды. Как же Флойд желал, чтобы эти голоса замолчали. А может, самому стоит их увековечить? Нет, он не станет. Пока.
Отталкивая от себя девчонку, наёмник тихо выругался, а при виде клоуна ощутил непреодолимое желание вспороть ублюдку брюхо. Что сложного, когда вот он – бледный фрик, считающий себя центром альфа и омега, вокруг которого вращается перманентная вселенная, достаточно лишь вздёрнуть ладонь по траектории от пояса до подбородка, чтобы сделать в голове шута еще одно отверстие. Но, Дэдшот не сделает этого, во всяком случае, пока не поймёт, каким образом связана эта чудная встреча некогда любовников, да еще и в его присутствии, как и с какой целью, это знатное трио бандуристов с роялями было заброшено в миловидные декорации триллеров.
- Прикройте поддувала, оба. – Дэдшот осторожно миновал улыбающегося как идиот клоуна,(хотя, почему как), неспешно переступая осколки и вырванные с петель стальные двери. Каждый неосторожный вздох как песок сыпался по коже, стрелок ощущал на себе безумный взгляд, но искусно абстрагируясь в пользу плещущей событиями реальности, Флойд лишь ухмылялся. Даже сейчас, не имея при себе амуниции или хотя-бы старого доброго штык-ножа, наёмник найдёт как минимум пять способов вытащить внутренности этого ненормального ублюдка через анальное отверстие и, продевая в продавленные глазницы, замотать на шее. Это как в уличной драке, когда противники нерешительно обхаживают друг друга, выжидая, кто же наконец ударит первым. Только различие величин ощутимое. Всё не так просто, как кажется на первый взгляд. Достаточно много провалов извне, которые в момент встречи с Клоуном Принцем врезаются в мозг раскалёнными гвоздями. Стрелок пытается сопоставлять факты, которые совершенно не клеятся. Начиная с того самого момента, когда… в мгновение острая вспышка бьёт ровно в висок, Флойд ничего не помнит. Абсолютно чистый лист с того самого момента, как они предотвратили саботаж в Бель Рив. Любые попытки мужчины выковырять из памяти хоть горсть нужной информации не увенчались успехом.
-Бред какой-то… - подумал Лоутон, стараясь не упускать из виду  каждую деталь окружения, не говоря уже о артистичной Арлекине и её двинутом на садизме бойфренде. Компания, мягко говоря, резких контрастов навёрнутых до максимума, где каждый из трёх желает видеть друг друга прибитым к потолку стальным прутом, на который подаётся напряжение в шесть тысяч вольт… от подобной мысли наёмник невольно усмехнулся, представляя не единожды мертвеца-клоуна дергающегося в судорожных конвульсиях и брызжущего кровью будто старая шлюха из Таиланда во время месячных. Выбивая чёрный каламбур из головы, Дэдшот тихим шорохом искореженных мыслей выбрался в реальность. На первых же секундах от чего-то снова захотелось обратно. Гадкое ощущение остро выраженного дискомфорта било по гулким струнам души чуткой натуры стрелка, от чего, Флойд тихо сучил под нос.
- Хватит, соберись. – Флойд неспешно обвёл взглядом долгий коридор со всеми украшающими его прелестями, и даже солдата со стажем, видавшего немало на своей яркой практике, слегка помутило от красочных картин расписывающих стены. Столько крови, относительно свежей, и не одного тела поблизости. Это место насквозь пропахло смертью, отдалённая вонь разложения рассыпалась в густом букете ароматов формалина и свеже-пролитой  крови, дополняя тонкие границы прелым отрепьем и ржавчиной, играющей кисло-сладким привкусом на кончике языка.
Понять суть происходящего становится труднее с каждой минутой, когда рассудок тщетно выворачивается наизнанку с промежуточностью в доли секунд. Подобные манипуляции поселяют в висках сверлящую боль, вслед за которой наступает новая стадия осознания, носящая гордое имя «полный пи*дец». Но даже после долгих самокопаний и анализа ахинеи происходящей вокруг, ситуация не становится менее напряжённой. Внезапно, взгляд цепляется за почти незначительную деталь изуродованного декора, крошечную, практически незаметную – личный жетон. Стальная пластинка с выбитыми на ней данными, порядковый номер, группа крови, звание, имя…
- Блядь… Как это понимать? – подымая с пола вымазанный в крови жетон, Флойд с трудом протолкнул ком в горле. От чего то стало жутко не хватать кислорода, а кончики пальцев уцелевшей кисти невольно вздрогнули.
- Кто из вас психопатов знает что это? – плавно отводя взгляд от измятого, исцарапанного грязного куска стали, Дэдшот спокойным голосом обратился к клоуну и арлекине, которые явно были готовы выцарапать друг другу глаза.
На металлической глади окровавленной пластины чётко виднелось имя некоего полковника Джозефа Уилсон, и был лишь один человек носивший эту фамилию, стоявший при звании полковника, Лоутон был знаком с этим человеком не понаслышке. Похоже, этот человек… мёртв?
- Как-же это понимать…

+2

7

Рука, которую Джокер успел отлежать, уже пришла в норму, однако психопат продолжал сжимать пальцы в кулак и расслаблять их, словно зомбированный. Он не отдавал сейчас отчет своим действиям, подойдя еще ближе к застывшей парочке, явно покушаясь на их личное пространство. Хотя о каком личном пространстве может идти речь, когда сама Харли прижималась к Лоутуну, явно желая отстраниться от Джокера. Мужчина прищурился, всматриваясь в лица, словно страдал близорукостью.
- Хотел бы и я знать - что я тут делаю. - проговорил клоун в своей типичной едкой манере, а потом отстранился от парочки и недовольно фыркнул, - И, пожалуй, я задам этот же вопрос вам, но перефразирую. Вы тоже не помните как попали сюда? мм?
Повисла пауза, а по выражению лиц можно было понять, что ответ на его вопрос положительный. Вот только подобная статистика была не утешительной и заставляла расширить свое сознание, задумываясь обо всяком.
- Кто это сделал?
- Кому это понадобилось и зачем?
- Какова цель, в чем игра?
- А главное - как он, или скорее всего они, смогли провернуть подобное?

Не смотря на взаимную неприязнь Джокера к стрелку, все же клоун не мог назвать мужчину слабаком и лохом, который мог бы попасться на очевидную уловку. Помниться как-то раз Дэдшоту удалось даже «переиграть» комедианта, хотя вслух Джокер никогда не признается в подобном. Не ради репутации или чего-то подобного. Так просто обстоятельства сложились. Ему повезло. Убеждал себя Джокер первые две минуты после того, как не сработало устройство, которым психопат собирался снести голову Флойду.
- Детка! Я не возражаю, когда ты связываешься со своим Кустиком. У вас там свои игры, только, ой! - Джокер помахал рукой в воздухе как будто отмахивается от какого-то насекомого, - Не хочу знать всех подробностей... Но вот когда я вижу тебя рядом с кем-то мужского пола, то где-то внутри меня что-то сжимается.
Они шли по коридору, ведомые Дэдшотом и беседовали так, словно прогуливались вечерком по городскому парку, а не по заброшенному зданию почти безоружные и в каких-то странных одеждах.
Фыркнув на недовольного стрелка, комедиант отвернулся от Харли и задумался о своем. Все же хотелось вспомнить момент, который предшествовал тому, что Джокеру сейчас приходилось терпеть этих двоих и ходить босяком по грязному полу, то и дело наступая на битые стекла или ржавые гвозди.
В воспоминании всплыл один недавний эпизод, хотя сейчас казалось, что с того вечера прошло уже где-то пол года. Когда  старенький завод - его потенциальное убежище, чуть ли не погубил комедианта. На тот момент Джокер не стал углубляться в детали и анализировать, поскольку события менялись с неуловимой скоростью и в первую очередь надо было действовать, а не размышлять. Но уже тогда на месте Джей убедился, что этот Готэм ему не рад, что здесь врагов куда больше... Достаточно было столкнуться с чудиком в роботизированном без Бэтмена костюме, готовый придушить Джокера или избить до смерти. А Джокер никогда не был против побороться за право своего существования, так что когда выбрался из опасной зоны, то не стал убегать. Но дальнейший поворот событий сумел удивить даже его, когда к комедианту обратился слабо-знакомый голос. С тем типом Джей был косвенно знаком и наблюдал за работой со стороны, стараясь не ввязываться в чужую месть. На сей раз Хаш предложил Джокеру что-то вроде сделки.
- Я знаю кто ты. Я знаю, что явился сюда из другой вселенной, псих. В этом Городе Джокер умер. Его похоронили, его оплакивала Харлин. Так что ты здесь оказался в меньшинстве. Но я готов дать тебе поддержку. Людей столько, сколько тебе понадобится, за одну лишь услугу...
Хаш высказал свои условия, подходя все ближе, выходя из тени. Джей вслушивался в его слова и хмурился, поскольку видел совсем иной расклад. То что ему предлагали - был банальный подкуп, хоть и на выгодных ему условиях. После гнусного предательства комедиант был готов признать, что силовая поддержка ему необходима. Сколь неуловимым или оригинальным он не был, Готэм-Сити не устанет охотиться за ним, гоняя с одного нагретого место в другое. Здесь были другие правила и немного не те люди, которых Джей знал на своей Земле. В его реальности не было Аркхэм-Сити, лишь потрепанная лечебница для преступников-психопатов. Надменно фыркая в лицо Хаша, Джокер красноречиво послал того с предложением куда подальше и выкинул трюк с дымной шашкой, покидая завод. Более там ловить нечего, даже крысы давно покинули это жуткое место - верный знак того, что здание рано или поздно рухнет в Готэмскую пропасть, заваливая себя земляным грунтом.
- Любопытно, эти вещи вообще как-то связаны друг с другом? Если верить словам того типа, то у него не мало ресурсов и людей, чтобы организовать маленькую ревальвацию в каком-нибудь маленьком государстве.
Однако, психопат подвергал сомнению данную гипотезу и не спешил к выводам, поскольку на данный момент слишком мало фактов.
- Кто из вас психопатов знает что это?
Они все разом остановились и потупили взор на то, что демонстрировал стрелок.
- Ам... я никогда не был в армии, но кажется такие жетоны выдаются военным на службе. - рассудил вслух клоун, припоминая, что нечто подобное видел когда-то в кино по телевизору.
Взглянув на Харли, которая переступала с ноги на ногу то-ли от холода, то-ли от мусора, коим был завален пол. Кажется, что из всех троих, лишь Флойд старался мыслить логически в поисках выхода из сложившейся ситуации. Что-то прикинув у себя в уме, мужчина кивнул и прошел дальше, оставляя мужчину с девушкой позади себя. Мысли о том, что кто-то из них прямо сейчас накинется с импровизированным оружием, дабы перерезать горло, Джокеру даже не приходило в голову. Будучи психопатом, Джей прекрасно понимал, что устраивать драку и пытаться убить друг друга сейчас - это полная бессмыслица. Куда разумнее будет держаться вместе, хотя бы первое время - это может увеличить шансы на скорое высвобождение.
- Я не собираюсь торчать тут целую вечность! Это же не лабиринт в конце концов. - Джокер обернулся к своим случайным спутником, чтобы те прислушались к нему: - Далеко нас увезти не могли, значит это место где-то недалеко от Готэм-Сити. Явно не Аркхэм. - усмехнулся клоун - Нам всего-то надо найти выход из здания, а там... будет видно.
Оглядевшись по сторонам, Джокер не нашел неожиданно  для себя понял, в здание отсутствуют какие-либо окна. Хоть самые маленькие, пусть забитые досками или решетками - ни одного. И это не являлось хорошей новостью, поскольку не было возможности осмотреть территорию, или же банально определить этаж, на котором они очутились. Это проекция или же мы во сне? Придя к такому выводу, Джей припомнил один занятный фильм, снятый Ноланом, где речь шла об управлением сна. И чем дольше Джей задумывался об этой идеи, тем реалистичнее она ему казалась, поскольку никто из них не помнит, как оказался здесь.
- Видимо... Какое-то время нам придется терпеть обществ друг друга. - с кривой ухмылкой возвестил комедиант, вновь поворачиваясь к Харли и Флойу.

+2

8

Бессильная боль. Чувство, когда ты ничего не можешь сделать, но пытаешься изо всех сил, хоть как-то изменить ситуацию. Пытаешься сделать так, чтобы стало легче. Тебе. Ему. Им. Всем. Но не себе. Жизнь, которую ты сама себе создаешь, то безумие, которые ты называешь жизнью – она ведь одна. То, что ты творишь в своем существовании, пытаясь оправдать свое присутствие в мире хотя бы для себя – ни что иное, как сублимация того, чего ты так отчаянно хочешь. Пытаешься создать. Делаешь из нереального реальное. Бред. Тоска. Скука. Что угодно, только не чувствовать ту тянущее, гнетущее состояние, когда ты, словно в клетке посреди поле боя, заперта, связана, с заклеенным ртом, а вокруг убивают, насилуют и уничтожают то и тех, что так важно и дорого тебе.
Знаешь, как это больно? Знаешь, как это нестерпимо ужасно, когда ты ничего не можешь сделать. Да и не должна, по сути. Не имеешь права. Потому что ты просто сторонний наблюдатель. И плевать, что по сути, ты никто. И делать ты ничего не имеешь права. Просто существовать. В своем мире, где ты придумала себе сказку, которой места в жизни других нет. Ты одна на этом празднике не жизни. Одна стоишь посреди этого шикарного зала, который придумала сама себе, вообразила воздушный замок, зал, праздник. Все вот это вот.
И в какой-то момент, когда осознание просто падает на тебя всем своим весом, ты просто ничего не можешь сделать. Оно давит на тебя, прижимая к земле все крепче, а тебе и дышать уже невозможно. Просто ждать, когда придет конец. Да и конец-то не конец. Потому что в известном понимании конца не существует. Всегда есть продолжение. Продолжение, которое ни от кого не зависит. Ты просто живешь дальше, хотя по всем канонам пришло завершение тому, что ты думала, существует на самом деле. И пытаешься просыпаться по утрам в том настроении и состоянии, которое нравится другим. Ты натягиваешь на себя маску приветливого существа, улыбается, отвечаешь, поддерживаешься разговоры – су-щес-тву-ешь.
Так было. И есть. Сейчас, когда она смотрела на этих двух мужчин, которые так неожиданно, словно по безумному желанию кого-то сверху, оказались тут. Словно, зная всю подоплеку, все существующие «но» и подводные камни, собрал этих троих тут, словно смеялся в лицо. В лицо Харли, которая вообще не понимала, как такое возможно, что ее бывший, которого она боготворила, кому смотрела в рот, за которым готова была идти на край света стоит напротив того, кого она боялась и сейчас, положа на сердце руку, к кому привязывалась, по необъяснимым на то причинам. И душу безумцы сейчас разрывали противоречивые чувства. Потому что в тот момент, когда Джокер заговорил, внутри зашевелились странные, страшные отголоски воспоминаний, которые придавили ее, словно бетонная плита, брошенная на нее Суперменом. Она замерла, глядя на зеленовалосого, хлопая ресницами и впиваясь ногтями в кожу стрелка, как в щит, которым она собиралась заслоняться от залпов невидимой эскадрилий. Она смотрела в его гипнотизирующие глаза, словно мотылек, летящий на пламя свечи. Хоть и понимала, насколько это опасно, и что в следующий момент ее крылья будут сожжены.
Но при этом, резкие слова Флойда тоже отразились в ее сердце болезненными царапинами. Она ощутила, словно ее легонько, но ощутимо, ударили в живот, от чего дыхание сбилось, и она едва видимо, согнулась, обхватив себя холодными ладонями. Ведь, почему? За что? Что такого она снова сделала? В чем ее вина?
Гребанное чувство вины.
Глядя на происходящее, на все сильнее ощущала чувство тревоги, которое не просто ее пожирало, практически спалило до костей. Стоя в тряпье на сквозняке, она ощущала себя невидимой, неощутимой участницей спектакля, который поставили не для праздной радости зрителей, а дабы наказать ее. За ее грехи. Только за какие из?

+3

9

Мысли шумной чередой пилили рассудок, ковыряя до самого дна, черпая полной ложкой отборный ил, чтобы плотно размазать это дерьмо по лицу. Королева бала, всея сука естественного отбора госпожа Судьба сейчас сладостно потирала ладони, визжа от восторга, глядя на трио душ запертых в середине нигде. Что здесь такого? Выжить, вытащить свою задницу из новоявленного лимбо до того, как бесы начнут тебя трахать в грубой форме, изощряясь по всей суровости законов подлости, но… не всё так просто, если ты хренов смертник, осознающий всю паршивость собственного положения, что еще до честной компании чёртовых клоунов. Флойд всегда жил одним днём, вырывая листок за листком из старого календаря, оставляя приписку ниже «серьёзно?». Игра в стул, когда в комнате дюжина голодных до жизни мудаков, и среди этого бомонда всего один человек кладёт на жизнь член, где в перечне правил прописано, сожрать друг друга, вырезать до последнего, и кто останется стоять, продолжит своё бесполезное существование до следующего раза. Каждый чёртов раз, стрелку везло, даже если в комнате не оказывалось стула. Вкус к жизненным прелестям был утрачен еще задолго до того, как снайпер решил принять участие в масштабном маскараде, пополнив свиту местных фриков Готэма новым образом. Существовала всего маленькая нить, тончайшая, лёгкая как паутина шелкопряда, но факт оставался фактом. Надо жить, для того чтобы жил кто-то еще. Крошечная ниточка связующая его пропащую душу с этим хреновым миром. Зои.
Мерзко скрипя под босыми стопами стеклом, Флойд неторопливо отдалялся от разукрашенной парочки. Сейчас как никогда ему нужно было всё тщательно переварить, взвешивая каждую деталь, улавливая каждый фактор… Нет, Лоутон не был детективом, он – оружие, инструмент в чужих руках, чтобы вычёркивать незнакомые имена из своего списка, а все эти игры завёрнутые в мысленные процессы и долгий детальный анализ, слишком заумно, слишком муторно. Для человека, который нарочно оставляет в качестве улики гильзу с именем жертвы, это лишь спектакль на скорую руку, стоит отдать должное, довольно шикарный спектакль с умелым подходом. Даже простая псарня, типа ФБР или ЦРУ знают кто такой Дэдшот и насколько он опасен, только каждая предпосылка умелых чеканщиков в униформе оборачивается сплошным фиаско. Дэдшот на воле, и что? Дэдшот убийца, которого нужно посадить в вольер до конца его дней, и что? Дэдшот как яркая реклама контрацептивов, все знают о его существовании, и никому нет до этого дела. Возможно даже, самый лучший стрелок, среди существующих. Со стабильной регулярностью зарабатывающий себе кровавую славу, укрепляя плотные стенки личной репутации, он продолжает штамповать пули с именами собственных жертв. И что? Что мать его? Единственный, кто действительно пытался рассматривать дело стрелка априори, такой же чокнутый идиот, как и львиная доля актёров большого театра Готэма. Ответ был совершенно простым, как и всё, к чему наёмник имел свой особый подход. Вся та простота, незатейливость, отсутствие всяческих заковыристых истин с тараканами размером в троллейбус, была незаметным порогом, о который каждый второй, если не первый спотыкались, разбивая лицо в кровь. Простые связи и скорый расчёт на ветер. Флойд жутко любил играть придурка, но между тем, он, как и прежде оставался человеком, способным канцелярской скрепкой срезать горлышко бутылки. Включая дерзкое самолюбование, балансируя с эгоистичной отрешенностью, мир становится проще, а сквозь линзу оптического прицела и того краше.
Дэдшот краем уха улавливал слова шута, попутно осматривая длинный коридор, стены которого заставили желудок гулко вздрогнуть. Среди рвани отрепья, ломаных осколков разбитых резервуаров с медицинскими растворами, содранной штукатурки и мерзко липкого от крови пола, снайпер улавливал в поле зрения всё больше и больше мелочей, которые то и дело скребли неприятными отголосками по вискам. Затхлый смрад разложений переливался букетом, застаиваясь где-то по пути от горла к лёгким, вонь дохлой плоти не спутаешь ни с чем, но вопрос оставался актуальным. Где тела? Плотно сжимая в кулаке солдатский жетон, Флойд практически на автоматизме продвигался всё дальше и дальше вдоль рваной пулемётной очередью стены. Была безумная бойня, если верить пулевым отверстиям в стенах, украшенных кровавыми картинами. Следы десятков человеческих ладоней на стенах, и багровая гуща… относительно свежая. Флойду очень хотелось верить, что личный жетон всего лишь очередная шутка того ненормального, который запер его в этом месте, но, вопреки всем желаниям стрелка, у судьбы были другие планы.
Год назад, впервые столкнулся с этим человеком, известным своей сокрушающей репутацией по всему миру. Дэфстроук, Терминатор, убийца лучший среди живущих… Предатель. Это должно было стать первой и далеко не последней миссией, на которой команду пополнили твари ненавидящие друг друга больше чем что-либо на Земле. Куинн хорохорилась перед крашеной девчонкой, напялившей на смазливую мордашку срезанную кожу с лица Джокера, в то время как Дэфстроук уже на старте задушил чужие мнения якобы более приоритетными задачами. Всё понеслось к чертям, когда русские отправили против Отряда гвардию тяжеловооруженных солдат, облачённых в экзоскелеты. Ад пришёл внезапно. Лоутон тогда впервые понял, насколько ненавидит Слэйда Уилсона, и как желает прострелить старому мудаку череп. Именно Слэйд Уилсон стал виной краха операции, именно седовласый козёл сдал точки передвижения группы, и именно этот сукин сын сломал ладонь снайперу… Но, кто старое помянет. Время расставило свои рамки, и в коем-то веке, Флойд отпустил ненависть. Слэйд желал спасти дочь, и из всей команды Отряда, старого вояку понимал лишь тот, кто был сломан Дэфстроуком, кто был готов на любое безумство ради своей заветной нити…
- Зои… - тихо прошептав, Дэдшот бросил взгляд через плечо, глядя на балласт безумия. Первое правило выживания – избавиться от ненужного мусора, второе правило – использовать мусор в корыстных целях… Первое явно нравилось стрелку больше, только плавно нагнетающаяся ситуация не дарила гарантии, что путь из этого дерьма окажется посыпанным глазурью. Нужно будет кого-то толкнуть под штык, а когда этот момент настанет, придётся выбирать между подобием совести и желанием жить. Стоя в нескольких шагах от выхода из палаты, где еще несколько минут назад оказалась Харлин, Лоутон обернулся в сторону некогда влюблённой пары психопатов.
- Этот жетон принадлежит Дэфстроуку… Если старый мудак мёртв, значит, здесь не зона для кемпинга. Хотите играть в обиженных ласточек, отлично, флаг вам в руки. Я валю отсюда. Куинн? – слегка понизив тембр голоса, Лоутон сделал ненавязчивый акцент на имя девушки. Как не крути, она часть Отряда, клоун – нет. Пока всё не будет окончательно ясно, придётся держать уверенную дистанцию, но сейчас, игра в хорошего-плохого Дэдшота, подразумевала анализ морального состояния девицы. Куинн должна была выбрать сама, обратно в прошлое, или же в очень призрачное будущее.

+2


Вы здесь » Justice League: New Page » Личные эпизоды » circulus vitiosus [Joker, Harley Quinn, Floyd Lawton]