Гостевая Сюжет Устав FAQ Занятые роли Нужные Шаблон анкеты Поиск партнера
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru

13.07. - спешим послушать ГЛАС АМыСы. ярких выходных на волнах Лиги.
11.06. - бобра на всей земле, пестики и тычинки. У нас смена имиджа, надеемся вам придётся по вкусу. Банда Лигосмотрящих желает всем безоблачной недели, и щадящего солнышка.

Justice League: New Page

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Justice League: New Page » Завершенные эпизоды » gravis ira regum est semper [take the'm all]


gravis ira regum est semper [take the'm all]

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

http://sh.uploads.ru/t/6K5wJ.jpg
[от лат. "гнев царей - вестник смерти"]
Дата\время: 2016 год, декабрь
Место действий: город вскормивший Человека из Стали
Участники:  Arthur Curry, Dru-Zod II, Thomas Wayne, Stephanie Brown, Bruce Wayne (список будет меняться, очередь тоже)
Краткое описание: спустя два года, тьма даст знать о себе вновь. грядёт война. грядёт скорбь. грядут потери. грядёт забвение.


[NIC]Darkseid[/NIC]
[STA](*-*)[/STA]
[AVA]http://sd.uploads.ru/t/6IETP.jpg[/AVA]
[SGN]You Don't Fuck With A GOD [/SGN]

+2

2

Он ошибался. Верным решением – есть принять свою неправоту. То была лишь битва, не война. И когда небеса разверзнуться, пылая острыми жалами молний, Он вернётся с небывалой силой, чтобы отдать долг. Человек из Стали мёртв. Могучий, среди живших на этой жалкой планете, нелепо следовавший пустым целям. Он мог иметь всё: могущество, власть над течением жизни, мог создать империю, но, вместо этого, Он был как эта жалкая свора смертных тараканов. Лишь сила отличала его от остальных, сила, и такое нелепое использование её. Даже эта мощь, не уберегла Человека из Стали от гнева нового Бога!
Мало кому хватило бы смелости прийти на порог правителя проклятой земли. Последний сын Криптона, а ныне, защитник голубой планеты Земля, решился бросить вызов судьбе, за что горько поплатился. Ему стоило оставаться там, среди жалкой грязи.
[float=left]http://sg.uploads.ru/t/wclob.jpg[/float]Раскатами грома отозвалось эхо битвы. Дарксайд помнил тот день, когда гордость тёмного бога была уязвлена, когда черви осмелились противостоять. Жалкие смертные твари, слабые, никчемные, ничтожные… Ничто не может быть более болезненным, нежели удар по гордости. Уксас ощутил эту неистовую боль сполна. Ведь ранее, никто не был способен противиться его воле, никто не смел, выступить супротив. Месть? Нет. Правитель Апокалипсиса желал большего, чем просто уничтожения. Мир, который способен в голос сказать своё слово наперекор, должен быть усмирён. Как непокорный зверь. Усадить на привязь, вскармливая струпьями растоптанных врагов, заставить страдать каждую секунду, каждое мгновение. Смерть слишком щедрый дар. Новый бог возьмёт своё…
http://s9.uploads.ru/t/XAxbB.jpg
«За Дарксайда!»
Твари неистово вопили, паря над пылающими крышами некогда цветущего Метрополиса. Сейчас, город напоминал форменный ад, верхушками стонущих в агонии взрывов небоскрёбов, упираясь в багровеющее небо. Скрипя отблёскивающим хитином брони, рой крылатых чудищ, подобно кровожадным стервятникам рвут в клочья человеческую плоть. Сокрушающим воплем, взывая о помощи, крики меркнут как тени в ночи, заживо погребённые под грудами бетона и стали. Хаос охватил улицы, обращая всё живое в панику.
«За Дарксайда!»
Издавая нечто напоминающее подобие звериного рыка, беснующие твари рвали острыми когтями совершенно всё, что попадалось на глаза. Но, среди этих диких бестий неторопливо расхаживали те, другие, что пришли за хищниками позже. Статные фигуры, более схожие с людьми. Алого оттенка кожа, облачённая в золоченые доспехи, а взгляды переполнены пустотой…
«За Дарксайда!»
[float=right]http://sf.uploads.ru/t/wGNH7.jpg[/float]Вновь и вновь раздаётся гулким эхом на каждом углу до тех пор, пока нефритовый свет яркими струями не сковывает чудовищ сотнями цепей. Один из защитников Земли решил сразиться с чудовищами, но едва ему стоит использовать свои способности манипуляции светом, как воины с красной кожей тут-же разрушают барьер своим оружием… Все попытки атаковать молчаливых солдат становятся тщетными, даже самые сокрушительные атаки Зелёного Фонаря превращаются в пыль, стоит только пришельцам использовать своё таинственное оружие. Нефритовые конструкции, подобно хрусталю разлетаются в дребезги, но космический патрульный снова встаёт, снова бросается в бой…
Где-то среди разрушенных пушечными канонадами зданий одичалый рой чудовищ жалит десятками пик бронированное тело человека-машины. Киборга… созданный не человеком, не богом, душа, закованная в металл. Но даже вся мощь искусственного интеллекта в сочетании с инопланетной технологией, с трудом может противостоять полчищам диких тварей. 
«За Дарксайда!»
Коммуникатор разрывается встревоженным голосом. Виктор едва дышит, но старается говорить сдержанно, пусть это получается и с трудом.
- Лига, это Киборг… я вместе с Зелёным Фонарём и  Стрелой сдерживали атаку парадемонов возле «Мет –Ю», их слишком много, и еще эти красноголовые… их оружие крошит конструкции Хэла к дребезги… мы, мы отступаем вглубь города, чтобы перегруппироваться. Кто-то глушит сигнал, я не могу связаться с Чудо Женщиной.
«За Дарксайда!»
Вновь слышится боевой клич чудовищ, прежде чем как плазменное ружьё киборга начинает отбивать разрядами в ответ.

[NIC]Darkseid[/NIC]
[STA](*-*)[/STA]
[AVA]http://sd.uploads.ru/t/6IETP.jpg[/AVA]
[SGN]You Don't Fuck With A GOD [/SGN]

+6

3

Земля. Этот жалкий голубой шар долгое время сдерживал границы, выстаивал разрушения, принимая на свою гниющую шкуру всю мощь вселенной. Почему именно Земля? Нет, не так. Как именно Земля была способна века выносить тяжкие удары инопланетных захватчиков, уничтожителей, меж пространственных завоевателей? Отец всегда говорил, что эта планета особенная. Но это всего лишь горсть грязи, усыпанная зеленью и… солнце. Чёртов солнечный. Когда Дарксайд завершит, я лично превращу этот ком ничтожества под названием Земля, в личный Колизей. Смертное мясо будет биться до последнего вдоха, чтобы вырвать себе еще один день жизни. А когда зелень выгорит под гнётом гамма эффекта, те, кто осмелится скрываться, выблюют собственные лёгкие. Особенная планета, отец? О да. Она чудесна, чтобы превратить её в мясорубку Апокалипсиса. 
- Калибак. – этот утробный голос, подобно рычанию реакторов у ядра, я узнаю его из миллиона.
- идём, Дарксайд желает видеть тебя. – я ненавижу этого ублюдка, ненавижу всем своим естеством, и однажды, вырву его чёрное сердце и сожру, но, моя ненависть к отцу гораздо сильнее, что заставляет рассудок отвлечься, отбросить нелепую жажду крови, и я слушаю:
- с каких пор отец стал доверять мне, Степной Волк?
- с тех пор, как Дарксайду бросили вызов. – от этих слов всё внутри содрогается, во мне клокочет любопытство, кто настолько глуп и безумен, чтобы выступить против бога? Отбросив в сторону обглоданную тушу, я вытираю с губ сладковатую кровь. Пересохшие губы ломаются в чудовищной ухмылке, и я тихо произношу:
- веди меня к отцу.
Я видел сотни тысячи уничтоженных Дарксайдом планет, миллионы загубленных душ жалких тварей всех мастей и расцветок, чудовища, машины, чьему могуществу можно лишь неистово восхищаться, воспевая великие расы. Что может быть лучше хорошей битвы, разрывая клыками глотку врага. Что может быть лучше опьяняющей силы, коей наделены миры. Все они считали себя достойными наследия Юга Хана. Я сражал богов, перемалывая их кости в прах, сотни чёртовых планет обращены в звёздную пыль. Где их могущество? Где мощь? Стекают алой жижей с моих пальцев.
- я здесь, как ты и просил…
- что ты знаешь о Земле, Калибак? – стоя у края плаца, где еще утром фурии растерзали дюжину пленников, он спокойно всматривался в багровеющий горизонт. Я далеко не единственный сын, но, только я унаследовал ту истинную ярость зверя, коей наделены наши предки, коей обладал могущественный Юга Хан, будь он проклят. И сейчас моя злоба клокочет подобно чану с кипящей смолой. Игры в загадки. Нелепость. Намёки отца лишь только подогревают ненависть, но, мне всё еще интересно, почему Дарксайд позвал, почему выпустил из темницы.
- это планета криптонца, того самого, что был однажды на Апокалипсисе?
- верно. –  я ожидал чего угодно, совершенно. Удар в лоб, быть опалённым гамма-лучами, брошенным в кратер, избитым отцом, но, вместо этого он заставил мои ожидания пошатнуться. Я чувствую… Волнение.
На Апокалипсисе бытует закон – всякий кто желает оспорить могущество бога, может бросить вызов. Смертельный поединок решает судьбу соперников. Я своими глазами видел лишь одно существо, которое было способно противостоять силе Дарксайда.
- а знаешь ли ты, кто такой Мёбиус?
Веками Дарксайд правил железным кулаком, сокрушая всех и вся, кто осмеливался встать на его пути, но вот однажды пришёл человек, с Земли. Пока криптонец сражался с трофеем Дарксайда, смертный говорил с моим отцом, а после, они ушли… Ни Мантис, ни Степной Волк и пальцем не шевельнули чтобы остановить этот смертный мусор. Я знаю, что человек в маске обманом заставил бога отступить. Я не настолько глуп, чтобы перечить воле Дарксайда, потому, я сохранил эту тайну. Неважно сколько времени прошло, я знаю только то, что последний сын Криптона мёртв. Погиб. А сейчас, я направляюсь на Землю, чтобы выложить для отца дорогу костями рабов.
- они будут сражаться за свою планету, нам нужно лишь время, чтобы приготовить приход Дарксайда. Калибак, ты вместе с Канто отправитесь в подводный город Атлантиду. Используя свои материнские коробки, нужно разрушить мистические колонны, тогда атланты будут погребены под камнями своей цивилизации. Опасайтесь их чемпиона. Вода – его стихия, и даже с мощью апокалипсиса вы можете потерпеть поражение.
- его зовут Аквамен, я наслышан о нём. Слишком удручён бременем сохранения мира между народами моря и суши, слишком чутко оберегает своё королевство.
- вот и сыграйте на этом. Уничтожьте город, это займёт их правителя на достаточное время, чтобы Фурии уничтожили город человека-мыши… -
- а что будешь делать ты? – одного взгляда Степного Волка достаточно, чтобы понять ответ. Он отправится на остров, где всё еще существует вера в старых богов. Темискира. Из элиты Дарксайда только Волк способен на такое, противостоять смертоносным амазонкам. Тысячное войско парадемонов под моим началом, единственное, что необходимо чтобы привести в действие наши планы. Используя броню апокалипсиса, я погружаюсь в глубокие воды моря, чтобы напасть на короля атлантов. Канто осторожен, спокоен, идеальный убийца и идеальный шпион. Он отправится в глубины развалин рядом со скалами окружающими подводный город, чтобы установить материнские коробки у фундамента, пока я не ударю в лоб, разрывая руками солдат на части.
- за Дарксайда! – выкрикивая неистовый клич во славу апокалипсиса, мои когорты устремляются вперёд. Неважно, что это стихия атлантов, я Калибак – сын убийцы богов, разрушитель планет, мясник, и моё войско не ведает страха, только голод и жажда крови.
- за Калибака!!!

[NIC]Kalibak[/NIC]
[STA](*-*)[/STA]
[AVA]http://s1.uploads.ru/t/0X7RW.jpg[/AVA]
[SGN]You Don't Fuck With A GOD[/SGN]

+6

4

Земля. Прекрасное место, населенное разнообразной флорой и фауной, которая за миллиарды лет изменялась, приобретая практически райскую форму. Все было бы идеально и чудесно, если бы не одна ошибка природы - человек. Едва эти твари эволюционировали в нечто более приспособленное к мышлению и труду, как вдруг начала проливаться кровь, ни ради пищи, а ради удовольствия, клочка земли или просто потому, что у соседа самка симпатичнее твоей. Люди - корень всех бед на этой планете, именно они истощают ее и загрязняют бесконечными заводами, и уничтожают бесчисленными бессмысленными войнами, которым нет конца и края. Снова и снова человеческий род доказывает свою несостоятельность и стремление убивать. Так быть может, если очистить Землю от людей, то природа создаст новую жизнь, но уже менее жестокую и жадную. Возможно, если бы человечество было другим, то сейчас не пришлось бы готовиться к войне, в которой практически нет шансов на победу. Возможно зло из далеких глубин мрачного Космоса никогда не обратило бы внимание на эту планету...
Когда ты отвечаешь за миллионы жизней и даже больше, то невольно задумываешься о подобном; в голове возникают вопросы и лишь моральный компас поможет найти верный путь. Что же делать, если нет морали? Ответ прост - начинать войну.

Это утро не предвещало беды. Город-королевство мирно спал, раскинувшись в лоно самой глубокой впадины на дне океана.  Атлантида была хорошо спрятана от глаз врагов и союзников, а невероятные технологии позволяли этому чуду быть буквально невидимым для человеческих глаз и самых современных сенсоров.
Ленивые патрули то и дело повторяли свой маршрут, а дежурный мирно дремал в обнимку со своим оружием, даже не подозревая о том, что это его последние минуты жизни.
Сперва раздался треск, напоминающий разлом тектонических плит, который сопровождался писком невероятно высокой частоты. Затем последовала яркая вспышка и словно из воздуха появилась огромная армия во главе с могучим великаном, вооруженным палицей.
- за Калибака!!! - взревел один из парадемонов и армия ринулась в бой.
Первая линия обороны Атлантиды сдалась довольно быстро, практически не сумев нанести хоть какой-то урон врагам. Уже через несколько минут после начала сражения была поднята тревога и атлантийская армия начала скорую мобилизацию.

- Мой король! КОРОЛЬ! - кричал Вулко в спешке направляясь к покоям государя.
- Что случилось? - сонно пробубнил Артур и посмотрел на своего советника.
- Вторжение! Дарксайд здесь. - с паникой в голосе сообщил подданный.
Король Атлантиды не мог поверить словам, но мощнейший залп из оборонительных орудий не оставил никаких сомнений. Артур быстро облачился в броню и направился к линии защиты. К тому времени парадемоны уже смогли прорваться в город и перейти к финальной стадии своей операции - убить Аквамена.
- Виктор, прием! - закричал в микрофон коммуникатора Карри, стараясь вызвать Киборга. - Атлантиде нужна помощь! На нас напали!
Связь прорывалась до тех пор, пока вовсе не исчезла, выдав на дисплее угнетающую надпись "нет сигнала" - это означало, что помощи от Лиги Справедливости не будет. Оставался лишь один шанс спасти свое королевство - попросить помощи у Амазонок.
- Гарт! - позвал своего помощника Аквамен. - Ты должен отправится на Темескиру и привести подмогу! Отправляйся прямо сейчас!
- Но я могу помочь, мой господин! Я.. - едва начал Буря, как тут же был прерван наставником.
- Это приказ и твой долг! Иди и спаси королевство. Я буду сдерживать столько, сколько смогу. Поспеши!

- В бой, мои воины! - заревел Артур и ринулся в атаку вместе со своей армией.
Тактически это был глупый ход, но необходимый, чтобы женщины, дети и старики смогли уйти как можно дальше и найти себе убежище, где их не достанет беспощадная длань Дарксайда и его военачальника.
Несколько минут Аквамен безнаказанно сокращал количество парадемонов, пока не появился Калибак, который одним мощным ударом отправил короля Атлантиды прочь из спасительных океанских вод. Карри с грохотом приземлился на соседний остров, оставив после себя солидный кратер. Следом появился и Калибак, надменно ухмыляющийся и уверенный в своей победе.
- Сдавайся, жалкий землянин и я позволю тебе достойно подохнуть на арене! - с издевкой предложил могучий колосс, приготавливая свое оружие к бою.
- Лучше умереть стоя, чем жить на коленях... - прошипел Артур, выплевывая изо рта кровь.
За один прыжок Аквамен сократил расстояние до своего врага и попытался поразить его дерзким выпадом, но наткнулся на боковой удар палицей, которая отправила героя на рандеву с соседней пальмой.
- Ах..., - простонал атлант, -Черт...

+7

5

Броня Апокалипсиса позволяет мне дышать здесь, в этой мерзкой Земной луже, зовущейся водой. Кристально чистая как гладь зеркала, она таит в себе жизнь миллиардов жалких тварей, которые выбрали для своего существования подводные глубины. Трусы. Как они могут называть себя Империей, если укрываются от смертной падали? Я слышал достаточно об Атлантиде, и впервые ступив на их территорию, ожидал сокрушительной мощи, которой достойны немногие живущие во вселенной. Чем Земля так привлекала отца? Пусть он и не говорил об этом вслух, но я уж точно знаю причину. Этот клок грунта с толпами прямоходящего мяса способен раз в столетие породить на свет нечто, что заставляет космическое пространство нервно устремлять свой взор к истоку. Планеты рождались и погибали, саморазрушались и обращались в пыль звёзд, но не Земля. Смерть тяжёлой поступью шагала по поверхности этой планеты, каждый новый раз обрушая на неё новые прелести разрушительной судьбы. И потом, когда истинно сильнейшие существа окончили своё существование, пришёл человек. Не боги принесли сладкие дары Смерти, ни глубины космического пространства вдохнули в жизнь приторного смрада серы, а человек. Теперь я понимал Дарксайда, как никогда раньше.
Их хрупкие кости трещали в моих ладонях как сухие ветки, пусть они другие, пусть отец говорит, что атланты на порядок выше человеческой расы, кровь у них такая же. Наконец, спустя несколько лет пожирания голов рабов, я вновь ощутил всю прелесть бойни. Когда зеркальная гладь окрашивается багровой вуалью, моё тело горит изнутри, и взрываясь гулким воинствующем кличем, я рвусь в бой. Сокрушая одного за другим, ищу взглядом в толпе вопиющего ужасом сброда, хоть единственного, кто способен выстоять перед натиском. Жалкие порождения Апокалипсиса визжат как скотобойня, их предсмертные крики только еще больше подогревают жажду крови. Парадемоны пусть и сильны, но в поединке с атлантами их неистовость быстро меркнет. Как же прекрасен привкус смерти.
- бейте, режьте, обращайте в пыль всё и вся, украсьте стены этой цитадели кровью врага, но Аквамен мой! Слышите, твари, Аквамен мой! – раздавливая в ладони череп солдата, я устремляюсь к высотным палатам, откуда вооруженные пиками воины строем несутся на меня. Вода – их стихия, но, моя – сама смерть. Стальные лезвия пронизывают моих крылатых питомцев, рассекая в клочья, и когда дюжина рыцарей в сияющих златом доспехах устремляются ко мне, я предвкушаю удовольствие. Мясо для Калибака, мясо  во имя Апокалипсиса, во имя отца разрушителя Дарксайда, кровь и рваная плоть. Жалкие пики воинов лишь раззадоривают голод, я рву на куски туши, заставляя их видеть это нарочно. Теперь мне ощутим их страх, гулкой паникой отзывающийся в голосах бегущих прочь жителей. Я бы и дальше продолжал довольствоваться этим багровым пиром, если бы не голос Канто доносившийся из передатчика.
- Калибак, уводи войско из цитадели. Пора. – о да, как бы мне не хотелось отвлекаться именно сейчас, но настало время новой стадии. Воинственным рыком я отзываю войско в тот самый миг, как до моих ушей доносится другой голос, громкий, разрывающий шумное эхо битвы отчётливым «в бой!!!».
- Канто, жди войска у стен города, у меня появилось новое дело… - хрипя сквозь зубы, я вижу его – Короля, теперь, когда его Империя в шаге от неминуемой участи, я мог получить желанную усладу от битвы с истинным чемпионом. Бросаясь вперёд, снося на своём пути солдат, будто соломенные куклы, моя ладонь крепко стиснула рукоять оружия и в момент, когда повелитель глубин не ожидал, тяжёлый удар палицы прогремел как выстрел. Прочь из вод, прочь отсюда, сейчас. Нужно еще немного времени, чтобы Канто смог завершить начатое.
- Говоришь, умереть стоя? – разразившись хохотом, я не перестаю наносить удары. Он силён, и Степной Волк знал это, потому послал на Атлантиду не Лошину или Канто лично, а меня, это было верным решением:
- Мясо!!! – занося булаву над головой, я вкладываю всю свою силу в один удар, чтобы разверзнуть под ногами повелителя глубин земную твердь:
- Хотите умереть, скоро у вас будет такая возможность? – теперь, когда я на суше, можно использовать энергетический поток моего оружия, чтобы подарить противнику новую порцию боли и страдания. Алый луч палицы бьёт в тело атлантийца, покрывая его пламенем, и я ощущаю, как земля содрогается, края водной глади вздымаются волной и сокрушаются о морскую пелену. Атлантида пала.
- Ты слышишь эти звуки, король? Это эхо самой смерти, укрывающей твой дом своим пологом!

[NIC]Kalibak[/NIC]
[STA](*-*)[/STA]
[AVA]http://s4.uploads.ru/t/5BmbA.jpg[/AVA]
[SGN]You Don't Fuck With A GOD[/SGN]

+7

6

Жизнь внешнего мира всегда отличалась своей противоречивостью и двойственностью. Порой казалось, что люди, все до единого, черпали энергию из личного эгоизма и безразличия по отношению друг к другу. Но при всех своих чертях в омутах им не были чужды искренние чувства. Чувства, настолько сильные, что были способны выжечь всю существующую желчь и ненависть. Настолько чистые, что были способны смыть с душ незатянувшиеся рубцы сожалений.
Это вдохновляло. Позволяло помочь им найти дорогу к их собственному «и жили они долго и счастливо», попутно оберегая этих хрупких существ не только от совершаемых ими же ошибок, но и от внешних опасностей, коими суровая реальность одаривала несчастную планету с поразительным постоянством.
19:48
Еще не успевший остыть флэт уайт в картонном стаканчике, любезно оставленный на столе ассистентом, барельеф эпохи раннего Ренессанса и тихая музыка, разлетающаяся гулким эхом из скромного по своим размерам подсобного кабинета по огромным залам музея через лабиринт коридоров, — необычная компания для молодой женщины в субботний вечер, но Диана не торопилась от нее избавиться. Осторожными движениями водя тонкой беличьей кистью по причудливым изгибам лепнины, амазонка с нескрываемым воодушевлением изучила переданную на композиции смерть Орфея. В работах итальянских мастеров Возрождения часто присутствовали древнегреческие мотивы, поэтому предмет искусства не только привлек ее внимание, но и заставил порядком задержаться на работе.
Когда каменный музыкант и его убийцы выглядели так, точно только сошли из-под руки своего создателя, женщина спрятала кисти и мастихины в небольшой тубус и вжалась в спинку кресла, отпивая чудодейственный кофейный напиток.
Темное, но такое бархатное небо полуночно-синего цвета, что проглядывалось из окна ее кабинета, было мирным и спокойным, поэтому в голову темискирской принцессы даже не закрадывались мысли о том, что могло ожидать ее несколькими часами позже.
23:50
Амазонка, экипированная до зубов и в сопровождении своего верного арсенала, пролетала прямо над гладью океана с невероятной скоростью, будто умело пущенная пуля. Пугающие вести из дома застали ее в самый неожиданный момент, поэтому сразу после коротких сборов она незамедлительно отправилась в путь. Поиск родного пепелища не занял у нее много времени.
Ей сразу не понравился замаячивший на горизонте барьер, который веками непреодолимой стеной оберегал остров от чужих взоров. По всему периметру магического купола паутиной расползлись трещины, сквозь которые было видно яркие оранжевые языки пламени. Женские крики разлетались в ночной тишине. 
Сердце Дианы предательски сжалось.
Преодолевая последние мили, максимально увеличив свою скорость, амазонка влетела на территорию Райского острова и едва стерпела сдавивший от ужаса грудь спазм. Все в поле зрения полыхало огнем, здания и храмы были разрушены до основания, на земле же в предсмертной агонии лежали раненные воительницы. Амазонки, что были еще в состоянии стоять на ногах и сражаться, смело, но отдавая свои последние силы, отбивались от армии Парадемонов.
Опоздала, — единственное, о чем подумала Чудо-Женщина, успев приземлиться на побережье и обнажив свой меч.
В нескольких метрах от принцессы воины из армии Дарксайда окружили продолжавшую слабо обороняться от них девушку, загоняя ее к скалам, чтобы у той не осталось возможностей отступления. Прокрутив в руке клинок, Диана бросилась в их сторону и несколькими точными ударами разрубила тварей со спины. Она едва успела подхватить раненную амазонку, опускаясь вместе с ней на песок.
— Эирин, — подбадривающе произнесла Принс, но голос ее дрожал. — Тише, тише, я здесь.
Ладони бегло метнулись к окровавленной по краям прорези в кожаном доспехе на животе, прижимая место ранения, из-за чего девушка сдержанно вскрикнула. Слабо справляясь со сбившимся дыханием, Эирин нашептывала слова, которые Диана никак не могла расслышать. Принцесса наклонилась ниже.
—  Я.. Я не понимаю, — она все еще пыталась уловить суть того, что доносила до нее амазонка, растеряно всматриваясь в испуганные зеленые глаза. — Где моя мать, Эирин? Где Ипполита?
—  Она исчезла, —  на этот раз ее слова прозвучали разборчиво и четко. Это единственное, что успела сказать на тяжелом выдохе девушка, встречаясь лицом к лицу со своей смертью.
Диана с тоской посмотрела на нее, приобнимая тело, в котором совсем недавно теплилась жизнь, после движением пальцев прикрыв ей веки. Женщина встала, со злостью осматривая трупы захватчиков, и коснулась наушника.
— Лига, это Чудо-Женщина, — белый шум послужил ей ответом. Что-то глушило сигнал. — Мне нужна помощь!
Амазонка осознавала, что если общий канал связи недоступен, то скорее всего, остальные будут в таком же состоянии, но инстинктивно она переключилась на другой, персональный.
— Артур, пожалуйста, — бесполезно.
Рядом с ней появился очередной отряд парадемонов и Диана, выставив перед собой щит, двинулась в атаку.

[AVA]http://sd.uploads.ru/t/XAEh3.gif[/AVA]
[STA]die another day[/STA]
[SGN]Никому не позволено сомневаться в добре
Мы за это ноги отрываем
[/SGN]

+5

7

Бель Рив, Луизиана.
Серые стены. Чертовы серые стены везде были одинаковыми. Абсолютно одинаковыми. Потолок. Неестественный свет лам. Герметичные двери.
Генерала Зода раздражало абсолютно всё. Даже то, что в другом случае он счёл бы достоинством. Бель Рив, в ненависти к этому месту бывший криптонский варлорд умудрился превзойти практически все свои ранние достижения. Кроме одного. Лишь Кал-Эла, Супермена, он ненавидел больше.
Иногда вся планета Земля казалась одной огромной тюрьмой. Как же забавляли местные защитники и герои, так трепетно носившиеся со своим крохотным голубым шариком, на котором их угораздило жить. И Кал-Эл, само собой. Каким-то образом он тоже заразился любовью к этому совершенно неродному ему месту, к чужим людям. К слову о людях…
- Зод.
Просто Зод. Даже не Генерал. Только за одно это он имел полное право превратить наглеца в кучку пепла.
Криптонец скрипнул зубами. Воин резко развернулся на каблуках, черный плащ тенью взметнулся за спиной. И всё же стоявшая перед ним женщина не испытывала ни грамма страха. Она смотрела на него с завидным спокойствием сытого удава и долей здравого скептицизма. Нет, она не собиралась недооценивать его, о, эта женщина прекрасно знала, на что был способен стоявший перед ней высокий мужчина, который лишь выглядел как человек. Те, кто недооценивал Генерала Зода, умирали. А она жива. Живее, чем желал бывший криптонский генерал.
Аманда Уоллер прекрасно знала силу криптонца, но так же она знала, что ей не надо его бояться. Не тогда, когда в его голове находится смертельный заряд криптонита. Конечно, она понимала, что Зод вполне может успеть оторвать ей голову до того, как будет нажата заветная кнопка. Но так же она понимала и то, что Генерал Зод слишком рационален, чтобы попросту обменять свою жизнь на её. Он будет ждать другой момент. Момент, в котором он будет четко осознавать свой шанс остаться в живых. Её задачей же было не допустить этот момент.
Зод был в своём роде вершиной того, чего она хотела добиться от её знаменитого Отряда Самоубийц. Оружие массового поражения. Козырная карта. Возможность противостоять Супермену.
Власть над подобным оружием приводила её в восторг, но она никогда не теряла головы. Криптонец был невероятно опасен. Любая ошибка имела катастрофические последствия.
Аманда Уоллер не допускала ошибок.
- У тебя новое задание.
Стоявший перед ней криптонец ощетинился и сложил руки на груди. Он терпеть не мог все эти «задания» пребывая в твердой уверенности, что напрасно тратил своё драгоценное время на ублажение потребностей своей пленительницы.
Уоллер не стала обращать внимание на такие мелочи, она скупым движением прикоснулась к панели. Огромный экран на стене ожил и на несколько секунд воин забыл о своей злости, даже подошёл ближе. На экране был земной город, именуемый Вашингтоном. Его сердце – Белый Дом. В осаде. Сотни тварей размером с человека буквально роились вокруг, то переходя в атаку, то отступая для того, чтобы перегруппироваться. То и дело с земли в тварей летели разнообразные снаряды, иногда достигая своих целей. Но существ потери совершенно не смущали. И вроде как даже не становилось меньше.
- Вот цели. Приблизительно несколько сотен.
Уоллер приблизила изображение, чтобы криптонец мог рассмотреть врага поближе.
- Энтони Миллер уже там, но имеющиеся силы не справляются. Он запросил подкрепление.
Криптонец с нескрываемым неудовольствием посмотрел на свою «начальницу». Энтони Миллер. Рик Флаг. Командир Отряда Самоубийц. Ещё одного оскорбление. Он, Генерал Зод, по факту оказался под командованием человека.
- Отправляешься ты. Немедленно. Инструкции ты получишь на месте.
Уоллер посмотрела на Зода, и в её глазах вспыхнул опасный огонёк, заставлявший вздрогнуть практически любого.
- Их можно убить. Тебе нужно знать что-то ещё?
Криптонский военачальник ещё раз мельком взглянул на экран. Затем развернулся спиной к женщине и направился к выходу.
- Я принесу тебе эту победу.
«Но когда-нибудь это изменится».

Вашингтон D.C.
Паника. Слово, которое лучше всего описывало происходящее. Дороги к Белому Дому превратились одну огромную автомобильную аварию. Люди бежали, прятались, истошно кричали и гибли, орошая кровью асфальт и нападающих.
В ужасе были даже те, кто держал в руках оружия. Когда с неба буквально рухнула черная тень, спокойствия не прибавилось. Ориентируясь на маячок, Генерал Зод приземлился прямо рядом с защитниками Белого Дома. Где-то здесь, среди них, сражался и Рик Флаг. Несколько солдат шарахнулись в стороны, один из них вскрикнул. Криптонец даже не обратил на них внимания. К сожалению, Аманда Уоллер довольно четко проинструктировала его насчет побочного ущерба, разруший и лишних жертв.
В руках воин держал изломанной тело одного из нападавших монстров, которого он прихватил по пути, что только добавило нервозности. Бывший криптонский генерал обращался к своему «командиру».
- Что это такое?
Он кинул к ногам солдата тело.
- И каковы же инструкции?
В голосе Зода отчетливо звучала нотка сарказма.

+5

8

Темискира

Глядя за горизонт, я вижу, как яркое солнце цепляется за небеса, будто понимая, что вслед за ночью придёт хаос, рассыпаясь тяжёлыми цепями по живой земле. Уходя прочь, пылающий круг оставляет свой мир на попечение полуночи, где во тьме, шагая над дремлющими головами масс, идёт моя госпожа. Я несу Её волю в самые далёкие углы этой вселенной, дабы узреть насколько хаотична и изворотлива жизнь. Её тихое слово отзывается гулким эхом в наших телах, звенит в груди, заставляя идти вперёд, чтобы окропить багровым знамена иных вассалов. Веками Её гордая длань указывала нам путь, Её сила, Её мудрость текла сквозь лезвия окровавленных клинков, отзывалась гулким эхом в грохоте тяжких доспехов. Война, я поклялся верой и правдой отдать тебе свою душу, отдать тебе каждую смерть, вырванную мной из тел противника, я исполню твою волю, как собственную, ибо ты – единственный смысл, ради которого существование становится необходимым.
Материнская коробка укажет путь. Я пойду последним. Дать немного раздолья этим крылатым тварям, чтобы подогреть их жажду крови. Полчища, парящих зверей, войско Апокалипсиса, я смотрю на них вспоминая былые годы, когда среди звёзд немногим из нас приходилось биться с могущественными сущностями и обитателями призрачной вселенной. Это время возвращается снова, я чувствую, едва стоит ступить на нетронутые берега земель, принадлежащих женщинам-воительницам. Темискира. Легенда, созданная богами, в тайне оберегавшими своё детище до тех пор, пока правительницы острова не совершили ошибку. Госпожа снова привела меня к местам былой печали, это лишь испытание, испытание призраками прошлого.
- сожгите всё, на что падёт взор… - неспешно шагая вглубь острова воительниц, я уже слышу издалека боевой клич амазонок. Слух нежит лязг трепещущей стали, кузницы дышат пламенем предвкушения и уже галопом конница несётся на всех парах к морю, где мои голодные когорты рвут в клочья свежее мясо. Первая пролитая кровь вызывает у демонов нарастающую эйфорию, и вот, хлопая кожаными крыльями обрамлёнными металлом, воины ищут себе новую цель, пока сотни стрел не настигают их беспечные туши над зарослями. Амазонки истинные воины, их стратегия впечатляет. Женщины, способные дать отпор любому мужу, а неистовство в бою не знает границ. Град стрел скользит у самых висков, кося солдат подобно чуме. Где-то у склонов гор слышны истошные крики чудищ, женщины не берут пленных, и даже перед тысячными ордами захватчиков, амазонки не отступают и на шаг. Безрассудно.
- мне нужна королева… - десятки копий устремляются к мне, но сталкиваясь с пламенным барьером, обращаются в пепел:
- остров омоется кровью, если владычица этих земель откажется показаться. – слышу громогласное «никогда» хватая ладонями их хрупкие тела, ломая кости, обращая некогда воинствующих истребительниц в безжизненные туши, пищу для моих солдат. Амазонкам не ведом страх, но полчищам Апокалипсиса сия эмоция и вовсе чужда. Мой взор улавливает фигуру вдалеке, окружённую десятком женщин облачённых в тяжелые доспехи. Не трудно догадаться, что это за девы. С той неистовостью и грацией присущей смертоносному убийце, с которой их золоченые клинки рассекали десятки демонов, предвкушение битвы нарастало. Стоя у резных колонн пустующего храма, я опустил лезвие боевого топора к земле, глядя как колонна воительниц бросается в атаку…
- глупо, но, это ваш выбор. – ни единого раза, мой голос не взорвался криком над головами противника, ни единого раза, я не поддался искушению превратить триумф моей госпожи в кровавое месиво, именно потому, я пришёл на Темискиру, а не Каллибак или Канто. Но, даже моему терпению приходит предел…
Сражайся они под моим началом, даже Фурии ощутили бы всю мощь истинных амазонок, их всего дюжина, но действия слажены, каждое движение меча разит моих солдат один за другим, окрашивая золотистый песок в нефритовый оттенок. И только лезвие моего топора разбавляет этот холст смерти багровыми тонами.
- Остановись! – я узнаю этот голос из тысячи, воинственной песней скользящий в самую глубь моего сознания, туда, где некогда было сердце…
- королева Ипполита, сколько прошло лет…
- Оставь свою учтивость при себе, Степной Волк. Ты вторгся на земли амазонок, нарушил закон богов, тебе это так просто не сойдёт с рук. – всё такая же неприступная, верная своему народу, своим дочерям, она пойдёт на всё, чтобы защитить их, и она понимает, что ничего не сможет противопоставить мне. В её глазах до сих пор бушует пламя прошлого, такой-же отблеск, как и в моих.
- закон Старых Богов, королева Ипполита. Богов, которые забыли тебя, оставили на произвол. Почему ты не рядом с могучим Зевсом, или хотя бы с тщеславным Аресом? – она не ответит. Слишком горда, чтобы признавать это, в который раз. В особенности из уст завоевателя, ступившего в её дом. Королева пристально смотрит на меня, её уста едва шевелятся, голос вздрагивает, устремляясь вслед за ветром, чтобы с трудом отпустить слова. 
- Дай слово, что не тронешь моих детей… - моя ладонь разжимается, отпуская горло нападавшей женщины, всё еще дышит, но теперь будет вдвойне осторожнее, нападая на меня.
- даю слово… - за спиной Ипполиты слышен шепот генералов, они отговаривают королеву, пытаются убедить, какое наивное упорство и преданность. Женщина неспешно двигается ко мне и вот-вот оказываясь в двух шагах, мать воительниц всматривается в мои глаза, словно пытается узреть в них останки души, которой нет. Когда тонкие запястья женщины увенчаются кандалами, я тихо произнесу «убить их всех»…
- ты обещал!!! – вырываясь из стальной хватки моих ладоней, Ипполита получит тяжёлый удар лишаясь сознания:
- я соврал. Сожгите остров и ожидайте избранную дочь королевы. И… оставьте послание… - на стенах храма, переполненного мёртвыми телами амазонок, мои солдаты нарисуют кровью символы, чтобы девчонка знала…

offtop

молния, трезубец, летучая мышь, S - зачёркнутые

Вашингтон D.C.

Флаг сучил всё на чём стоял свет, или его отдалённое подобие, ведь то, что еще утром напоминало небесный свод, сейчас выглядело как живое кодло жутких, ревущих, безжалостных пчёл… с мечами и ружьями. Под командованием Энтони было около двух десятков опытных бойцов спецназа, видавших на своём веку немало ситуаций насильно вытащенных из анального отверстия. Но то, что происходило над Белым Домом не входило не в какие сравнения с прошлыми передрягами. Рик старался не упускать контроля над периметром, то и дело, отдавая новые приказы гренадёру, и что уж говорить, когда к его ногам упало тело парадемона брошенное из ладоней одного из самых опасных существ на Земле. Благо, этот воинствующий ублюдок был на нужной стороне. Во всяком случае пока.
- твоя бабушка, генерал. – выпалил командир продолжая вести прицельный огонь, только и успевая менять обойму. Острый на язык Флаг понимал, какое неописуемое удовольствие насмехаться над смертным мусором сейчас доставляет военачальнику с Криптона, а потому, лишь напомнил генералу, что война на Земле существует в такой же концентрации, как и в любом другом уголке вселенной:
- большие, быстрые, сильные и чертовски голодные. И что главное, их становится всё больше. Нужно чтобы ты вычистил небо и дал возможность прибыть вертушкам с подкреплением. Мы должны устаканить ситуацию до того, как лига гейских штанишек пришлёт сюда кого-то из своих. Чёрт, этих мразей всё больше и больше…
- Флаг, жуки пробили оборону, здесь какая-то огромная хрень… постойте… нет, это же…
- парни, связь с отрядом Браво потеряна, вероятность того что они выжили – нулевая. Генерал, небо ждёт… вперёд. – чтобы не направлялось к Белому Дому, на пути оно в считанные секунды уничтожило четыре боевых группы тяжело экипированных бойцов, способных разнести в пух и прах маленькую страну.

[NIC]Steppenwolf[/NIC]
[AVA]http://s6.uploads.ru/t/8bJ7Q.jpg[/AVA]
[SGN]You All Will Suffer[/SGN]

+3

9

- В моём роду не было…
Криптонский генерал споткнулся посередине предложения и недовольно фыркнул. Конечно, земные шуточки.
Энтони Миллер, более известный как Рик Флаг, хоть и был человеком, всё же умудрялся при этом каким-то образом оставаться воином. Жители этого крупного города, визжащие, убегавшие в ужасе, отдавшие во власть панике и всеми доступными способами демонстрировавшие свою ничтожность, вызывали у Генерала Зода только презрение. Рик Флаг и его люди же сражались. При тотальном численном перевесе противника, используя примитивное земное оружие. Нет, никакой симпатии у Зода не вызывало. Просто небольшой интерес. Как говорится, «вас бы я убил последними».
Генерал Зод снова посмотрел на поверженную им тварь. Он никогда не видел ничего подобного. Скорее всего, создание было неземного происхождения, и уж точно не криптонского. И без сомнения, рожденное с одной целью – убивать. Ну и кому на этот раз люди наступили на хвост?
С недовольным выражением лица криптонец поправил передатчик на ухе. Ему нужна будет связь с землей, с его «командиром». Опасно усмехнувшись, воин чуть присел и взмыл вертикально вверх. Как ему было сказано? Небо ждёт.
Первая же тварь не пережила встречи с тяжелым бронированным кулаком, вторая последовала за ней. Тройку буквально разрезало пополам термальным лучом. И всё это буквально за десять секунд. Не такие уж сильные и быстрые. За минуту уже около двадцати монстров упало на землю бездыханными. Мощным пинком Зод отправил вниз двадцать первого. С металлическим звоном по его боку прошлась череда винтовочных пуль. Криптонец с недовольством глянул вниз, прямо в глаза стремительно бледнеющему солдату. Людишки. Двадцать вторая тварь сама смерчем налетела за неожиданного противника, за что была буквально разорвана пополам.
- Есть информация о точке их появления? Мне не настолько весело, чтобы заниматься этим весь день.
На самом деле работа была почти скучной. Тридцать. Для криптонца летающие монстры были никчемными противниками, и Зод отчаянно желал быстрее разобраться с этим жалким поручением. Тридцать шесть. Стремительный рывок. Сорок три.
- Запрашиваю обновление статуса. – Зод поморщился и проворчал. – Или как там у вас людей принято говорить?
Пятьдесят. Кажется, их всё же стало немного меньше. Сколько же будет достаточно, чтобы прилетели эти самые вертолеты?

+3

10

http://s6.uploads.ru/t/wBMV9.jpg
Кровавая Мэри

http://sg.uploads.ru/t/DdYty.jpg
Безумная Гарриет

http://s6.uploads.ru/t/J3KxE.jpg
Стомпа

http://s2.uploads.ru/t/e8nuY.jpg
Гильотина

Годы пустоты и неизбежной тоски глядя на то, как твои верные марионетки в пух и прах разделывают бездарное мясо. Конечно, даже у столь сбитого сожаления есть свои прелести. Этот мужчина завоевал моё сердце, он вырвал его, и сжал в своей могущественной ладони, превратив в мусор, он – мой бог, моя услада, мой повелитель. Ради него я выверну любой мир наизнанку, обращу войной, поставлю на колени и заставлю произносить имя. Дарксайд. Как долго я выжидала услышать тяжёлую поступь в тёмных коридорах, как я жаждала ощутить ужас, пробирающийся под кожу, когда мой бог позовёт меня, и направит убивать ради него. Безумным экстазом растекается адреналин по жилам, когда сталь заряженной материи обвивает мои запястья, я предвкушаю битву. Возможно, она станет последней для меня, но умирая, предсмертным смехом я отдам душу во имя Дарксайда, издыхая среди полчищ убитых мной врагов. Всё ради тебя, мой повелитель. За Дарксайда.   
Как сладок воздух пропитанный смертью. Он скользит по моей коже, очищая рассудок от бесполезных речей советника, от пустой болтовни генералов и бахвальства Калибака, есть лишь жажда питаемая предвкушением сражения. Мне не нужны их благословения и высокие речи перед рабами, годами я проливала кровь мужчин, заставляя рыдать от боли как мерзкий скот. Все эта дармовая лесть среди живущих в стенах, облизывающих сапоги бога. Они станут петь хвалебные оды, пресмыкаясь у трона, разбивая лбы о пол, лишь бы только отсрочить роковой вердикт. Жизнь на Апокалипсисе – вечная борьба, если ты не способен выстоять удар, твой удел погребные ямы и вечное забвение. Быть рабом, или быть червём, вот такой лёгкий выбор. Но, однажды каждый из нас переступает черту, переступила и я, когда узрела в пустом взгляде, смерти во плоти, никчемность собственного существования, без мужчины, которому принадлежит этот взгляд. В сполохах пламени под планетой, когда расщелины извергают тёмную энергию из недр, мой бог стоит у самого края пропасти. На его каменном облике я вижу улыбку. И более, не нужно слов, чтобы понять – Апокалипсис содрогнётся, и чёрные облака над головой разверзнутся алыми молниями, омывая кости мёртвых тел пустыни кислотными дождями.
- Фурии. Бог жаждет крови. – пока Бернадет захлёбывается желчью, я готовлюсь к войне собирая женщин, чья мрачная слава утопит в крови любую существующую цивилизацию. В них нет страха, нет сожаления, нет проблесков сострадания, они были рождены, чтобы убивать, обращая противника в бегство, и сегодня, я дам им такую возможность. Будет не легко завоевать авторитет Безумной Гарриет и Стомпы, но, меня никогда не останавливали сложности. А все эти нежности, коими пропитана лживая сущность Бернадет, это непозволительная слабость. Она знает это, и знает, что знаю я. Она боится. Она молчит. Она отступит. Или пожалеет о своём существовании.
- Что это за место, Лашина? – Кровавая Мэри гораздо моложе и не столь опытна во владении оружием, но её способности в купе с жестокостью изрядно компенсируют сей фактор. Когда бум-труба переместит нас в центр проклятого города, девица высосет жизнь из первого попавшегося прохожего, обращая тело  в прах.
- Готэм. Здесь обитает человек-мышь. – я ожидала подобной реакции, услышав, как скрипят скулы Гарриет, и на моих губах скользит нескрываемая улыбка:
- хочешь его крови, Гарриет? – не оборачиваясь, мне не нужно особого дара, чтобы понять. Тихий треск её стальных когтей заставляет тишину вздрогнуть, теперь, когда они все знают, зачем мы здесь, настало время убивать.
Глубокая ночь позволяет мне с лёгкостью установить антенну, чтобы усилить  сигнал бум-труб. Еще несколько минут, и сквозь пространственный разрыв хлынет орда парадемонов. Их задача обратить город в хаос, наполнить ужасом, паникой, наша – убить мышь. Даже под покровом ночи этот город всё еще живёт и дышит, а в тенях скрываются крысы, которых не составляет труда схватить. Мне нужна приманка.
- Мэри, ты останешься со мной, Гарриет, Стомпа, Гильотина. приведите мясо. Устроим пир для нашего крылатого мстителя, заставим его выйти на свет. – уже через несколько минут женщины поймают дюжину жителей, по кровавым следам на когтях Безумной Гарриет я понимаю, что охота уже началась, но, этих людей я убивать не стану. Пока.
- Лашина. Кажется, мы скоро будем звёздами. – указывая на скрывающихся за углом журналистов, Кровавая Мэри готова в который раз утолить свою жажду, но, я останавливаю её.
- Постой. Это сыграет на руку. Эй, девчонка. – белокурая сучка слышит меня, я ощущаю как дрожат её поджилки, но она ступает вперёд. В этой девчонке больше смелости, чем в ком либо ином, это чувствуется во взгляде.
- Тебе нужны зрелища, не так ли? Гарриет, не могла бы ты… - не успев договорить, слышно как рвётся человеческая плоть, тая в предсмертном хрипе, другие заложники начинают вопить, но, недолго, Гильотина умница, она способна успокоить любую визжащую свинью. Мужчина дрожащими руками держит камеру, и мне кажется, будь его желание, он бежал бы прочь, если бы не его белокурая спутница.
- Готэм, мы – Фурии, вестники Апокалипсиса, и мы пришли сюда за одним человеком. Отдайте нам Мышь, и будете жить, если же нет… Смерть соберёт свою жатву. – уже через час нас попытаются взять в кольцо солдаты, но, против мощи Стомпы и безжалостности Гарриет, эти люди были есть и будут обычным мясом.
- Время идёт, Готэм…

Вашингтон D.C.

Земля содрогается от гулких ударов, будто целая дивизия тяжёлой техники несётся на всех парах к центру города. Именно туда, где остатки былого отряда под командованием Флага, всё еще держат оборону. Облако пыли накрывает ближайший район, а здания падают как карточные домики.
http://sf.uploads.ru/t/2tWIq.jpg
- Зод. Скажи что это был ты… - хрипло басит в динамик коммуникатора командир, всматриваясь сквозь оптику в стремительно приближающуюся завесу. Гул нарастает и от тяжёлых ударов оземь стекла ближайших витрин разлетаются в дребезги. Полное отсутствие обзора ничуть не смущает Рика, что бы не было за пылью, оно уже близко, и оно не останавливается.
- Пулеметчик. На шесть часов. Снайперы, удерживать позиции, прикрывайте криптонца.
- но он же как сраный танк…
- я сказал прикрывать криптонца, солдат. Когда мне понадобится совет, я вычитаю его в википедии, ясно?
- так точно сэр… - напряжение растёт, и едва тяжёлые глотки крупнокалиберных пулемётов застрекочут в пустоту, чудовищный хрип разразит воздух, заставляя солдат вспомнить вслух бога…
- вы обречены… - швыряя подъёмный кран как картонную конструкцию, из облака пыли вырывается зверь, которого знают, которого помнят, но стараются забыть…
- Зод!!! На землю! Быстро! – не успел Флаг скомандовать, как тяжёлая фигура твари взмывает к небесам подхватывая широкой ладонью криптонца, и уже доли секунды, существо впечатывает своего противника в землю, разрушая всё в округе.
- ты обречён! – каждый удар в лицо генерала лежащего на земле звучит как выстрел эсминца, и монстр не останавливается продолжая вбивать криптонца в созданный их телами кратер.

[NIC]Lashina[/NIC]
[AVA]http://s7.uploads.ru/t/qC1Hr.jpg[/AVA]
[SGN]You All Will Suffer[/SGN]

+4

11

[SGN]

And when the world it starts to burn
At the point of no return
Keep a hold of
Your conviction
Tear out the affliction
And before the world turns black

Stand up and take it back!!!

http://s8.uploads.ru/t/w89Wm.jpg

[/SGN][AVA]http://se.uploads.ru/t/jO0Mo.png[/AVA]
[STA]Soldier of Fortune[/STA]
Время идёт, идёт неумолимо и безжалостно. Его нельзя остановить, нельзя заставить отступить, никакие слезные мольбы и отчаянные просьбы не остановят его хода. Оно изменяет мир, постепенно, но всепоглощающе, ни одного исключения, никакого посолабления. И если не хочешь отстать, а после и погибнуть, затонув в затхлых водах устаревшего — изменяйся сама.
В памяти Стефани оставались те моменты, когда ей хватало лишь кое-как махать кулаками, чтобы считаться борцом с преступностью, пусть даже и в собственных глазах, затуманенных открывающимися перспективами и невероятной самоуверенностью. Что же, предшественники 2016 года с легкостью помогли избавиться от пелены, болезненно, но действенно. Требования нынешней действительности более критичные, планка гораздо выше, чем в далеком 2007. Теперь мало уметь просто драться, мало даже владеть боевыми искусствами и оружием в совершенстве.
Миром правит информация. Баталии, где меч и щит меняются на клавиатуру и мышку становятся всё более «популярными». Один заброшенный вирус или парочка волшебных кодов теперь могут быть более действенными, чем засланный казачок. И, к сожалению, в этом плане Бэтгёрл чувствует себя отголоском прошлого века — она предпочитает хороший мордобой просиживанию штанов у компьютера. Почти. Против хорошей игрушки или интернет-сёрфинга она, как и большая часть современной молодёжи, не имеет ничего.
Венди Харрис была очень удивлена, когда Стефани попросила научить её паре «классных штучек». Вглядываясь в мониторы замыленным взглядом и честно пытаясь вникнуть в то, что сейчас они делают, Браун тоже была очень удивлена, что напросилась на курсы начинающего Оракула. Абсолютно не её стихия. Лишь осознание, что лучше сейчас, чем потом, когда  над ней будет висеть дамоклов меч острой необходимости, но не будет времени, помогало оставаться на плаву этой реальности, а не погружаться с головой в океан скуки. Наверное, это был один из тех редких случаев, когда Стефани действительно была серьёзной и позволяла себе лишь одно развлечение — поправлять очки, постоянно (нарочно?) сползающие кончик носа.
Часы (или минуты?) тянулись бесконечно долго, однообразно, уныло. Практически ничего не менялось, кроме изображений на мониторе. Девушка будто бы вернулась в бытие школьницы — сидеть и ждать, пока не прозвенит долгожданный звонок. Только его не будет. Лишь коды, единички, нолики, прочее веселье. Или же?.. Всего лишь миг разделяет жизнь на «до» и «после», всего лишь миг отделяет от нового приключения или катастрофы. Картинки на мониторе сменились быстро и резко, показывая на неожиданное вторжение в Готэм. Стефани словно бы очнулась ото сна, голубые глаза засияли, а на губах появилась улыбка. Действия команды Бэтгёрл всегда были слаженными, сейчас не было исключением: Стефани переодевалась, Венди искала подробности. Бэтгёрл била, Прокси говорила, куда бить.
— Стеф... — блондинка не останавливалась, хоть и услышала в голосе Харрис то, что ей не понравилось — сомнение. — Это не наша битва. Взгляни.
Бэтгёрл иронично хмыкнула, застёгивая пояс. Сколько раз она это слышала? Много. Сколько раз в итоге слушалась? Немного. Так и сейчас. И снова переводит взгляд на порядком надоевшие экраны. Невольно из груди вырвалось растерянное «ха». Кровь. Разрушения. Смерть. Сатана явно любит Готэм — раз за разом жаждет развернуть филиал Ада на Земле именно в нём. Крики. Боль. Отчаяние. Девушка застыла в оцепенении. Ей действительно стало страшно. Блондинка закрывает глаза, делает глубокий вдох и выдох. И... Подходит к стенду с бэтарангами, начиная активно экипировываться дальше.
— Браун, ты серьёзно? Стефани!
Настал час поиграть в самую увлекательную на свете игру: угадай, сколько людей дадут или дали бы ей отворот-поворот.
Все. Абсолютно все, Браун это знала настолько же точно, насколько и то, что два плюс два - четыре. И где-то в глубине души она понимала, что собирается ввязаться в то, из чего потом не вывяжется. Ей действительно было страшно. Только вот не за себя — за других. В первую очередь за маму, как бы это не было эгоистично. Но это не значит, впрочем, что её ничуть не волновали другие жители Готэма.
— Всё в порядке, — Бэтгёрл улыбается, пытаясь успокоить не то Прокси, не то саму себя, — Это наш шанс. Сделать то, что не успели, не смогли. Исправить. Помочь. Спасти, пока не стало поздно. К тому же... Им нужна Мышь, разве нет?
— Но не ты! Пойми же, это не игрушки! Ты понимаешь, что если с тобой что-то случится, то будут спрашивать с меня? — бесит. Всегда бесило. Почему так сложно поверить? Просто поверить. Очки снова съехали. Почему-то появилось жгучее желание просто кинуть их со всей силы в стену, увидеть, как они разбиваются и почувствовать удовлетворение. Глупое желание, к счастью, его легко проигнорировать, легко сменить очки на маску.
— Именно. Пойми, что.. мне это нужно. — не произнесла, но было красноречиво подразумевалось. Стефани уже набирала бомбы — дымовые, световые, шумовые и просто разносящие все в пух и прах. Она всё равно пойдёт. С этим можно лишь смериться, ничто не способно удержать Стефани Браун взаперти, если она того не хочет сама.
— Катись к чёрту, Стеф, — на экране появились жизненные показатели Бэтгёрл. Блондинка усмехнулась.
«На всех парах, Прокси, на всех парах.»
Лучшее, на что способен Готэм — умирать и убивать. Наверное, если бы он мог испытывать эмоции, то был бы сейчас счастлив. Подобно росянке, он манит своей агонией ту, что всем сердцем жаждет помочь, чтобы с легкостью уничтожить. Смешно, но Стефани об этом знает. Всё совершенно осознанно, все по обоюдному согласию. Что уж поделать, если чужие жизни ценнее собственной? Человечество превыше всего. Так было, есть и будет, да? Удивительно, но в некоторой степени Браун чувствовала предвкушение и азарт. И лишь совсем немного волнения, отдающегося стуком сердца в ушах. Ей не нужны была навигация Венди, Бэтгёрл прекрасно видела куда лететь. Прямо в пекло.
Кто мастер неожиданных и эффектных появлений? Стефани мастер неожиданных и эффектных появлений.
— Знаете, когда я гуглила всадников Апокалипсиса, мне другие картинки выдавало. Как минимум, у вас нет коней, — итак, время поиграть в другую игру «сколько жаждут прибить либо сейчас, либо после того, как все произойдёт». Но не провоцировать, осознанно, нагло, самоуверенно, Браун не могла. — Вы же тут, кажется, мышь заказывали? Готэмский сервис по доставке мышей к вашим услугам, вот она я.
Становясь в боевую позу и доставая бэтаранги, девушка улыбалась.

+3

12

Восемьдесят четыре. Ещё двое монстров отправилось прямиком к земле. Зод проследил взглядом за падением их мертвых тел, и лишь затем обернулся. Противник ещё не появился в зоне видимости, но наносимые им разрушение вызывали неподдельное восхищение. Кем бы он ни был, силы у него было не занимать.
«Зод. Скажи что это был ты…» - Прохрипел коммуникатор.
- Нет.
Хотя нужно признать, Генерал Зод хотел бы, чтобы ответом было «Да». Чтобы это он сейчас шел напролом к Белому Дому, снося всё на своём пути. В чем-то он даже завидовал неизвестному существу.
Разорвав пополам ещё одного летающего монстра, криптонец оборачивается, всматривается, до его ушей доносится полный ненависти хрип, больше похожий на рёв. Лицо военачальника искажает гримаса ненависти, он мигом теряет интерес к летающим тварям. Тепловой луч рассекает летящий кран, обломки конструкции падают на безопасном расстоянии. Зод рыщет взглядом по облакам пыли в поисках врага, но тот находит его раньше.
Огромный монстр взмывает вверх и словно в тисках сжимает тело криптонца, они оба падают вниз. Под двумя врагами раскалывается асфальт и в стороны летят куски покрытия, автомобили и тела погибших. Первый удар приходится в лицо, за ним ещё один. Будь на месте Зода человек, от него бы не осталось даже хваленого мокрого места, но криптонец стойко выносит серию ударов и в какой-то момент стремительным движением левой руки перехватывает очередной удар Думсдея. Доли секунд Зод смотрит в безумные глаза своего врага, а затем мощным ударом справа отправляет огромную серую тушу в полет. Коммуникатор накрылся ещё с первого удара, но едва криптонец оказывается на краю кратера, он кричит громовым голосом, перекрывая шум боя.
- Хотите жить – убирайтесь прямо сейчас!
Конечно же смерть Рика Флага и его солдат не опечалила бы Генерала Зода, скорее наоборот, он был бы не против увидеть своего «командира» в списке потерь и наконец-то избавиться от землянина. Но не сейчас. Сейчас ему нужна была Аманда Уоллер, а настырную женщину, очевидно, опечалит смерть командира её любимого отряда. Поэтому было бы крайне неплохо, если Рик Флаг незамедлительно скомандует отступление.
Тело Думсдея ещё не приземлилось, когда Зод буквально сбил его в воздухе, оттаскивая в противоположенную от Белого Дома сторону. Их приземление стало ещё одной катастрофой для города, целый кусок широкого шоссе превратился в глубокий ров. Криптонец мгновенно отцепился от противника, отлетел метров на десять в сторону и, разогнавшись, нанёс ещё один удар.
Оставались вопросы – что здесь делает Думсдей? Почему сейчас? Как он связан с летающими тварями? Но искать на них ответы Зод не стремился, его разум целиком и полностью поглотила ненависть к старому врагу. Всё, чего он желал – увидеть смерть Думсдея.

Отредактировано Dru-Zod II (2017-11-09 15:53:28)

+3

13

Готэм

Разве вы не слышите их? Десятки, сотни голосов, визжащих как свиньи, как же это прекрасно лицезреть, перекатывающееся триолями безумие и чистейший хаос. Разве не слышите? Ах, конечно же, не слышите. Мои маленькие демоны лишь мои, лишь в моём чертыхающемся сознании они кружат в неистово завораживающем вальсе, лишь в моём рассудке, среди сломанных стен и разбитых окон можно воочию узреть чужие страхи. Слушать их скрежет по стенкам разума это удовольствие, которому я уступаю каждый раз, стоит только ступить за грань. Тише, не кричи так, милая, твоё тело сейчас не перенесёт большего, чем ты желала сама, о да, ты боишься, боишься этих мужчин, их грубости, неистовства, твоя одежда скопом лежит на полу, украшенная алыми серпантинами, тише, ох, так да, пусть он прикроет твой визгливый рот ладонью. Или ты, посмотри как прекрасен вид этого беспутного города, толкающего знойными ветрами в спину, как же сладостно вопит в тебе отчаяние, но твоя мизерность настолько туга, что сковывает связки, не даёт сделать шаг, ну же, перестань сладкий, сделай шаг… умница. Ты еще жив? Какая же прелесть вкушать твои стенания, тебе себя так жалко, но, перестань же, уйми этот скулёж, ты умрёшь детка. Неизбежность столь чарующа своими прелестями, в особенности, когда так дивно утоляет мою жажду. Я никогда не догадывалась, что на Земле существует место столь тёмное, способное своей тьмой в обилии соперничать с ямами Апокалипсиса. Это…
- Прекрасно… Мне здесь нравится, задержимся? – я с упованием гляжу на хмурые физиономии фурий, они столь замкнуты и зациклены на своих богах, что не способны разглядеть истинного удовольствия. Мне не нужно быть чье-то рабой, чтобы ощутить сласть блаженства, скользящего по коже жаркими струями, да так, чтобы касаясь кончиков пальцев, взмыть сокрушающими фонтами ввысь, омывая рассудок. Вы не слышите этого, потому что вы – пища, моя личная прихоть в торжестве над смертью.
- Они такие… манящие, сколько же тьмы за этими стенами, ты даже не представляешь, Лашина, это опьяняет. – я получила эти силы как проклятье, как вечное клеймо, испытывать постоянный голод, ходить по краю безумия, аккуратно балансируя. Но, разве стала я сдерживать напряжение, чтобы быть частью тех, кто испытывает страх? Я хотела быть той, что питается страхом, вкушать плоды ужаса. Сорваться с черты, чтобы отдать своё тело чудовищу из чудовищ, чтобы поглотить его, насытив вены выжигающим сознание адреналином. Я существую, питаясь чужими страхами, высасывая жизни из смертных тел, и сейчас, кажется, пришло  время полакомиться…
Неспешно ступая, по грязному асфальту я слышу их, мерзкий скот, жалких тварей, их внутренние крики тешат мой голод, так происходит до тех пор, пока мой рассудок не ощутит новое угощение…
- Надо же, как любопытно… - процедить сквозь ухмылку, глядя на девушку в пурпурном, такая-же маска, тот-же символ что и у человека едва не уничтожившего Апокалипсис , но, под плотной тканью совершенно иное создание, другая душа, такая сладкая, такая ранимая, а сколько страхов…
- Готэм прислал ребёнка в маскарадном костюме?
- Лашина, не торопись… - моя ладонь осторожно ложится на плечо генерала, прежде чем она начнёт свою гневную тираду. Просто обязана взять тонкую нить судьбы в свои руки, неспешно наматывая на пальцы, оборвать её я всегда успею, а пока… взгляну глубже. 
- Девочка не лжёт  – медленно ступая вперёд, обходя фурий, я поправляю края багрового капюшона, чтобы юная защитница смогла узреть мой пустой взгляд: - но мы ожидали мышь, а не мышку, которая так желает доказать всему миру свою значимость. Верно, Стэфани? А сколько у тебя имён, милая, как мне называть тебя? Спойлер? Бэтгёрл? Ах нет, Бэтгёрл ведь уже занято твоей рыжей подружкой, точно… какая же я дура. – я разгуливала по страницам её рассудка, такого светлого, такого необыкновенного, когда невинность была растерзана тьмой, породив на свет очередного ребёнка, сжимающего в ладонях край плаща своего неугодного наставника.
- Ошибка? Так они тебя называют, да? – стоя в нескольких шагах от блондинки, я улыбаюсь, глядя в её искрящиеся страхом глаза. Она боится за людей, которые в отличие от неё самой, смогут противопоставить хоть что-то, какая детская наивность пропитанная иронией.
- Видишь ли, Стэфани, мои сёстры немного не понимают твоих шуток и придя сюда, ты доказала лишь свою слабость, свой страх, мне даже не нужно прикасаться к твоему сознанию, чтобы понять это. Ц-ц-ц-ц, очень плохая девочка, так хотела быть любимой для одного папочки, а потом для другого, а что в итоге? Гарриет… - убирая наигранную гримасу, я оборачиваюсь через плечо к фуриям.
- кончай с заложниками, Бэтмен не придёт, он мёртв. – мне не нужно просить дважды, и мгновение, за моей спиной слышны истошные крики, которые тут же тухнут в тишине, отзываясь едва слышным скрежетом когтей и треском человеческой кожи.
- Ты уверена в этом?
- Разве я когда-нибудь подводила тебя, Лашина? Если здесь больше нет ничего, что могло позабавить, я могу выпить девчонку?
- Узнай, кто нам может быть полезен, и избавься.
- С превеликим удовольствием… - тихо шипя сквозь зубы, мой взгляд вновь устремляется на девушку, теперь, её жизнь принадлежит мне, так же, как эта гниющая планета Дарксайду…
- Будет не больно… хотя, я не даю гарантий…

Вашингтон D.C.

http://sf.uploads.ru/t/2tWIq.jpg
Под ногами криптонца земля содрогается в тот самый момент, когда его чудовищный удар подобно пушечному выстрелу превращает Думсдэя в ядро, пробивающее бетонные стены домов, превращая монолитные конструкции в замки из песка. Связь с командованием утрачена, и что командир взвода пытается докричаться до криптонца бесполезно. Флаг оставляет отряд со строгим приказом продолжать вести огонь по воздушным целям, которых стало вдвое больше. Радиосигнал был получен из штаба внезапно, и теперь Рик знал, что вертолетов не будет, все они сбиты, все до единого, а лётная эскадрилья штурмовиков уничтожена. Белый Дом отрезан от внешнего мира по всем фронтам, члены Лиги Справедливости атакованы, каждый из них, а тактическая группа Икс ведёт ожесточённый бой в Метрополисе. Из отряда в живых остались только Убийца Крок, Дэдшот и Катана, но что бы там не было, оно заставляет матёрых бойцов дрожать от страха. Флаг несётся на всех парах, пытаясь как можно скорее преодолевать расстояние, минуя препятствия, на его пересохших от пыли и накатывающего жара крутится всего одна фраза… он должен сказать Зоду, обязан. Стоит генералу замедлиться в ожидании, как под землей слышится треск тектонических плит… это не землетрясение…
- Зод!!! Думсдэй…… - фраза мужчины застрянет в сдавленном горле, когда из-под тверди асфальта, вырвется еще одно чудовище, сжимая хрупкое человеческое тело в своей огромной ладони, превращая тело в мерзкий кусок мыса с торчащими наружу костями… Отбросив мертвеца прочь, глаза генерала увидят не одну а дюжину медленно шагающих из облака пыли монстров, из оскаленных пастей которых слышно лишь одно:
- ты обречён, криптонец… - в тот самый момент, забытый противник схватит военачальника за горло, и снова тяжёлыми ударами лицо криптонца превращает асфальт в груды мусора. Пришелец бил со всем неистовством, заливаясь ужасающим подобием смеха. Каждый след оставленный лучом на теле зверя, был не страшнее царапины… Думсдэй изменился…

offtop

фраза Рика Флага была "Думсдэй не один, их армия."

[NIC]Bloody Mary[/NIC]
[AVA]http://s6.uploads.ru/t/wBMV9.jpg[/AVA]
[SGN]You All Will Suffer[/SGN]

+5

14

В воздухе витает страх, пронизывает до костей и будоражит сознание. Не надо быть гением, чтобы понять – город готовится. Барбара чувствовала, что что-то не так, где-то внутри дрожала струна, выдавая её беспокойство. Она то и дело подходила к круглому ветровому окну Часовой Башни, глядя на замершие улицы. На удивление, сегодня не слышались выстрелы и вой сирен. Ей это не нравилось. Это нарушало обычное течение времени, настораживало. Хотелось, схватит коммуникатор, и вызвать всех сюда, но какое основание? Что она скажет людям, которых оторвала от долгожданного отдыха? Нет, свои опасения и паранойю оставь при себе. «Ты все больше превращаешься в Бэтмена, Барб, ну или в Тодда, если безумие приведет тебя к оружию!» - качает головой, отходя назад, в полутени помещения.
Центральную часть освещают многочисленные мониторы, тихий гул процессоров успокаивает, будто это не машины, а коты, убаюкивающе-урчащие под столом. В последнее время здесь ей думалось куда как легче, нежели в своей небольшой квартирке, да и уверенность в полной защищенности дарила определенные ощущения. Как бы то ни было, сегодня, даже здесь в душу рыжей залезла чертовая неуверенность, неприятное, вибрирующее, тревожное чувство, вынуждавшее бросать дела, и вновь и вновь подходит к окну.
В этот раз решено было прогуляться до кофе-машины. Гордон не думала, что терпкий и ароматный напиток как-то исправит ситуацию, но это временно отвлечет от нагнетания апатичных, неприятных мыслей. И, когда горячая жидкость мерно полилась в кружку, раздался знакомый сигнал, заставивший вздрогнуть и напрячься. Барбара быстро метнулась к креслу, пробивая природу оповещения. На секунду помещение наполняет тишина, в которой отчетливо слышится клацанье клавиш и щёлканье мышки. А потом женщина судорожно вздыхает, резко откинувшись назад. На экране появляется лицо, грубый женский голос сообщает о своих намерениях и выдвигает требования. В кои-то веки рыжеволосая верит, что перед ней не просто психи. Программа производит захват лиц, ведет поиски по обширной базе данных, сформированной за годы кропотливой работы, и лишь в папках Бэтмена она находит ответы, которые бы не хотела находить. Иногда лучше жить в неведении. Не сказать, что информация поразила Барб или выбила из колеи, но, почему-то, она прекрасно поняла, к чему все идет, словно камень с плеч, будто весь вечер только и ждала этого сообщения.
Коммуникатор тихо пискнул, раздались длинные гудки и резко оборвались, каждый вызов обрывался, словно его кто-то блокировал или возникали помехи в сети. Она не смогла ни с кем связаться, но знала, что они увидят репортаж, так что, все будут в сборе. Как там говорил Альфред? У города теперь есть они? Четыре человека, которые пытаются заменить одного. 

Волнение поднялось резко, волной, захлестывая улицы. Кто мог – бежал подальше от инопланетных захватчиц, что показали всю свою жестокость и неумолимость. Барбара кружила вокруг квартала, соображая, как же ей поступить. Она прекрасно понимала, что в открытом противостоянии не устоит, она точно не Брюс Уэйн, ей это не по зубам. Здраво оценивать вещи – вот чему она научилась и, когда Гордон была готова совершить отвлекающий маневр, с целью увести или, хотя бы, оттянуть внимание напавших, дать время остальным, чтобы они подтянулись, смогли освободить заложников и после – помогли ей. И, когда, наконец-то, пришло время решительных действий, просто из неоткуда, – в самом прямом смысле, в виду внезапных помех, коммуникаторы и большая часть оборудования, работающего через Интренет, замолчали, так что рыжая не ведала о планах и появлении своей напарницы, - перед Фуриями появилась Стефани Браун, собственной персоной. Звонкий, чуть дрожащий голос, резонирующий от стен, ударил по ушам, заставив на секунду замереть. Карты были попутаны, планы сорваны.
Барб лихорадочно соображает, как ей быть дальше. Надо было спасти мирных жителей, но бросать Бэтгерл против этих диких, жестоких воительниц было бы проявлением глупости. «Твою мать!»
Выругавшись, она быстро начала продвигаться в сторону горожан, оставшихся под присмотром бабищи с когтями. Опасный противник,  это было видно, это чувствовалось. Во всех женщинах она видела необузданную ярость и желание убивать, словно это смысл их существования. С каким наслаждением проводилась первая казнь, вопрос времени, когда кто-то из них сорвется.
Крыши были отличным укрытием, она относилась на относительно-безопасном расстоянии от соперниц и могла быстро его сократить, если бы пожелала, но, пока она пробиралась вперед, к тому углу, под которым схоронились заложники и их мрачный палач, красноволосая дала отмашку на казнь, жестокую и кровавую. Рыжая только закусила губу, поспешно отвернувшись и чувствуя свою полную беспомощность и накатывающий ком ярости. Что ж, пора бы встретится с ними лицом к лицу.
Выстрелив крюком в стену многоэтажки, она плавно спланировала вниз, приземлившись позади Стефани.
- Прости, красотка, но я как-то против того, чтобы ты присасывалась к ней. Семья, понимаешь ли! - Она улыбается, разводит руками, тут же опуская их к бедрам, плащ приятно скользит по пластинам, полностью скрадывая фигуру и скрывая действия рук, что быстро вынимали бэт-игрушки, не такие щадящие, с помощью которых все семейство разделывалось с нарушителями порядка и закона в Готэме, она прихватила кое-что посерьезнее – мини-бомбы, слепящие гранаты, осколочные и тому подобное. Все, что позволит уж если не убить, то замедлить и ранить. – Вам повезло, девушки, сегодня у нас девичник, писк нынешнего сезона – Летучие мыши! Разбирайте!
Рыжая подошла к Бэтгерл, пока не говоря той ни слова, да и что говорить? Плана не было, оставалось надеяться, что парни будут умнее и не кинутся им на помощь, а вызовут Лигу, поскольку этот противник им явно не по зубам.

+4

15

Когда раздался глубинный рокот и трест ломающегося асфальта, а Зод обернулся на крик лишь для того, чтобы увидеть, как беспощадная ладонь чудовища сминает тело командира Отряда Самоубийц словно игрушку, стало ясно, что игры в героев кончились.
С гибелью Рика Флага оборвалась и связь Генерала Зода с отрядом. Отныне он действовал сам, без нелепого земного командования, без контакта с ненавистной тюрьмой Бель Рив и правительством этого убого мирка. Больше не имело значение количество жертв и целостность отдельных важных для землян объектов.
Зрелище смерти «командира» заставило Зода слегка поморщиться и поджать губы. Нет, туда ему и дорога, но всё же было немного досадно. Это легкое ощущение невыполненного приказа словно возвращало его в те времена, когда он сам ещё не был генералом и варлордом. Всё-таки на сегодня у него была запланирована не слишком сложная победа и такие неожиданные перемены не приносили радости.
Но всё было забыто, когда перед бывшим военачальником предстало зрелище настоящей армии монструозных тварей, копий Думсдея. Даже один из них представлял из себя опасного противника, битва с которым была рискованным вызовом. Здесь же, в столице земного государства, их откуда взялось по первым подсчетам, несколько десятков. Наверное, можно было бы и впасть в отчаяние. Но скорее Земля начнет вращаться в другую сторону нежели Генерал Зод сбежит с поля боя!
Могучая ладонь вновь сомкнулась на горле воина, обрушившиеся удары причиняли давно забытую боль. И всё криптонец ударил в ответ – обеими ногами прямо в живот противнику. Освободившись от хватки он утер тыльной стороной ладони струйку крови из уголка рта, а затем ударил в ответ – термальным лучом по кругу, взрывая асфальт и обрушивая на монстров стоявшие по краям дороги здания.
- НА КОЛЕНИ ПЕРЕД ЗОДОМ!! – с нечеловеческим ревом криптонский генерал прыгнул вперед, нанося удар сверху одновременно обеими руками. Разрушения больше не имели значения. Только сама суть сражения.

+4

16

Это было больно.
Действительно больно.
Словно бы достали скелет из шкафа и начали со всей дури им дубасить, до сломанных костей. Не скелета, собственных.
А ещё это было правдой и, наверное, это и было самым уничтожающим. Стефани убедила себя в том, что правильно будет позволить похоронить в себе это вне зависимости от того живо оно или нет. Видимо, всё же действительно было живо. Казалось бы, столько лет прошло, казалось бы, осталось в прошлой жизни, однако же нет.
Стефани действительно чувствовала, как каждое слово попадает точно в цель, по всем уязвимым местам. Хотела драки? Получай, ты же не уточняла ни противника, коим сама себе оказалась, ни способы, так что вот тебе саморазрушение, попробуй увернись. Чтение мыслей — вообще не честный прием, как насчет рукопашного боя, где шансы? Нет, не сравняются, черт возьми, но у Бэтгёрл он хотя бы появится.
Сейчас же единственный шанс, который появился у Браун — не дожить до заветных двадцати двух, не говоря уже о преклонных летах. Хотя, чего там — он был, он есть и будет всегда, другое дело, что сейчас стремительно начал увеличиваться. Но так будет только интересней, ведь так? Чем круче опасность, чем сильнее враг, тем слаще вкус победы. Другое дело, что с врагами... кхм, подобного типа (Стефани не могла найти нужной классификации, кроме как «тотальный нечеловеческий пиздец») она сражалась плечом к плечу вместе с Супергерл, которая больше подкована в сражениях со всем этим «А-А-А-А!!!!» (альтернативная классификация) хотя бы потому, что она криптонка с супер-способностями.
А Стефани Браун всего лишь человек.
Почти человек. Она самая настоящая заноза в заднице, которая может отбрасывать назад то, что отбрасывает назад её. Рефлексию можно оставить на потом, пусть эта правда и глаз колет. Земля превыше всего. Готэм превыше всего. Браун лажает, жутко лажает, словно бы это её жизненное призвание, но... Лажать можно по-разному. К примеру так, чтобы это выходило боком далеко не ей.
— Ты права, — девушка боялась, что собственный голос подведет ей предательской дрожью и неуверенностью. Ей не хотелось показывать, что она лишь храбрится (хоть и видит бог, что это так.). Улыбнуться, нахально и вызывающе, добавить в голос насмешку и издёвку: — В том, что ты та ещё дура так точно.
Бэтгёрл даже усмехнулась. Что ни говори, но держать лицо и врать она научилась ещё в начале своей «карьеры». Пусть даже врать тому, кто умеет читать мысли и глупо. Как и идти против тех, о ком ничего не знаешь, учитывая, что единственная возможность исчезла — невозможно выйти на связь с Прокси. Однако... Все объясняется лишь одним. Тем же, что и всегда. Почти всегда. Стоило только «Я хочу помешать отцу» смениться «Я просто хотела помочь».  Это её личная клятва, проклятие, оправдание и та фраза, после которой гибнет все, что ей дорого. Снова. Стефани пришла ради того, чтобы спасти людей, не позволить кому-то умереть.  Теперь же личное кладбище пополнится.
Если перед этим бэт-мемориал не пополнится ещё одним костюмом Бэтгёрл.
Дорогой дневник, помнишь, я на этой недели обещала начать следить за чистотой своей речи? Как насчет исключительных ситуаций? К примеру, когда тебя мало того, что лишают ментальной девственности, так ещё и жизненных сил, можно все же?.. Так вот, если можно, то...  Дерьмо.
Появление ещё одного защитника, а точнее защитницы Готэма было ожидаемым, вопросом было лишь когда. И, слава Макаронному монстру, вовремя. Другого от Барбары Гордон, впрочем, и не стоило ожидать. Она всегда была такой, и именно за это Стефани и всей душой обожала Барб. Попутно, кстати, подмечая, что рыжая появилась более эффектно. Видимо, всё же в этом деле важен опыт. И да, её очень радовал факт, что Бэтгёрл не выглядела разозлённой. А ещё её душу действительно грело «семья».
— Команда Бэтгёрл снова в деле. Рада видеть, хоть и обстоятельства не очень. Импровизируем? — девушка улыбнулась краешками губ. Интересно, их можно назвать женской версией Динамического дуэта? Или же они какая-то другая версия дуэта? К примеру, дуэт «сильных и независимых». Неплохой вариант, кстати. О чем Стефани и могла жалеть, так это о том, что не трио — если бы с ними была Касс, тогда они точно бы выиграли, три Бэтгёрл не могут не выиграть.

[SGN]

And when the world it starts to burn
At the point of no return
Keep a hold of
Your conviction
Tear out the affliction
And before the world turns black

Stand up and take it back!!!

http://s8.uploads.ru/t/w89Wm.jpg

[/SGN][AVA]http://se.uploads.ru/t/jO0Mo.png[/AVA]
[STA]Soldier of Fortune[/STA]

+4

17

Готэм

чужой мир становится таким хрупким, достаточно на него слегка надавить нужным образом, неспешно, растягивая удовольствие нажимать больнее, пока из глазниц не потечёт кровь, а из лёгких сдавленным стоном просочится мольба. Слишком сладостно играть судьбами смертных очарований, ведь каждый новый шаг, как пьянящий глоток горячего вина, пряными струями стекая по губам, по коже, устремляясь к груди, будоража потаенные желания. Я возбуждена голодом, возбуждена предвкушением феерии, а эти нежные плоды лишь будоражат, раззадоривая манящую блажь. Еще и еще, глубже, на само дно разбитого сознания, сейчас мне больше не нужен никто, и только стоит мне начать игру с одной крылатой глупышкой, как этот чудный город дарит мне еще… с каждой секундой это становится интереснее, и слаще.
- Я еще не закончила с первым блюдом, как уже поднесли десерт? Это так мило. – им стоило оставаться дома, закрыться в своих уютных гнёздышках млея от того как Гарриет потрошит человеческое мясо, и как-же так, последователи тёмного стража поступили настолько опрометчиво придя сюда, просто так, ко мне? Насмехаясь над этим поистине юношеским героизмом, я восторженно смеялась в голос, скользя по лабиринтам их рассудков. Такие юные, а так много шрамов, глубоких, столько эмоций, страданий, их разумы вопиют, стоит моей безумной сестре обезглавить мужчину, а после женщину, и снова, снова, безжизненная смертная мерзость стелется кровоточащим ковром у ног Фурий. Так было, так есть, и так будет. Никто из них еще не знает, что вскоре придёт наш хозяин и принесёт сему убогому миру новый порядок. Во славу Дарксайда. 
Я могла бы затравить их видениями, кошмарами, заставить сдирать с себя кожу, но, это слишком легко, слишком недостаточно. Пока есть время для игры, я буду играть, буду трепетно пронизывать иглами их сознания, и когда они будут близки сломиться, выпью до дна, до последней капли.
- Значит, она тебе как семья? Такие чувственные разговоры, такие глубокие, меня всю трясёт от вожделения… - с моим тихим смехом, тонкие петли сил стягивают их души, их разумы, их мысли становятся аккуратными звеньями тяжёлой цепи, этих звеньев так много, что мне лишь стоит, аккуратно перебирая их, ковать оковы для двух столь сладких узниц. Глядя в их глаза, я вижу ярость, ненависть, отчаяние, наконец, они понимают, что более безумного проступка они не совершали ранее. Выступить против меня вот так?
- А знаете что? Давайте сыграем в игру, она вам явно понравится… - обхаживая смирно стоящую девчонку, мои когти украдкой скользят по её плечу выше, к маске, чтобы сорвать прочь, после, я иду к её званой сестре, чтобы повторить.
- К чему нам этот нелепый маскарад, зачем скрывать под маской такую красоту? Правда ведь, Барбара? – едва подавшись к стану рыжеволосой защитницы города, я шепчу ей на ухо, довольствуясь каждым моментом накатывающего изнутри раздражения, несчастная душа, как же ей терпко внутри, как болезненно рвут мозг на части образы, встающие перед глазами. Каждый импульс извилистой кривой играет с очертаниями эмоций, но… какая досада, ведь нет возможности пошевелиться, нет власти над собственным телом, кроме как наблюдать за моими манипуляциями, за тем, как я безо всякой жалости насилую их такие пышущие страданием разумы. Сонм человеческих чувств создаёт столь невообразимую энергию, сродни зарождению сверхновой, но, их врождённое невежество и глупость не позволяют развить себя в полной мере. Они всего лишь сосуды, невзрачные, с зашарпанными стенками, до краёв наполненные нетронутым нектаром для моих изголодавшихся уст.
Осторожно укладывая ладони на плечи рыжей девицы, я заставляю её повернуться лицом к Фуриям. Смотри же, насмотрись всласть, чтобы глубоко внутри проснулось неистовство, отравляя ядом злобы каждую клетку серого вещества, заставь себя кричать в душе, разрываясь на куски, и подними ладони, сжимая крепко кулаки, ты ведь воительница, ты станешь сражаться, будешь идти до конца. Вдыхая власть личной воли в разум пленницы, я отступаю к девочке с золотыми локонами, теперь её черёд отхлебнуть из этого кубка горести и сожаления. Когда Гарриет убьёт последнего заложника, Стомпа примется превращать в груды разбитого металла военную технологию смертных. Моя молчаливая сестра далека от красот вкуса и изящности, но, сокрушительной мощи её сильных рук можно позавидовать. Немало гладиаторов и убийц пало под тяжёлыми каблуками хмурой женщины-фурии. Никто не смеет помешать мне, и конечно е, я вижу это в глазах Лашины, она одобряет мои слабости, и что более чудесно, старается баловать. Я не такая как они, я не неистовый воин вздымающий оружие ввысь, устремляющийся в атаку снося всё на своём пути, моё главное оружие – эмоции, задворки чужих мыслей, ведь именно разум таит столько неизведанных тайн, способных изменить реальность. Я могла быть богиней, могла владеть силой знаний, но… зачем мне это? Когда под верховным командованием Нового Бога, разрушителя планет, я могу получать больше, чем плотно набитые мешки информации, и наслаждаясь имеющимся могуществом, останусь у черты в тот момент, когда вассалы падут. Дарксайд силён, Дарксайд наш неписаный закон, закон для всех!
- Как не жаль, но игры закончились, вам пора утолить мой голод! – касаясь кончиками пальцев голов девушек, я ощущаю, как хмельной привкус жизни растекается по моим венам…
. . .
точный выстрел в затылок. пуля проходит навылет, неважно из чего стреляли и чем, стрелок, которого невозможно было увидеть был готов к встрече. падая на колени с развороченным в крошево черепом, женщина отпускает пленниц, украшая своим безжизненным телом серость асфальта. и лишь тихий щелчок коммуникатора Стэфани, отзывается незнакомым мужским голосом с подавляющим баритоном.
- у вас есть шесть секунд уйти с линии огня…
http://s3.uploads.ru/t/G7HvC.png

Вашингтон D.C.

http://s8.uploads.ru/t/HV2Ir.jpg

Каждая секунда идёт на отсчёт, вычёркивая в минус всяческие попытки военачальника сражаться с неудержимой стихией, с животными, чья цель заложена в подкорке, чьи мысли гулким эхом вслух убивают любой существующий звук в радиусе мили. Обрекать. Генетически созданный уникальный убийца, каждую инкарнацию совершенствующий собственное тело, приспосабливающийся, способный выжить там, где царствует смерть, идеальный инструмент для разрушений, и здесь, сейчас, он подчиняется моей воле. Я – жрец Новых Богов, правая рука могущественного завоевателя Дарксайда, и ныне, я прибыл на такую незнакомую мне планету, чтобы показать торжество разума над примитивным существованием смертных. Хозяин указал путь, поведав мне о том, что здесь обитает еще один пришелец с погибшего Криптона, воин, которому нет и не было равных, до сегодняшнего дня. Я терпеливо ожидал момента, когда смогу испытать новое оружие, но каково было огорчение, когда господину принесли весть о смерти Человека из Стали, того единственного глупца, что открыто бросил вызов богу.
- Какая ирония. – используя технологию бум-труб, я отправил дюжину своих несокрушимых рабов, чтобы узнать насколько силён тот, другой. Как-бы я хотел препарировать этого зверя. Думсдэй лишён рассудка, и его главное оружие инстинкты, но этот экземпляр заслуживает того, чтобы быть изученным досконально. Увы, я не могу ослушаться Дарксайда… противиться воле хозяина, значит умереть, мучительно. Да, во мне течёт сила новых богов, но, повелевающий силами Апокалипсиса способен убить эту силу. По сему, служить во имя Дарксайда… пока не придёт кто-то более могущественный…
Я долго изучал Думсдэя и понял, что в геноме существа кроется потенциал сродни божественному. Имей эта тварь интеллект, Новым Богам пришёл бы конец… Я позаботился о том, чтобы всякие зачатки рассудка в этом практически бессмертном теле не проблеснули никогда. Но, я его и усовершенствовал, изучив криптонскую физиологию, мне удалось вывести чудовище на новый уровень собственной цепи эволюции. Тепловое зрение, ледяное дыхание, сила, теперь это лишь детские забавы против моего раба. Но, Дарксайд не простит мне оплошности, а по сему, я создал клонов, за основу взяв кровь Думсдэя. Они слабее своего исконного экземпляра, но всё так же опасны… и когда их армия, один криптонский военачальник – лишь кусок мяса.
Стоит генералу взять контроль боя над одним, как тут же его атакуют остальные, так продолжается до тех пор, пока я не посылаю его – Думсдэя. Моего персонального цербера, за действиями которого я наблюдаю из недр Апокалипсиса. Голографическая проекция мерцает над головой зверя, перед тем как он схватит криптонца и примется вбивать его тело в землю. Дрожь земли прокатывается гулом на мили, разрушая ближайшие строения в округе. О да, моё творение совершенно.
- Умереть от ладони врага, годы назад убитого врагом. Твоя смерть не доставит мне удовольствия криптонец, но и горевать я не стану… - смотреть на то, как Думсдэй сокрушает противника будто тряпичную куклу, становится слишком скучно. Моя миссия выполнена, и когда мой раб уничтожит криптонца, армия клонов сровняет город с землей. Команда заложена в программе, а значит, я могу заняться личными делами, продолжая искать решение усиления действия бум-труб…

[NIC]Bloody Mary[/NIC]
[AVA]http://s6.uploads.ru/t/wBMV9.jpg[/AVA]
[SGN]You All Will Suffer[/SGN]

+4

18

Предводитель вторжения был чертовски сильным и умелым бойцом. Не нужно было быть гением, чтобы понять - за его плечами опыт тысячелетий. Эта битва для Артура была скорее самоубийством, нежели попыткой побороть бесстрашного полководца армии парадемонов. Король Атлантиды хотел лишь выиграть время, чтобы хоть небольшая горстка его народа спаслась и нашла убежище о амазонок, ставших им наконец-то союзниками.
Ударом палицы, Калибак расколол землю под ногами Артура, надеясь того "уронить" в расселину, но герой сумел отскочить в сторону, но тут же попал под мощный энергетический луч из все той же палицы. Казалось, что вот-вот кожа воспламенится и огонь проникнет до самых костей, но король продолжал стоять, пока очередная бахвальная речь врага Атлантиды не заставила его прекратить. 
Артур рухнул на колени, пытаясь придти в себя; его тело дымилось, а кожа покрылась пузырями от ожогов - энергия этой твари куда жарче, нежели раскаленная лава, которая не могла нанести вред атланту.
- Калибак? - повторил Аквамен поднимаясь с колен. - Звучит как дерьмо. - дерзко фыркнул мужчина и хищно усмехнулся. - Если ты так силен, как хочешь казаться, так иди и убей меня. Пусть я погибну здесь, со своим народом!
Мощный удар основанием трезубца о землю, вызвал настоящий шквал, смывший самоуверенного Калибака на острые разломы тектонических плит; не давая своему врагу опомниться, король павшей Атлантиды вскинул свое оружие к небу вызывая целую плеяду молний, бьющих в то место, где валялся предводитель парадемонов.
Карри знал, что этого будет недостаточно для смерти Калибака. Словно тому подтверждением, колосс выбрался из завала, раздраженно разбрасывая камни и дымясь точно также, как несколько мгновений назад Артур. Отпрыск Дарксайда был разгневан непокорностью жалкого атлантийского червя и с диким ревом кинулся в боя, стараясь прибить палицей назойливого короля.
Тяжеленная груда металла приземлилась на том месте, где только что стоял Аквамен; уклонившись, обитатель глубин вонзил трезубец в ногу Калибака, а затем резко выдернул назад, заставляя заостренные зубцы разворотить рану. Эта "царапина" не нанесла серьезного ущерба, но немного замедлила непобедимого чемпиона Апокалипсиса. "Ответа" от Калибака ждать долго не пришлось - небрежный удар наотмашь моментально нашел свою цель в виде лица атлнта, заставив того грохнуться на землю. Полководец не теряя времени рубанул палицей сверху, но ставший на пути у грозного оружия трезубец спас героя от неминуемой гибели. Парировав металлическую дубину, Карри ударил ногой в рану своего врага, заставив того встать на одно колено, а последовавшая "двоечка" по лохматой морде, оставила обидный "фонарь" под левым глазом громадины.
То, что это было неверным ходом, Артур понял после того, как Калибак схватил его за ногу и начал бить о землю, стараясь сделать из короля отбивную. Впервые атлант ощутил полную беспомощность.
Ему нужно было сконцентрироваться и не потерять сознание, продержаться достаточно, чтобы...
"Есть!" - мысленно воскликнул Карри.
Причиной для радости послужил огромный кракен по имени Топо, грозно возвышающийся над островом и двумя воинами. Одного удара щупальцем было достаточно, чтобы поумерить пыл чемпиона Дарксайда. Ошарашенный колосс пытался понять, что происходит, как следом "приехало" еще несколько  ударов от кракена.
Вытерев с лица кровь, Артур поднял трезубец  и встал рядом со своим врагом.
- Атлантида - это не только народ, ублюдок, но и великолепие океана.
Из морской пучины один за другим начали подниматься огромные древние чудовища-стражи, призванные на защиту подводного государства. Каждый из монстров был больше другого и уже не подчинялся прямым приказам короля, лишь зов о помощи пробудил их ото сна.
- Передай своему папаше то, что ты не справился! - зарычав, Артур пронзил трезубцем шею Калибака, отделяя голову от тела.
Повязав трофей на пояс, король поклонился стражам.
- Добыча ваша! Прошу, древние, защитите остатки моего народа. Атлантида как никогда нуждается в вас. Я же должен спасти нас всех...
Реликты могли справиться с остатками армии парадемонов, которые проводили зачистку океанского дна, выслеживая выживших атлантов. Артуру же было необходимо отправиться на Темескиру за помощью к Диане, предупредить ее о вторжении, которое может положить конец всему живому на Земле.
Прибывший на райский остров Артур узрел картину, мысли о которой отгонял весь путь - Темескира пылала ярким пламенем, а вместо звуков отчаянного сражения лишь давящая и угнетающая тишина.
- Диана! - закричал Карри, буквально заползая на берег. - Диана! Ты не можешь умереть... - бубнил атлант, пытаясь подняться на ноги.
Нужно было найти Чудо Женщину, нужно сказать ей..., но сил слишком мало....
[AVA]http://funkyimg.com/i/2AtLW.jpg[/AVA]

+4

19

Вряд ли Барбара думала в тот момент. Все происходило так стремительно, что она едва поспевала за временем и событиями. Надо было быть Флэшем и все успеть. Но, к сожалению, перед Бэтгерл были не простые, привычные психи, убийцы да маньяки, и она не знала, как следует действовать в такой ситуации. Учитывая базу данных Брюса, то, как он преподнес информацию об этих девицах, можно было смело стягивать с плеч плащ и вешать его на гвоздь, потому что только псих полезет на богинь…
Ну, их семья никогда не отличалась здравостью ума, если уж на то пошло, иначе не бегали бы они по темным улицам, да не подвергали себя такой опасности. Но сейчас уже поздно было что-то анализировать. Гордон просто влетела в самый центр вихря и собиралась уж если не выжить, то хотя бы вытолкнуть из него блондиночку.
Со Стефани было сложно, так же сложно, как и с остальными. Она упряма, уперта и, пытаясь доказать что-то себе и всем вокруг готова влезть в пасть льва. Несмотря на все её положительные качества, нрав, характер и неуемную энергию, зачастую девушку просто хотелось убить на месте, прямо вот как сейчас. Но нельзя отвлекаться, перед ними был опасный противник, способный размазать обеих по стенке и даже бровью не повести. Да, этой красноволосой твари точно такое бы понравилось, к сожалению, для неё, так просто девушки сдаваться не собирались. И, если уж рыжей суждено убиться об них сегодня, то, для начала, она навяжет им свою игру…
- Оу, как мило, ну да, я, в принципе, сладкий пирожочек! Понежнее со мной будь, красотка! – Раз уж пошла такая пьянка и, единственное, на что они были способны, это отступать и отшучиваться, не смотря на бойню, устроенную безумной свитой телепатки, она решила не падать духом, скатываясь в мрачность и серьезность Бэтмена, а стоило бы. Невозмутимость их наставника зачастую спасала не только его шкуру. – Воу-воу, девушка, тише, нас могут смотреть дети! Можем, конечно, всей дружной компанией перейти в более подходящее место…
Она успевает договорить прежде, чем замечает подвох. Мозг отдает команду, а тело не слушается, она больше не двигается и руки, держащие заготовленные игрушки не собираются бросать их под ноги безумной суки, что неумолимо приближается. Стоило ожидать, стоило предугадать. Вот так, легко и элегантно она просто преподнесла себя как подарочек для вампирши. И не только себя. А ведь был и иной вариант. Можно было сработать на расстоянии, вытащить Стеф и, если бы судьба и удача им улыбнулась, спасти хотя бы часть заложников. Нет, Гордон не была фантазеркой, она прекрасно знала, что им не справиться…
Вот только ради блондинки стоило храбриться, да и самой себе Барбара пообещала вытащить её, чего бы это ни стоило. Надо только вырваться, сбить прицел это красноволосой фурии и бежать, пока не почувствуют себя в относительной безопасности. Эта тварь приближается, а у женщины даже нет возможности отстраниться, она только морщиться и чуть отворачивает голову, стараясь избежать контакта, но пришелица наклоняется и горячим дыханием обжигает ухо. Ничего удивительного, что она знает её имя, да и к встряхиванию грязного белья рыжая вполне себе готова, только вот не хочется остаться не удел.
Самодовольная улыбка, то и дело обезображивающая лицо красноглазой вызывает желание стереть его, а желательно и содрать кожу, выковырять глаза, чтобы ей было некогда насиловать чужие сознания, чтобы она визжала и вертелась, пытаясь избавиться от боли. Да, такое зрелище весьма бы порадовало Бэтгерл.
Она понимала, что с ней делает Мэри, чувствовала, но пока не ломалась. Какофония картинок, звуков – воспоминания, которые и без того слишком часто мучили её сознание, закалив и теперь просто медленно поднимали волны, пока не сильные, но если так продолжится, то одна из них захлестнет и утянет на дно.
Стиснув зубы, она зажмуривается, и знает, что вскоре, тоже самое произойдет со Стэф. Вот только выстрел заставляет встрепенуться. Почти сразу она чувствует легкость, почти болезненную, тянущую. Едва не падает, успевая быстро переставить ноги и сделать шаг в сторону, позволяя телу рухнуть. Не все так просто как кажется, но они смогут уйти
Некогда гадать о личности спасителя, некогда думать, откуда пришелся удар. Она движется в бок, перепрыгивая через красноволосую и хватает блондинку за руку, увлекая в темный переулок.

+5

20

Централ-сити
Весь день Барри мучила странная тревога. Он никогда не отличался большой серьезностью или задумчивостью, но этот день с самого утра погрузил его в глубоко в мысли, словно в тягучую липкую массу. Даже обычно ободряющая «прогулка» по злачным местам с растаскиванием незадачливых грабителей и парочки угонщиков по полицейским участкам, не смогла его ободрить. Возможно, с вами случалось нечто похожее. Ощущение неизвестности, которая неуклонно движется на тебя. Всё бы ничего и будь это нечто пусть и ужасным, но хотя бы видимым, осязаемым – было бы не так страшно. Неизвестность убивает сильнее, ведь у фантазии нет границ. У вселенной они есть.
- Мне пожалуйста две порции фирменного супа, двойной чизбургер и большую колу – не поднимая головы пробубнил Барри, направив взгляд куда-то вдаль.
-Я мигом – рутинно ответила миловидная официантка и ушла, стуча каблуками шпильками по плитке.
Прошло какое-то время. Аллен потерял его счет. Его сознание упорно не хотело оставаться в реальности и его ежеминутно затягивало в страну грёз.
-Ваш…заказ – с трудом произнесла девушка, ставя поднос с заказом на столик. "И зачем надо было надрываться, принесла бы в два захода." - хихикнул про себя парень.
Едва официантка отошла от столика и исчезла на кухне в ухе Флэша раздалось пищание коммуникатора. Обычно, он редко оставлял его в ухе, и вечно узнавал о происшествиях последним из-за чего и опаздывал на супергеройские «сходки». Но сегодня был не тот случай. Возможно его задумчивость, а, может, просто случай заставили его оставить коммуникатор в ухе после утреннего патруля.
- Лига, это Киборг… я вместе с Зелёным Фонарём и Стрелой сдерживали атаку парадемонов возле «Мет –Ю», их слишком много, и еще эти красноголовые…их оружие крошит конструкции Хэла вдребезги…мы, мы отступаем вглубь города, чтобы перегруппироваться. Кто-то глушит сигнал, я не могу связаться с Чудо Женщиной. – голос Виктора был встревожен.
- Вот оно! Я знал! – с горечью в голосе буркнул Барри. По его глазам пробежала молния спидфорса. В мгновение смолотив еду, он вылетел в сторону Метрополиса. Алый с желтым костюм переливался в свете солнца. Он бежал, разрезая воздух
- Кавалерия идёт, Вик! – алая полоса пролетела мимо знака с надписью: «Добро пожаловать в Централ-сити – дом Алого спидстера».
Метрополис
Уже спустя пару минут Флэш пересек черту города Метрополиса. Еще по приближении к городу он видел, что там творится и двигаясь к центру становилось лишь хуже. Словно ад и все его черти поднялись из земных недр и погрузили город в пучину ужаса. Рой парадемонов огромных размеров, в некоторых местах, закрывал небосвод. Красномордые и в подмётки ему не годились по скорости. Но их прочность была завидной. Приходилось использовать молнии и собственное оружие чертовых тварей, которое было несложно отобрать.
-Ну что ад пуст все черти здесь? Шекспир еще никогда не был так буквально прав в своих аллегориях. – с каждым побежденным крылатым созданием к Аллену приходило, наконец, то чувство, которое ему больее свойственно в моменты смертельной опасности – расслабленность и много-много слов и юмора. Та самая новичковая развязность, которая у парня приобрела некие профессиональные оттенки и стала проявлением его натуры.
Убив уже с пол сотни краснокожих, Алый ни на йоту не приблизился к победе. Ведь эти усилия были каплей в океане. По спирали вбежав на одну из высоток, Флэш мог оценить обстановку. Его целью было выследить друзей по Лиге. Они где-то сражались, также утопая в море врагов. Парню не понадобилось много времени, чтобы разглядеть парочку вспышек и даже стальной силуэт титановой задницы Киборга. И вновь с места в карьер, и вновь встречный ветер в лицо. Он пересек расстояние разделяющее его и Киборга в мгновение ока. И это было очень кстати, ведь стальной гигант едва справлялся с смертельным потоком парадемонов, который словно цунами обрушился на него и мог разорвать его на микросхемы. Он был прижат к стене очередной многоэтажки и отстреливался из своей плазменной пушки. Флэш подоспел в самый последний момент, провибрировав сквозь наступающую орду, он схватил Стоуна за руку, и влетел вверх по зданию, попутно уворачиваясь от залпов оружий отродий. Оказавшись наверху он наконец мог полностью оценить вид своего товарища. И выглядел он не ахти.
- Похоже кто-то запустил Space Invaders на максимальной сложности. Что здесь творится Вик?

+6

21

этим чёртовым тварям нет конца и края. Равносильно, что биться с гидрой, когда отсекаешь одну голову, и тут же на месте отрубленной вырастают три. Крылатые ублюдки, визжат как свора крыс-переростков, брызжа слюной. Но даже будучи такими дикарями, в них остаётся что-то неясное, какой-то проблеск коллективного действия. Нет, это не просто тупая масса, неистово рвущаяся в бой, это самый что ни есть настоящий рой, где парящие чудовища не разделены, а практически дублируют друг друга. Стоит мне выкосить под чистую дюжину, как на его смену тут же становится новая когорта. Еще час назад я отправил запрос Наблюдательной Башне, а в ответ только непонятные помехи, шумы. Кем бы не оказался непрошеный гость, о контроле эфира он продумал всё заранее. Час от часу не легче, когда прямо на улицах города начинают образовываться сферические образования, вызывающие сбой аппаратуры в округе. Разломы энергетических потоков, ни что иное, как порталы созданные технологией материнской коробки. Я чувствую это, и даже без проблесков точёной интуиции становится ясно, дело дрянь. Слишком большие затраты энергии, система не способна выдерживать такую нагрузку. Хэл пожертвовал собой, чтобы я и Оливер смогли отступить на укреплённую позицию старого оружейного склада в южной части Метрополиса. Было вопросом времени, прежде чем отряды противника восстановятся и ударят с еще большей мощью. Попутно, мы эвакуировали в подземку всех жителей, которых смогли успеть вытащить из этого ада. Удерживать барьер и активировать систему перехода слишком сложно, в особенности, когда за раз я могу переправить не более десяти человек… Сбился со счёта на пятнадцатом портале, когда начала сбоить система защиты. Квин решил взять оборону на себя , чтобы  я сконцентрировался на жителях, но, тварей было более чем много…
- спроси что-нибудь попроще… эти создания появились из неоткуда и превратили Метрополис в поле брани. Я хотел перезагрузить систему, но в такой компании это невозможно. Спасибо что откликнулся, Алый… Такое чувство что этих уродов штампуют… - проверяя систему на дееспособность, меня ожидает очередной сюрприз в виде угрозы полного отключения систем:
- Барри, всё очень и очень плохо… я израсходовал слишком много энергии и не могу её генерировать при такой нагрузке. Нужен внешний источник питания. Нам необходимо срочно попасть в С.Т.А.Р. Лаб, разработки Лютора основанные на изучении квантовой технологии, позволят мне восстановить системы. Я смог связаться с Лексом час назад, он поможет… в этот раз… Сможешь добежать туда вместе с титановым мешком дерьма?

[AVA]http://s8.uploads.ru/t/lPrG2.jpg[/AVA]
[NIC]Victor Stone[/NIC]
[SGN]MADE IN DETROIT
http://se.uploads.ru/t/Udf5q.png
[/SGN]

+6

22

С каждой минутой становилось хуже и хуже. Надрывный крик парадемонов, напоминающий, что-то среднее между скрипящей дверью и криком новорожденного верблюжонка, раздавался со всех сторон. Но одна деталь бросалась в глаза. Даже в дикой природе у роя пчел было меньше слаженности в издаваемых звуках. Красномордые же словно завороженные даже звуки издавали с поражающей синхронностью.
- А где Зеленая Стрела? И…Хэл…? – Барри не ждал ответа, он всё понимал, но глубоко в душе теплилась надежда. Каждый из членов Лиги был близок парню. Больнее всего было за Хэла, ведь он был не просто товарищем по команде, он был лучшим другом Бегуна. Сердце словно заковали в цепи. "Прости, Хэл! Они поплатятся за всё, что сделали".
- Лютор? Похоже положение совсем бедственное раз нам приходится обращаться за помощью к этому Фантомасу. Надеюсь ты знаешь, что делаешь Вик и у тебя не сбились в голове программы…- крик роя парадемонов заглушил его слова. Они направлялись прямиком на них. Уши уже привыкали к их крику и, казалось, среди всего этого шума он мог разобрать отдельные…слова? Они стремительно приближались к героям. Времени на раздумья не оставалось – нужно действовать.
- У нас нет выбора. – Флэш мигом водрузил себе на плечи Киборга и, что есть мочи побежал обратно в сторону Лаборатории. Барри расширил ауру Спидфорса, покрыв ей Киборга, дабы ему было легче ориентироваться. Жужжащий рой остался позади. Он был недоволен. И это придавало сил Спидстеру. "Бесить врага – особое удовольствие. И это меньшее из ваших разочарований".
- Слушай, а ты не можешь трансформироваться в рюкзак? Было бы очень кстати. – брякнул сквозь зубы Алый. Киборг весил по меньшей мере вдвое тяжелее обычного человека со своими металлическими апгрейдами, и сил, соответственно, требовалось больше.
Вскоре парочка добралась до места назначения. Картина здесь несколько отличалась от ситуации в Центре: Едва тронутый фасад и лишь парочка перевернутых урн, но учитывая темпы распространения инопланетной заразы, разница эта была в паре минут.
- Ваша остановка! Если что, говорить будешь ты. Терпеть не могу этого Лысика!  – идея была так себе, но другой у них не было.
Оставалось надеяться, что Лютор сдержит своё слово. Ну или всеобщий апокалипсис его убедит. В любом случае нужно быть наготове, ведь Лекс не делает ничего, что в последствии не принесет ему пользу.

+4

23

даже в мирное время С.Т.А.Р. напоминали собой, своеобразную военизированную группировку с полным комплектом индивидуальности, отдельный класс парней в униформе, где служба во благо науки и безопасности владельца корпорации – священный кодекс, чуть ли не носящий в себе железные мотивы фанатизма. Возможно и так, только в чём то это было преимущественно положительным качеством. Когда твой город осаждают самого разного сорта твари, а армия США способна разве что отмахиваться ручными комплексами, или прикидываться элементами скушнотелой фауны, «звёзды» могли дать серьёзный отпор противнику в то время, как благодетель всея мегаполиса укрывался за стенами тайной лаборатории, создавая десятки способов устранить врага и изъять из оного процесса максимум пользы. Лютор – гений, это трудно отрицать, но с его интеллектом могла с лёгкостью соперничать его двуличность. Вся эта суетливая мишура, вычурные приёмы, яркие банкеты с типичной саморекламой, где каждый второй норовит стать на шаг ближе к большому человеку, ничто не сможет перечеркнуть образ того Лекса Лютора, которого знаю я. Тем не менее, ныне, мы не в том положении чтобы вести торги и разглядывать вставную челюсть дареного коня.
С.Т.А. Р. встретили нас раскатистой канонадой из плазменных орудий, где у стен монолита Лекскорп дюжие парни в механизированной броне, вели беспрестанный огонь. Благо жить, когда на твоей стороне есть заботливый спидстер с плотным карманом каламбуров на любой случай. Я чувствовал, как плазменные потоки свистели возле самой кромки моего пока еще уцелевшего уха, и казалось, что вот-вот, алая батарея разрядится в самый неподходящий момент…
- как скажешь, Аллен… теперь я понимаю, как себя чувствует моль, попавшая в радиатор Мустанга… - стоило нам скользнуть в изрядно потрёпанное вторжением фойе здания, как тут же из потолка и стен высунулись десятки орудий. Система безопасности реагировала на малейшее движение, мне стоило догадаться и предупредить об этом Флэша.
- воу воу воу! Спокойно, мы не враги…
- к вашему же счастью, Киборг. – треснувший на дальней стене монитор явил мне натёртую до блеска лысину местного хозяина.
- в лифт, не медлите. Преобразователь энергии уже готов. Я было подумал, еще один член Лиги пал смертью храбрых, но… лаборатория, нижний этаж. – ничего не отвечая, мы молчаливо проследуем инструкциям гостеприимного вассала, и уже за несколько секунд, окажемся в просторном помещении подземного комплекса. Суетливый гомон учёных тут же утихает, когда мы неспешно следуем к огромному преобразователю в центре зала.
- почему-то у меня такое странное ощущение, что нам здесь не особо рады… -
- мистер Стоун, господин Лютор предупредил о вашем прибытии, пожалуйста, следуйте за мной. Все необходимые процедуры будут завершены в течении пятнадцати минут. – светловолосый мужчина в белом халате, возрастом около пятидесяти лет, тут же перехватывает нас. Мне не составляет особого труда найти совпадение в базе данных и определить, что наш проводник инженер-физик, ранее работавший в Корд Индастриз. Один из лучших.
- надеюсь скорее убраться из этой кладовой Карло…
- не стану таить, что ваше присутствие здесь, напрягает моих коллег. Не обессудьте, все эти истории о мета-людях, философия слишком проста – человека пугает всё, чего он не способен понять до конца. – видимо не каждый из присутствующих в помещении был таким моральным уродом, как общая масса. Единственное, что меня не переставало задевать, каким образом Лютор смог перетянуть такого специалиста, да и еще с остатками человечности, в свою стаю ублюдков?
- вам необходимо войти в камеру, стенки резервуара позволят концентрировать квантовую энергию, преобразовывая её в направленный поток. Но, есть и последствия мистер Стоун.
- жгите док…
- оболочка вашей брони с лёгкостью должна поглотить энергию, чего не скажешь о кожном покрове. Мы могли бы рассчитать концентрацию потока и попробовать иной способ, путём вживления кабелей. Увы, я не могу обещать аналогичного эффекта. Сеть, в отличие от преобразовательной камеры выполнит процесс в разы медленнее…
- так и знал, что где-то будет подвох… - тихо выругавшись под нос, я решительно шагну в камеру, запирая за собой стекло:
- мистер Стоун, мы можем провести анализ и попробовать…
- док, я не идиот. Врубай эту чёртову хрень. Другой способ перезарядки может занять дни, а то и недели…
боль будет адской, когда остатки моей кожи расплавятся, оголяя синтетическую ткань. Преображаться в урода мне уже не впервой, главное, что под твердью титана всё еще есть сердце, отличающее меня от любого механического голема, созданного человеческим гением. Наконец, я ощущаю как чистая мощь переполняет тело, перед глазами мелькают очертания, каждая система работает не просто на пределе, а на новом уровне. Если это последний день моего существования, значит, сделаю так, чтобы о нём услышали даже за пределами нашей галактики.
- господи… - выходя из камеры преобразования, я вижу в глазах учёных растущий в прогрессии ужас.
- немного… непривычно… - теперь, когда мои батареи насыщены чистейшей энергией, я могу дать отпор любой твари:
- бу! – наигранно буркнуть сквозь оголённые синтетические клыки, заставляя рядом стоящую женщину потерять сознание. Неспешно покинув учёную братию, мы снова окажемся в фойе.
- когда всё закончится, найду лучшего хирурга в Детройте и слеплю себе внешность Дензела Вашингтона… - не знаю, что видит человек перед смертью, но когда через меня пропустили мегавольты неистовой мощи, мозг заработал в небывалой синхронности с процессорами. Я слышал каждую единицу, заточённую в технологический плен, даже калькулятор теперь имел свой голос и мнение.
- готов ко второму раунду? – по ходу дела, рассчитывая точные координаты, я поделился с Барри одной безумной идеей. Технология материнской-коробки уникальна, и создана таким образом, что сам творец теперь не в силах осознать весь потенциал, чтобы использовать его в полной мере. Среди всех нечеловеческих голосов мои датчики уловили почти разумную речь на ином языке. Пришельцы, другие, совершенно не похожие на крылатых дуболомов. Они говорили о технологии бум-трубы, которую нужно украсть с Апокалипсиса. О том же говорили и другие чужаки, пока парадемоны крошили всё вокруг.
- Барри, у меня есть идея… не знаю как, но я расшифровываю язык других пришельцев. Они не принимают участия в битве, и парадемоны их не трогают. В крепости Апокалипсиса скрывается учёный по имени ДеСаад, который и создал технологию материнской коробки. Если мне удастся изучить его исследования, я смогу понять принцип действия бум-труб. Смогу понять, значит смогу найти способ создать обратный эффект. Но для этого, нам нужно попасть на Апокалипсис…     


[AVA]http://s8.uploads.ru/t/lPrG2.jpg[/AVA]
[NIC]Victor Stone[/NIC]
[SGN]MADE IN DETROIT
http://se.uploads.ru/t/Udf5q.png
[/SGN]

+4

24

Знаете, иногда в жизни происходят вещи, о которых ты с самого начала думаешь «Это будет жуткая хрень, но у меня нет выбора и мне надо пройти сквозь это, желательно сохранив достоинство». Некоторые чувствуют нечто подобное в преддверии важного экзамена. Иные же с ужасом понимают это стоя с ручкой в руке перед тем как расписаться в свидетельстве о заключении брака. Ну вы поняли. В общем нечто подобное сейчас испытывал Барри. «Вдох-выдох, погнали!» мысленно настроил себя парень и они с Киборгом шагнули навстречу своей судьбе. Едва они пересекли порог здания тучи начали сгущаться. Парни с оружием, куча мер безопасности в лице стационарных турелей, охраны в броне и ещё бог знает, чего, что Алый не видел невооруженным взглядом. Лютор одарил парочку, как показалось Флэшу, несколько взволнованным указанием. «Неужто даже Шар для боулинга может переживать. Неважно, нельзя верить всему, что видишь» - осёк себя спидстер.
-А Лекс любит простор, я смотрю. Это, чтобы ветерок нежно обдувал его светлую голову? – толпа замерших в удивлении ученых, которые пристально изучали вновь прибывших, пропустили мимо ушей всё, что сказал Аллен. Пока приветствующий их светловолосый ученый сыпал словами Флэш используя данные ему способности изучал помещение попеременно оббегая небольшие участки. Ничего примечательного он не обнаружил, пока не добрался до одного из компьютеров. Очень удачно на нём была изображена схема строения некоего аппарата. Благо Барр был не полным профаном в технике и догадался, что это тот самый «дозаправщик» для Киборга. Точнее при детальном осмотре можно было сделать вывод, что это лишь одна из двух функций этого аппарата. Второй же является копирование.  В процессе подзарядки система проанализирует распространение энергии внутри тела Вика и сделает точную его цифровую копию, которую в последующем Лютор может использовать…да для чего угодно. "Другого Лысик я от тебя и не ожидал! Даже на смертном одре ты выменяешь пару монет на "побухать с Хароном" Дольше изучать схему нельзя было, иначе его любопытство могут заметить.
-О, да, док! Неизвестность пугающая штука, прям как Донателла Версаче – парень вычурно поёжился. И вновь его проигнорировали. Хотя большая часть людей, с которыми приходится иметь дело, особенно если они по ту сторону закона, так и поступают. Наконец ученый-проводник объяснил расклад, даже не поленился предложить альтернативные варианты, которые и натолкнули Флэша на мысль. «Кабели говоришь, значит дело в кабелях, они куда-то идут и если я правильно прикину, что это за анализатор, то никакому копированию не бывать…» дальше последовала лихая цепочка умозаключений на скорости Флэша, которая привела его к одной идеальной и в тоже время нелепой идее – дёрнуть нафиг парочку проводов из аппарата. В следующие пару минут ученый сыпал терминами половину из которых Барри понимал с трудом, не смотря на всю свою криминалистическую гениальность.
«Зарядка» стояла готовая к работе. И едва Вик направился к её входу, Аллен начал осматривать со всех ракурсов свою цель. Это заняло не много времени, понять, что нужный провод находился в неприметном участке у самого пола под внешней обшивкой. «И зачем рушить весь аппарат, если достаточно дёрнуть пару проводков» - хихикнул про себя он. Рука спидстера провибрировала сквозь плотный металл и нужный провод разлетелся, издав предсмертный щелчок. Едва мгновение закончилось, а Флэш уже стоял возле дока, глаза, которого были, на удивление, встревожены. Комнату наполнил гул работающих механизмов. Электричество, словно кровь заструилась по сосудам проводов и кабелей. И вот он момент истины. Как в каком-нибудь научнофантастическом боевике девяностых из открытой двери вывалился пар и на свет вышел некто, слабо напоминающий прежнего Вика. Челюсти всех присутствующих отвалились. Глаза расширились так, что некоторые азиаты стали походить на смуглых европейцев. Киборг не повременил воспользоваться создавшейся атмосферой и знатно напугал присутствующих.
- Мужик, да ты теперь вылитый терминатор! Надеюсь тебе не нужна моя одежда, боюсь она будет тебе не в пору. Да и красный не подойдет к чертам твоего лица – подойдя он похлопал товарища по спине. Новый Виктор выглядел, впечатляюще.
-Я бы остановил свой выбор на Самюэле Л. Джексоне. Ты вообще видел, что он творит в третьем крепком орешке?! – они быстро пересекли комнату и направились к выходу, несколько десятков пар глаз были направлены на них. Полные трепета, ненависти, страха…зависти.
-С самого рождения! Вторые раунды это прям моё! – несмотря на все потери и тяжесть ситуации Барри старался не думать о всех проблемах и препятствиях, а сосредоточиться на достижении цели.
- Всё бы ничего, да только как мы попадём на планету, которая находится черт пойми где? Я не взял свой межзвёздный звездолет в Метрополис. – едва Барри успел закончить свою фразу Стоун перенёс их в нужное место.
- Вау, это было действительно впечатляюще Вик! – перед парочкой открылась картина пылающей планеты Апоколипс. Всюду, куда хватало взгляда бурлили лавовые реки, паровые гейзеры, и бардовая иссохшая земля, словно стонала, под грузом существ её топтавших.
- Итак, логово безумного ученого ждёт нас!

+5

25

Апокалипсис. Сплочённая масса сомкнувшихся воедино астероидов, образовавших собой этот могильник радиусом в тысячу пятьсот километров. Воздух пропитан серой и ядовитыми испарениями реакций различных элементов, образовавших покрытие больше, напоминающее красный песок. В сердце планеты сокрыт механизм совершенно необузданной природы, я видел его однажды. Этого раза хватило, чтобы понять, насколько ограничено существование технологий, даже самых что ни есть продвинутых. Назовём это… техно…магией, когда казалось бы, простые механизмы преобразовывают воздух в золото. Конечно, это всего метафора, но по-другому это не назовёшь, когда громадные шестерни окунаясь в вязкую лаву, забрасывают ковши пламенной жижи в горн, а из чёрной от сажи печи отведены толстостенные трубы, десятки труб перегоняющих огненный вихрь в крепость-фабрику. Острые шпили угрожающих чертогов напоминали скорее средневековый замок, на скорую руку переделанный извращенными архитекторами, здесь даже была своя арена, вымощенная измазанным кровью камнем.
- конечная… удивительно, что при наличии всех элементов, скопившихся в верхних слоях атмосферы, здесь содержится такой высокий уровень кислорода. – едва нам стоило пройти сквозь бум-трубу, я тут же принялся считывать данные, анализируя возможные побочные эффекты здешнего климата. Моё сердце, заключённое в плотную броню высокотехнологичного прогресса было в совершенной безопасности, чего нельзя было сказать о моём товарище. Благо, Апокалипсис был опасен лишь в двух из трёх слоёв. Сердце планеты – своеобразный реактор, позволяющий создавать редкий сплав металла для брони солдат, боевых машин, и приводить в действие механизм транспортировки. Да, Апокалипсис был способен и на такое, медленно сновать по галактике в поиске близлежащих планет, которые можно было уничтожить, а возможное население пустить на расходный материал.
- чёрт… это… это полная задница… - не удержался я, выдохнув сквозь зубы:
- я считываю информацию прямо из стен… Не знаю, что Лютор собирался делать с этой штукой, но напомни мне, по концовке сравнять лабораторию с землёй. Барри, я вижу информацию даже в этих машинах… это всё было построено из материала созданного в том горне. Он… неисчислим… - это страшно, видеть правду даже тогда, как закрываешь глаза. Каждое очертание безмолвных монолитов этого проклятого места несло в себе незнакомый… ранее незнакомый мне код, но, это вызывало и восторг. Энергия создаётся произвольно, будто, её питает нечто несуществующее, как откусить спелого яблока и надлом спешно исчезает. Дарксайд как то связан с этим, всё это как то связано с его истинной сущностью бога.
- идём, нам нельзя долго находиться на одном месте. – пока мы скрываемся от громадных тварей среди железных пиков рукотворных скал, я вслушиваюсь в глас стен, металл говорит со мной, говорит со мной так, словно у него есть душа. Останки человечности в титановом панцире пробирает до мельчайших атомов. Благо способности Барри позволяют быстро миновать этот мрачный пустырь, отзываясь в моей голове жутким эхом.
сколько мы пробыли здесь? Час? Несколько часов? Неясно, но что-то влияет на время так же, как и на восприятие окружающих вещей. Искажённая реальность, своеобразный вакуум, планета вне реальности? Не знаю как это объяснить, но, цифры не врут, они говорят многое, кажется, что сквозь числа текущие тонкими нитями через моё сознание, открываются тайны мироздания, древние писания существ стоящих на порядок выше понятия жизни и смерти.
- стой, я попытаюсь расшифровать коды систем патрулей, может, тогда мы узнаем, где искать ДеСаада. – всё казалось слишком просто, и эти колебания заставили мой мозг настырно искать изъяны на ровном месте. Паранойя быстро улетучилась, едва мне удалось декодировать защитные протоколы. Еще голоса? Машина, что способна говорить… Что может быть более настораживающим?
- ты посчитаешь меня сумасшедшим, но даже местная система пытается со мной общаться… будто у неё есть собственное сознание. – аккуратно отсоединяя от запястья мини-панель со встроенным пультом, я кивнул Барри, указывая что нужно двигаться вглубь коридора.
- слушай, если что-то пойдёт не так, воспользуйся этим. Портативная версия материнской коробки, она позволит тебе вернутся обратно в Метрополис. Координаты я настроил, тебе нужно будет только нажать кнопку и ждать чуда… – я не стал говорить, что в случае «пойдёт не так», я не смогу вернуться вместе с ним, да и это не было особо важной информацией учитывая то, что Земля сейчас находится под угрозой полнейшего уничтожения богоподобными уродами.
пробираясь тёмными катакомбами, мы наконец оказались у подножия крепости Дарксайда, вернее, под той самой ареной, где тренировали Женщин Фурий, самых опасных существ, чьи силы достойны соперничать с грозной амазонской принцессой Дианой. Я узнал об этих тайных ходах от голосов… Но, даже не взирая на опасения, я почему то доверял им. Кто вы – каждый раз получая инструкции спрашивал я, но ответ был всё время один – уже не важно, нас не существует.
- это здесь, прямо над нами находится вход в Башню Скорби. Очень хреновая сказка… Чёрт. Ладно, слушай меня внимательно, потому что здесь тебе придётся исполнить соло. В таких узких пространствах, я могу стать только идеальной мишенью. Чтобы подняться на плац у башни, есть всего один выход через коллектор в стене, он как раз за углом. Выбрать момент, когда стража не будет шататься и проскользнуть в здание. Лаборатория ДеСаада находится на самом верху, сенсоры не обнаруживают охранных систем, но, есть несколько тепловых сигнатур. Постарайся обойти их без шума… Когда попадёшь внутрь, выруби ДеСаада и подай мне сигнал. Я закрою частоту, чтобы не привлечь ненужного внимания и буду тебя координировать. Готов заработать значок скаута?

[AVA]http://s8.uploads.ru/t/lPrG2.jpg[/AVA]
[NIC]Victor Stone[/NIC]
[SGN]MADE IN DETROIT
http://se.uploads.ru/t/Udf5q.png
[/SGN]

+4

26

- Очень мило с их стороны было наконцентрировать нам кислорода – сказал Барри. Он повидал множество миров, побывал в будущем и прошлом, но вид Апоколипса будоражил его. Будто все земные представления об Аду притворились в явь.
-Ну, Лютор собирался скопировать тебя. Это я точно знаю. Но вряд ли он ограничится только этим. – металлическое лицо Киборга было лишено мимики, но Барри понимал, что его товарищ находился, мягко говоря, в шоке. Аллен даже не пытался понять, что он сейчас чувствует.
- Тащить на себе я тебя не буду. Давай цепляйся за меня тросом и лети следом, это будет куда проще для меня. Будешь моим металлическим воздушным змеем. – после всей беготни по городу Флэш решил не тратить слишком много энергии, потерю, которой он уже начал ощущать. А ведь впереди неизвестность с неизмеримым количеством опасностей.
Алый не отличался большой религиозностью, да и сложно таковым оставаться, когда, то тут то там снуют боги и дьяволы, часть из которых также подвержены земным страстям, и, что немаловажно, настолько же смертны. Но пересекая этот пустырь в голову закрались строчки: «Если я пойду и долиною смертной тени, не убоюсь я зла, потому что Ты со мной…»
Вик, окликнул Барри и попросил остановиться. Планета была мало гостеприимна к ним, но похоже у него был ключ от всех дверей. Осталось только отрубить сигнализацию и разобраться с полчищами сторожевых псов.
- Тебя? Сумасшедшим? Вик, мы находимся на адоподобной планете в тысяче световых лет от Земли. Думаю, сегодня меня ничто не заставит посчитать тебя сумасшедшим – Флэш лишь развёл руками. Они начали продвигаться по коридору, который был больше похож на какой-то стимпанковский, средневековый замок, построенный из камня, смутно напоминавшего земной обсидиан.
- Если мы не справимся, то возвращаться мне будет некуда. – он не хотел думать, что может потерять здесь и Киборга, не допускал и намёка на такую мысль. «Сегодня больше никто не умрёт». Они петляли по коридорам, которые отделяли их от цитадели «Сатаны». Полумрак помещения уже не так давил на мозги, а глаза наконец привыкли к такому освещению. Спустя некоторое время они оказались в просторном пустом помещении на потолке располагалась решетка с толстенными прутьями сквозь которую, пробивались столбы света. Было понятно, что над ними находится некое подобие арены гладиаторов, а сами они, собственно, стоят в помещении, в котором рабы-бойцы ожидали своего выхода.
- Ну почему бы нам хоть раз не попалась какая-нибудь Башня Радости или Долина Смеха? – наигранно повозмущался Аллен. – Всегда готов! В моей коллекции как раз не хватает значка за победу наш безумным ученым с планеты красноглазого тирана! Будь аккуратен, Железный дровосек. – отсалютовав напарнику, Флэш растворился в воздухе, умчавшись навстречу неизвестности. Коллектор был несколько мал и ему пришлось пригнуть голову. «Нда, никаких удобств, могли бы хотя бы влажной уборкой заняться». На всём протяжении, коллектор был покрыт сажей, и неизвестной склизкой субстанцией, происхождение, которой Алый не хотел знать. Благо благодаря спидфорсу он мигом добрался до противоположного конца коллектора. Выход из него преграждала клетка, таких же размеров, как и на потолке комнаты, которую Барри покинул, разделившись с Виктором.
- Очень любезно с вашей стороны! – спидстер провибрировал сквозь прутья решетки и оказался у входа на плац. Далее он, подчиняясь командам Киборга продвигался к зданию. Сложно было назвать это зданием. Скорее замок, который своим шпилем устремлялся далеко ввысь. Смотря на всю эту картину, парень ощущал, давление от этой зловещей постройки. Напряжение и тяжесть от неё, казалось, можно было потрогать рукой. Попасть в здание оказалось куда проще, чем он сам рассчитывал. А вот внутри было уже сложнее. Барри не рисковал даже на скорости пробегать у парадемонов перед глазами, они вполне могли уловить его очертания и поднять тревогу, а это бы в сотни раз усложнило бы его задачу.
Внутри Башни убранство было куда богаче, но всё же роскошью здесь и не пахло. Да и вряд ли правитель Апоколипса захотел бы заниматься украшательством, он предпочитал вызывать трепет у своих врагов и слуг своими действиями. Внутреннее убранство пестрило редкими светильниками, подобием земных люстр и кое-где статуями. Все они были выполнены несколько угловато и грубо, что лишь больше придавало помещениям зловещести. Через некоторое время голос Вика в коммуникаторе предупредил Алого о термодатчиках. У Барри было представление о подобных устройствах. Они улавливали тепловой след, образующийся в результате движения атомов и ионов в теле существа, но у всех них был один недостаток они не могли уловить тело, атомы в котором не двигаются. А способность Флэша управлять молекулами своего тела и скоростью их движения сводила на нет возможность уловить его на подобных датчиках. Плюсом ко всему такие датчики были узконаправлены и покрывали лишь отдельные участки пути на самый верх башни. Мгновения полного обездвиживания атомов, которые спидстер тратил на перемещение в зоне действия датчиков, никак на нём не сказывались. Патрульные также не смогли обнаружить его, ведь никто из них не пытался взглянуть на потолок, по которому он и пробежал. Спустя пару тройку трюков с беготнёй по потолку и остановке молекул, ничего не отделяло Барри от временного управляющего Башней - ДеСаада.
Такие трюки довольно ощутимо истратили силы Аллена. Дыхание участилось, а на лбу появилась испарина. По приближению к заветному помещению, стражников и патрульных практически не осталось. «Похоже у правителей Апоколипса нехилое личное пространство…».
И вот он, наконец, попал в Лабораторию. Помещение по своим размерам было просто огромным, загроможденным всевозможными приборами назначения, которых Барри даже не пытался понять. Сквозь витражные стёкла пробивался тусклый свет, радужными переливами падая на каменный пол. Взгляд парня упал на знакомые силуэты: средневековые орудия пыток европейских инквизиторов – охотников на ведьм. Дыба, железная леди, и еще бог знает, что. Названия половины из них Алый даже не хотел знать. Воздух был пропитан металлическим запахом крови. Её привкус засел в глотке у парня, что заставило его поморщиться. «Нужно быстрее с этим разобраться». ДеСаад находился в конце комнаты у пьедестала с кубической штуковиной, материнской коробкой, как предположил Аллен. Безумный ученый отличался от прочих последователей Дарксайда куда меньшими размерами. Даже со спины Барр мог видеть его искривленное дряхлое тело. Голову ДеСаада покрывал фиолетовый капюшон. «Сейчас или никогда!» Он сорвался с места и пересёк комнату направляясь к врагу. Еще мгновение и Флэш достал бы его, но дорогу ему преградили полчища парадемонов, личных лакеев ДеСаада. Комнату наполнил скрипучий прерывистый смех безумца. Барри пришлось остановиться и отбежать назад дабы не оказаться насаженным на пики адских созданий.
- Ты думал меня так легко застать врасплох Алый бегун?! – ДеСаад повернулся к спидстеру на его обезображенном лице красовалась кривозубая улыбка, - у башни имеется автономная, моя личная, система наблюдения. Избежав обнаружения тепловых датчиков, ты всё же попался в объективы моих камер. – полностью уверенный в своём выигрышном положении ДеСаад вновь хихикнул, из его рта, сквозь зубы, разлетелись капли слюны.
-Вик, плохо дело…мне бы пригодилась твоя помощь – шепотом, так чтобы его не услышал лакей Дарксайда, сказал Флэш. «Нужно его отвлечь, я потратил значительную часть своей силы, чтобы оказаться здесь…»
- О боже! Что за хрень творится с твоим лицом? Игорь ты ли это? А где же доктор Франкенштейн? Фу, а вон тот прыщ под глазом я бы не рискнул показывать люду, а то засмеют же – парень пытался говорить, как можно более расслабленной интонацией. Пепельное лицо ДеСаада исказилось в злобном отвращении. На его скулах заиграли желваки – Убить его! – сквозь сжатые зубы процедил он и парадемоны словно гончие псы сорвались с места наполняя помещение своим воем. "Плохой из меня отвлекатель" Буквально час назад Аллен бы в мгновение ока уничтожил их, но сейчас его силы были на исходе. Уворачиваясь от тычков и взмахов пик, Флэш пытался расположить соперников так, чтобы его не окружили и, в тоже время, нападавшие не могли задавить его числом, чтобы начали мешать друг другу нанести удар или выйти на линию удара. И это у него получалось, с трудом, но получалось. Еще один тычковый выпад в сторону головы спидстера от красноголового урода и острие пики, разбивая молнию на ухе спидстера, точным ударом по рукам вылетает из разжавшихся пальцев парадемона. Поймав в воздухе оружие Флэш размашистым ударом отсекает голову. «Еще семь…» дыхание участилось еще сильнее, капли пота начинают скатываться по лбу и исчезают в бровях. Усталость берет своё. Алый начинает делать ошибки. Пара ударов достигают своей цели: один взмах прорезает красный костюм под ребром и пика проходит по коже разрезая её. Кровь начинает стекать по боку. Второй удар прокалывает предплечье едва не задев артерию.
- Эй, красномордый…это…был мой любимый костюм! – придерживая бок кричит Флэш. На лице у наблюдающего за экзекуцией ДеСаада появляется зловещая ухмылка. Мало кто знает, но при дворе он выполняет роль не только ученого, но и искусного палача и экзекутора. Серолицый ученый добился в этом не меньших успехов, чем на научном поприще. Но Алый парой точных выпадов выводит из игры ещё двоих жужжащих парадемонов, что заставляет ДеСаада проглотить свою ухмылку.
- Игорь, неужто ты решил, что я уже спёкся? Я не могу тебя просто так оставить, нам ещё предстоит о стольких вещах побеседовать. – вновь увернувшись от удара спидстер делает манёвр забегая за спину атаковавшего его миньона и наотмашь бьёт прямиком по открытой шее, перебивая позвоночник. Тело мешком падает на землю, об которое спотыкается другой занёсший удар парадемон. Смерть настигает и его. «Еще три!»
Флэш потерял из виду безумного ученого, который стоял у него за спиной. Резкая боль пронзила плечо Барри. Он отлетел в рядом стоящий стол попутно разбивая его.  Суженные от боли глаза Аллена были направлены на ухмыляющегося ДеСаада, который держал в руке подобие пистолета направляя его на первого.
- Ну вот и всё! Докучливая жужжащая муха, сейчас ты сдохнешь! – едва он произнес эти слова в помещение влетел Киборг, разбивая витражное стекло и отвлекая внимание от приходящего в себя Барри. Залпом из плазменной пушки он обезглавливает двух из трёх оставшихся парадемонов.
- Слухи о моей смерти были несколько преувеличены! – собрав волю в кулак Флэш срывается с места. Пика в его руке в полете устремляется в плечо ДеСаада. Благодаря спидфорсу, в замедленном режиме, Алый видит, как торжествующее лицо ученого наполняется, сначала недоумением, а потом и страхом. Пика рассекла воздух и попала аккурат в плечо безумца и пригвоздила его к постаменту за его спиной. Не успел ДеСаад повиснуть на пробившей его пике, кулак Флэша с оглушительным хлопком преодолев звуковой барьер врезается в челюсть серолицего. Голова словно тряпичная отлетает, отправляя его в нокаут. Дряхлое тело обмякает, повиснув на пике.
- Тачдаун… - спидстер падает на одно колено. Он жадно хватает ртом воздух. Пот градом льётся с его лба, попадая в глаза и стекая по скулам.

+4

27

стоит Аллену пуститься в крестовый поход по земле злобного врага, я не трачу дражайшего времени, коего и без иного катастрофически мало. Читать систему с каждым новым импульсом информации приносит нечто, заставляющее напрягаться. Этому нет объяснения, но, теперь, когда Флэш почти добрался до точки назначения, голоса стали тревожнее. Едва способен разобрать кодированный сумбур, и только спустя мгновение, моё сердце вздрагивает, когда я чётко слышу речь незримых другов. Внезапные союзники рассказывают о существовании системы над системой, рассказывают всё до мельчайшей детали и о самом обитателе этих мрачных чертогов. О ДеСааде. И в один миг, резким сигналом тревоги становится шкала жизненных показателей Барри, начиная заметно ломать диаграмму в минус.
- к чёрту эту секретность, Аллен, держись. – пока прокладываю себе путь, расширяя проход коллектора под свои габариты, моя система начинает загружать в базу данных охраны вирус, чтобы на ограниченное время лишить противника связи. На очень ограниченное. Мне достаточно этого, чтобы вырубить четверых дозорных сбежавшихся на шум разрушающейся шахты. Спешно продвигаясь к башне, выполняю спектральный анализ строения, и когда все точки возможных «дыр» помечены, тут же спешу к стенам чернеющего силуэта. К чёрту лестницу, мне нужен более действенный и быстрый вход. Незадолго до последнего испытания боевого интерфейса, отец сделал мне подарок, который он горделиво нарёк «ястреб». Дополнительная прошивка системы, загрузка протоколов и аккуратный придаток, в виде треугольного контейнера размером в кулак. Достаточно было закрепит эту коробку с сюрпризом между плеч, чтобы в который раз убедиться в гениальности старика. Миниатюрный резервуар, позволял высвободить тысячи нано-ботов, синхронно взаимодействующих с моей бронёй, полностью контролируемых мозговыми импульсами. Режим «ястреб»  тестировался всего раз, и это было вне боевого режима. Что нас не убивает…
запустить протоколы защиты, мониторы фиксируют незначительной увеличение массы тела, и когда за спиной плавно раскрываются стальные крылья, я невольно усмехаюсь, не скрывая собственного восхищения.
- ну, надеюсь не повторить подвиг Икара. – взмывая высь, я двигаюсь строго вертикально едва не касаясь грубой крошки каменного монолита стены. Это непривычно, очень, но к ощущению свободы привыкаешь быстро. Рассекая воздух стальными лезвиями перьев, я считываю данные полученные спектральным анализом… Никогда не был суеверным, но, после того как экраны показывают мне, что в стенах строения беспрестанно плывут силуэты образованные числовым кодом, мне становится не по себе. Голоса говорили, что их не существует. Как живых, верно… ДеСаад, не просто безумец с маниакальными наклонностями к изощрённым пыткам, он гений, учёный, его единственная цель самосовершенствование, любой ценой. Психопат ненавидит Дарксайда, ненавидит всё, а единственную ценность во всём этом для него представляют лишь исследования материнской коробки. Насколько нужно быть двинутым, чтобы создать нечто мощное, способное влиять на пространство и время, и при этом, не обуздать весь потенциал своего творения?
разбивая стекло, я спешу попасть внутрь здания, чтобы не оказать в поле зрения пролетающего неподалёку отряда крылатых тварей. Когда всё закончится, Барри едва ли стоит на глазах. Я не должен был отправлять его в одиночку…
- держись, мужик. Игра еще не окончена. – помогая Барри присесть на край хирургического стола с инструментами, я стараюсь использовать всё отведённое время. Мне не нужен ДеСаад, чтобы подсоединиться к общей системе. Изолировать защитные протоколы, переписать, и заставить работать на меня. Теперь башня станет нашим личным щитом, на какое то время…
- я заразил охранную систему вирусом, и сейчас, взял полный контроль над личным уголком мистера плохиша… перехожу к следующей фазе. – держись Аллен, думаю про себя подсоединяя подвижные кабеля к материнской коробке. Еще никогда мне не приходилось подключаться к технологии апокалипсиса напрямую, это как секс с роскошной незнакомкой, никогда не знаешь, на что она способна, и что за сюрпризы таит под кожей. Но, я был действительно поражен всем, что открылось моему высокотехнологичному мозгу. Каждая минута что-то новое, и даже не взирая на объём базы данных, все те терабайты, впитанные за время пребывания на планете войны – совершенно ничтожны в сравнении с содержимым этого предмета. Куб нёс в себе не просто коды к направленным действиям, он был сердцем всех тех существ, всех тех душ, которые погибли в мучительных экспериментах. Материнская коробка была индивидуальным сознанием, именно потому ДеСаад не смог взломать её, не смог узнать больше.
- невероятно… она, живая. Барри, Материнская коробка имеет сознание… Никто не сможет её перепрограммировать, но, я могу попробовать попросить. – и я обращаюсь, мысленно, говорю с тысячами, миллионами голосов звучащих в унисон. Прошу о помощи, и сознание всматривается в меня, читает меня, листает с лёгкостью каждое моё воспоминание. Все мои тайны, вся моя жизнь теперь как на ладони, и даже если бы я желал, то не смог скрыть её от всевидящего ока этого невероятного существа. На миг, голоса затихают, умолкают проливая напрягающую тишину. Чувствую страх, вдруг я ошибаюсь, но, Материнская коробка слышит мои мысли и тут же отвечает. И я верю.
- она поможет. – тихо отвечаю я переводя взгляд на Флэша, я не скажу ему самого главного, не сейчас, позже…
- мы можем возвращаться! – перед тем как грянет тревога и многоголосое рычание послышатся издали, быстро нарастая шумным гулом, я подхватываю под руку Барри.
- координаты перенесут нас в Метрополис, а связь Материнской коробки с высшим разумом позволит переместиться как можно ближе к Дарксайду. – вспышка, и информационный вихрь превращает потоки наших тел в стремительны импульс образующий перед собой воронку. Уверенно ступая наружу, мы окажемся в самом сердце моего родного города, того, что от него осталось…
- только не он… нет нет нет, этого не должно быть... – на центральной площади, вокруг разбитых под основание небоскрёбов происходил сущий ад. Полчища существ всех мастей и окрасов: парадемоны, квардианцы, новые боги... и защитники Земли, не только Лига Справедливости. Те, с кем мы сражались годами стояли плечом к плечу с героями, чтобы дать отпор инопланетным тиранам. Но теперь ситуация ухудшилась в разы, потому что за Дарксайдом на Землю пришла сама смерть, имя которой Анти-монитор…
- сенсоры фиксируют глобальные тектонические взбросы и резкое изменение состава атмосферы… Мёбиус меняет всё! Нужно торопиться, пока планета не превратилась в могильник. Флэш, я подсоединю материнскую коробку к своему сердечнику, чтобы использовать для усиления направленного действия, тебе нужно будет делать то, что у тебя получается лучше всего. Бежать Барри, бежать так быстро, как никогда раньше. Телепорт бум-трубы позволит мне телепортироваться к Дарксайду и Мёбиусу, чтобы сконцентрировать частицы энергии спидфорса, тогда ты создашь воронку пока Материнская коробка поможет создать купол. У нас всего один шанс, Барри. Облажаемся, больше не будет бейсбола, хот-догов, Санты. – это война, война ради которой мы едва не погибли на первой волне, рисковали, прошли через ад апокалипсиса, чтобы в финале встретиться с богами. Но, мы не отступим и на шаг, я не отступлю, никто из нас не отступит. Теперь Барри знает, что для меня это билет в один конец, и пусть лучше так, чем планета сгинувшая в огне, миллиарды мирных жителей погибших из-за нас, названых героями.
- удачи Флэш, она тебе понадобится… ты наша последняя надежда.
началось. Аллен что-то хотел сказать, но, я уже не слышал, транспортируя своё тело в самую гущу битвы.   

[AVA]http://s8.uploads.ru/t/lPrG2.jpg[/AVA]
[NIC]Victor Stone[/NIC]
[SGN]MADE IN DETROIT
http://se.uploads.ru/t/Udf5q.png
[/SGN]

+4

28

Виктор подоспел вовремя. Он помог Барри усесться на небольшой столик. Напарник предусмотрительно устроил «цифровой шторм» в Башне. Итог их пребывания в этой адской цитадели был чем-то схожим с ударом палкой наотмашь по пчелиному улью. Пчелы трудяги были подняты по тревоге и готовы были свои жизни положить, дабы защитить свою матку. Матка-Дарксайд. Хах. Такое прозвище ему больше подходит. Пока Барри переводил дыхание, а его организм, всё еще переполненный спидфорсом, уже сейчас усиленно залечивал его раны, Киборг подключился к коробке. Даже с расстояния Аллен мог разглядеть как его тело реагирует на контакт. По телу Стоуна заструились светящиеся лазурные линии. Они пульсировали словно отбивая ритм сердца.
-И почему я не удивлён? – Барри кивнул, указывая Вику на его светящееся тело. События развивались стремительно. Но времени, которое Железный потратил на «общение» с коробкой Барри хватило, чтобы восстановить дыхание. Сердце мерно выбивало ритм в груди, а тупая боль в ноге ушла на задний план. Парень погрузился словно в какой-то тёплый океан.
-Ну и отлично! Каково это болтать с кубиком пятнадцать на пятнадцать? Сдаётся мне что даже Брюс лучший собеседник – ухмыляется Флэш, пока партнёр помогает ему встать. Бело-голубой вихрь засасывает их. Путешествие сквозь кротовью нору заканчивается в мгновение ока, но благодаря спидфорсу Аллен успел насладиться эдаким бэдтрипом. Ощущения были необычные. Все атомы тела растягиваются через всю вселенную. Супер-потягушки длиной в тысячи световых лет. Невероятно, бодряще, удивительно!
Достигнув точки назначения, спидстер был ошарашен. То, что творилось в городе было катастрофой. Планета разваливалась на кусочки и стон её казалось можно было услышать, не прилагая усилий. То, что некогда было переполненным жизнью городом, нынче больше походило на ядерную пустыню, выжженную радиацией. От большинства построек остались лишь развалины. Бетонная пыль, подхваченная порывами ветра, вздымалась до небес. То тут, то там сыпались обломки стонущих под собственным весом, уцелевших домиков. Повсюду сновали парадемоны. Странные энергетические установки расставленные по всей территории куда хватало взгляда. Они создавали низкочастотный гул, который тонул в скрежете металла и криках погибающих героев. И вновь, голову посещали лишь инфернальные ассоциации. Земля стала театром сражения между двумя адскими царствами.
Голос Виктора со свойственной ему цифровой модуляцией, вернул Барри в реальность. Весь мир разваливался на куски, и они вдвоём находились в эпицентре этого разрушительного вихря. Каждое слово товарища звучало как приговор. Аллен всё видел в глазах Стоуна, которые, всё же, несмотря на все его модификации в сторону машинного естества, оставались человеческими. Это их последний рывок. Последний отчаянный поступок, который для них обоих может окончится гибелью. В такие моменты человеческая натура предстает во всей красе. Именно в решающие мгновения жизни ты остаешься один на один с судьбой. Когда-то давно, Барри смотрел фильм, названия которого он уже и не вспомнит, но четверостишие, звучащее там, на всю жизнь, отпечаталось у него в памяти.
«Я ринусь в бой, достойный схватки.
Последний на мой век.
Живи и умирай в сей день,
Живи и умирай в сей день.»

Вик перенесся в самую кипящую битвой точку на планете Земля. «Пора!»
-Я ринусь в бой, достойны схватки…, - произнес лишь губами Аллен. Он встал на изготовку. Весь мир постепенно начал замедляться, сквозь его глаза блеснула алая молния. Спидфорс наполнил всё его тело. Каждая мышца как переполненная энергией батарейка застонала, предвкушая действие. Скрежет земли под ногами, меняющие форму парящие облака пыли, вспышки энергии, молний, магические вихри. Вдох. Весь мир замер. - Последний на мой век!
Рывок. Флэш сорвался с места, оставляя за собой алую полосу, разрезая воздух. Всё его тело, казалось готово заискриться энергией. Последняя вспышка молнии. Последний всполох длинною в миг и исчезновение в ночном небе, которое вновь погрузится во тьму. Боль в ноге, усталость, шум в голове, всё это осталось где-то далеко. Сейчас ничто не могло догнать Алого спидстера Централ-сити. Не прошло и сотой доли секунды, а он уже добрался до места, в которое перенесся Киборг. Мёбиус и Дарксайд преисполненные кровавой решимости столкнулись в битве.
http://i.imgur.com/E8aeGKT.gif
Круг за кругом Аллен начал наворачивать обороты. Хоть и создаваемая им воронка была внушительных размеров, он мог коснуться, догнав молний энергии спидфорса, которые оставались за его спиной по второму кругу. Выдох. Движения на пределе. И вот он вновь добирается до той самой алой полосы спидфорса, погружается в неё. Теперь он двигался вне какого-либо понятия времени. Алый с желтым горизонт наконец попался в руки. Всё пространство было безразмерным. У него не было границ. В процессе движения Флэш стал замечать странные образы, вспышки событий, которые...произойдут? Произошли? Или может происходят? Он не мог их понять или осознать, но они словно след от вспышки фотокамеры отпечатались в его сознании.
-Живи и умирай в сей день… - едва двигая губами изрёк он, и голос его растворился в пространстве приглушенным эхом отражаясь в собственном разуме. Барри двигался настолько быстро, что тело его начало высыхать, не выдерживая нагрузки. Щеки его впали, проступили морщины, но взгляд всё еще переполненный надеждой был устремлен вперед. И вот, когда оставалось лишь мгновение до гибели он вновь провалился в пространство. Ноги облегченно начали тормозить о привычную землю. Они гудели. Всё тело стонало от боли и напряжения. Шум в голове превратился в ужасающий колокольный перезвон.
- Живи и умирай… - парень не смог договорить, его тело рухнуло, но не на землю, а на диван? Он оказался в собственном доме. Вдох.
На задворках сознания, теплый тусклый огонёк думал лишь об одном человеке. Айрис. Казалось прошла вечность с их последнего разговора. Эта девушка, казалось совсем недавно появилась в его жизни, но очень быстро становилась всем её смыслом. Чувство горячей, щемящей сердце любви наполнило его.
«Ты от меня не можешь ускользнуть.
Моей ты будешь до последних дней.
С любовью связан жизненный мой путь,
И кончиться он должен вместе с ней.»

Наконец, он провалился в сон, который нежными объятьями обнял его.
Флэш ещё не до конца осознал, что их с Киборгом план сработал, но сработал он совсем не так как планировалось. Благодаря вмешательству спидстера весь мир не столкнулся с вторжением на Землю двух величайших зол вселенной. Возможно это когда-нибудь произойдет, но сейчас время обернулось вспять. Всплеск энергии материнской коробки вкупе со спидфорсом, словно камень упавший в покоящийся пруд, начал создавать круги, которые распространялись на всю гладь пруда, меняя его, создавая новые события, искажая старые. Что новый мир принесет с собой. Какие угрозы в ответ на исчезнувшую одну появятся в мире. Ведь вселенная любит баланс. И если где то закрылась дверь, значит она открылась в другом месте.

ОФФТОП

Я знаю что на гифке Уолли) Это не имеет значения)

+4


Вы здесь » Justice League: New Page » Завершенные эпизоды » gravis ira regum est semper [take the'm all]