news

6.05.2018 - РУПОР АМС ВЕЩАЕТ!

30.04.2018 - он не спит, ни ест, не пьёт, но он снова улыбается, и уже приглашает всех на FLASHMOB vol.2

11.04.2018 - FLASHMOB нечаянно нагрянет, когда его совсем не ждёшь.

2.04.2018 - ВАЖНОЕ ОБЪЯВЛЕНИЕ. ОЗНАКОМИТЬСЯ ПОД РОСПИСЬ!. всем добра

1.04.2018 - объявление от Администрации. солнечного понедельника и безоблачной недели

17.02.1018 Это птица? Это самолет? Это открылся новый раздел Be my Valentine, суём свои любопытные носы туда, активно участвуем, веселимся, радуем Купидошу ♥

11.02.2018 - воскресенье - день тяжелый, но и он станет легче, как и вся грядущая неделя, если провести его с новым выпуском Daily News

17.01.2018 - доброго времени суток, милые, скорее спешите, ведь сегодня у нас два знаменательных события, в этот день на свет появились замечательные люди. скорее, торопитесь осыпать поздравлениями наших именинников Артура Кари и Дру Зода!

13.11.2017 - как громы среди ясного неба, ударил новый Флешмоб. спешим отметиться. лёгкой недели

2.10.2017 - для прогрессивных хирос на районе стартовал новый Флешмоб. доброго понедельника

21.08.2017 - вы не ждали, а мы припёрлись. Нежданно негаданно грянул Флешмоб. Лёгкой недели

14.08.2017 - доброго времени суток, коты. Настраиваем приёмники на волну ЛигаFM и слушаем Глас Администрации

25.07.2017 - не пропустите обновления новостей в Гласе Администрации. всех благ и лёгкой недели

23.07.2017 - а у нас во дворе, будет снова Флешмоб. всем бодрой недели

21.07.2017 - мир вам, обитатели планеты Земля. о последних новостях узнайте в теме Глас Администрации. выходные не за горами, всем добра

2.07.2017 - добра звёздочки. Узнайте о последних обновлениях на волне Глас Администрации. Доброго понедельника и хорошего настроения

27.06.2017 - доброго времени суток, коты. В обязательном порядке просьба пройти всех в Эту Тему

26.06.2017 - лёгкого и безоблачного понедельника, котики. Спешим на свежий выпуск новостей Daily News #4. Лучей добра и радости.

23.06.2017 - времени суток, милые. Для тех кто не еще не в курсе событий, улавливаем Глас Администрации. Добрейшего добра, в завершение рабочей недели.

4.06.2017 - доброго времени суток, звёздочки. В тон уходящего дня не пропустите свежий выпуск Daily News #3.

29.05.2017 - доброго времени суток не спящие и пробудившиеся. Спешим пожелать всем лёгкой рабочей недели и безоблачных будней, а для встряски вашего драгоценного внимания запущен Флешмоб.

22.05.2017 - завершился летний флешмоб, об итогах которого будет известно во второй половине дня. Спешим прочесть свежий выпуск Daily News #2. Лёгкого понедельника и безоблачных будней.

17.05.2017 - доброго времени суток и приятного времяпровождения милые звёздочки. За окном 17.05. и специально для вас, запущен прямиком из детства флешмоб. Тепла и улыбок вам в зените рабочей недели.

14.05.2017 - выходные подходят к своему эпическому финалу, в честь наступающей рабочей недели запущен дебютный Выпуск новостей. Лёгких рабочих будней и побольше приятных моментов.

12.04.2017 - проснитесь и пойте, после зимней спячки жизнь в стенах форума вновь зашевелилась. Всем не спящим в сиэтле просьба отметиться в данной теме. С любовью, Семейный Подряд.

Гостевая Сюжет Устав FAQ Занятые роли Нужные Шаблон анкеты Поиск партнера

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru


⇨ active ⇦


Justice League: New Page

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Justice League: New Page » Завершенные эпизоды » сausa irae [Barbara Gordon, Jason Todd]


сausa irae [Barbara Gordon, Jason Todd]

Сообщений 31 страница 34 из 34

1

http://s0.uploads.ru/t/1QKyU.jpg
[от лат. "причина гнева"]
Дата\время: 4 октября 2016 года, 4:40АМ
Место действий: Эйс Кемикалс, центр Отисбурга, Готэм-Сити
Участники: Batgirl VS Arkham Knight
Краткое описание: считай до десяти. один. с трудом распахнуть веки, чтобы едва не выблевать собственные внутренности, но сдерживаться, дышать. вдох, выдох, еще и еще. два. пошевелить кистью, ощущая как кевларовые пластины врезаются под кожу. практически не ощущаю правой стороны, дышать, ровнее, глубже, тише. вытолкнуть из головы всё, совершенно всё пусть и с трудом. три. попытаться столкнуть с себя балку, собрать остатки сил и всё-же, подобно крысе процарапать себе путь сквозь груды пыли и пепелища. четыре. снова дышать, чтобы не отключиться. дыши Тодд, дыши, как в последний раз, тебе еще нужно пожить. пять. ощущения возвращаются, и гулким жаром накатывает сверлящая виски боль.
шесть. продолжай считать и лезь вперёд, уже виден свет сквозь разбитые окна крыш. рассвет шумно ступает своими босыми ногами по жухлому октябрю. семь. руки интуитивно пытаются нащупать пистолет. после взрыва, должно быть он находится где-то в глубине этого саркофага. чёрт с ним. восемь. выравниваясь в полный рост, немного шатаясь шагнуть вперёд. держись,
только держись. снова вдох и выдох. девять. система навигации вышла из строя, ничего, чтобы найти дорогу отсюда, мне не нужна помощь железок. десять... жив. опять. в который раз. этот сукин сын тоже жив...

+1

31

сколько раз нужно удариться головой в бетонную стену, чтобы бессмертное недопонимание, наконец, захлебнулось осознанием очевидных вещей. Это всё нелепо и смешно, когда у шахматной доски уже не две стороны, а пять, десять углов из которых нахрапом тянется безумная череда суетливых пешек, и во всём этом сонме нарастающего хаоса не понять, кто прав, а кто виноват. У каждого здесь своя правда, своё мнение, каждый гнёт чёртову линию на себя, изрекая затяжную тираду. Ничего не меняется, вплоть до банальности, когда некоторые фрагменты новоиспечённого кино тускнеют на глазах, и яркие оттенки напоминают своими очертаниями образы затёртых до дыр фильмов, где всё одно и то же, успевшая надоесть бравада из уст осточертевших фигур. Всё повторяется с отточенной цикличностью, страница за страницей, слово за словом, убивая в корне последнюю надежду на жирную точку. Ровно по кругу, своими краями цепляя гулкое нечто реальности, чтобы изрезать по швам. И когда стрелка часов перебегает на следующее деление, дыхание в груди замирает призрачным эхом, застывая, чтобы незвучно сорваться с губ очередной порцией затёртых речей.
у каждого своя позиция, я до недавнего времени, я предпочитал молчать. Всё просто. Этот чёртов мирок костюмированного бала, кружится неспешными оборотами вокруг своей оси, попутно двигая по игровому полю пешки. Размашисто сыпля новыми нарядами, со старыми дырами, спектакль набирает широкую публику, контрастными афишами зазывая в стены ротозеев. Даже не войдя внутрь, слышны возгласы восхищения «браво», воют как стадо полоумных тварей, расцарапывая друг другу лица, все хотят проскользнуть вперёд, ведь любопытство подогреваемое жаждой острых ощущений как наркотик, его неизменно мало. Голодные рты прибывают, только почему-то двери не закрываются, и всё еще есть места в зале. Это уже не спектакль, а раздолье хаоса обрамлённого в феерию безрассудства, и только серьёзные облики актёров на фоне измазанной кровью сцены выбиваются из общей картины, но шоу продолжается. Всё еще «браво», всё еще «на бис». Этот заточенный под новую публику текст, пришёлся по вкусу кому угодно, кроме меня. Я та скверная мразь, которая всегда против, та чёртова разбитая в хлам правда, которую все так яро пытаются отвергнуть, я изгой, которому плевать на грязь внешнего мира, колышущуюся через край, плевать на правила установленные вассалами, я против, я всегда против. Это моя истинная суть.   
- порой мне кажется, что все в этой семье пьют из одного стакана... – усмехаясь, я глотнул пряного напитка, морально настраиваясь на нескромный разговор. Гордон желала, чтобы я говорил, хорошо, поговорим.
- ты была не в том положении, чтобы присматриваться к мелочам. За годы работы с Брюсом, вы постепенно насосались под завязку его принципов, которые в итоге постепенно стали вашими собственными. Всё такие же правильные, чуткие, старающиеся быть серьёзными, но учтиво скрывающие свои чувства по отношению друг к другу. Скажи что это не так? – старая пластинка легла под иглу, только вот из граммофона доносятся не привычные звуки, плавающей мелодии, а нервные щелчки истрёпанной правды, которую мне пришлось таскать за собой как засаленный мешок наполненный ненавистью в перемешу с желчью. Мой голос звучит достаточно тихо, чтобы любопытный слух сквозящей рядом девицы не уловил ненужной информации, а внатяжку надетая ухмылка лишь разбавляет привычный образ, от которого воротит всё это семейство.
- хочешь узнать больше о новой душе в городе? Прочти газеты за последние несколько месяцев. Не такая уж это и тайна. Что касается клоуна, это не ваше дело, не твоё, ни кого либо. Все, кто тебе дорог, кого ты не смогла оставить в прошлом, будут в опасности и как-бы это не звучало противно, я единственное выгодное решение проблем. Ночь на заводе забыта как паршивый сон, ничего не произошло, но если впредь ты продолжишь мешать, отношение изменится. – я внимательно наблюдал за взглядом Барбары, не упуская и малейшей возможности рассмотреть её. Забавно, но я уже забыл насколько она мила, когда не одевает эту чёртову маску, когда не носится по крышам города, изображая из себя ночного мстителя. Как бы она не старалась, как бы не пыталась казаться обозлённой на такого вот морального урода, в её голубых как зеркальная гладь воды глазах, отражалось сожаление, а рябь вздыхала тихой болью. В этом разговоре не было ничего приятного, и возможно случись всё иначе, я попросту отколол бы пару нелепых шуток, а она как обычно, рассмеялась, просто, не наигранно, искренне. За несколько лет неясного существования, кое-что в архивах памяти удалось восстановить, нет, не до конца вернуть, а лишь силуэтами ощутить тонкие выпуклости узоров, несказанных слов которым не суждено увидеть свет и сейчас.
- хочешь еще, задержись на чай у  мисс Томпкинс. – осторожно отодвигая в сторону пустую чашку из-по кофе, я постарался улыбнуться, хотя, как и в лбом другом случае, не вышло. Перетянутые струны напряжения вибрировали каждый раз, когда воздух сотрясался словами, удерживать тонкий баланс становится труднее. Выдох. Вдох. Возвращаясь к реальности из мглы веющих серостью размышлений, продолжить разговор, который так долго оттягивался.
- знаешь, когда тебя таскают как последнюю суку на тот свет, чтобы выплюнуть обратно, невольно задумываешься над многими вещами. Эдакий краштест с жирным тэгом «это жизнь», где святые истины сочными пинками вбиваются в голову, только вот зачастую с опозданием по графику.  Просто хочу чтобы ты знала, всё что происходит, всё что делается – необходимость. Я знаю, что ты зла на меня, не ты одна, но, время вымаливать прощение прошло давно, да и уже не важно. Готэм не твой Гордон, даже не твоего наставника, он принадлежит самому себе, своим принципам и амбициям, у него своя кровь, свой личный мир, своя прогнившая до костей душа, и чтобы понять его, чтобы научиться слушать, о чём шепчутся тени, одной решительности мало. Необходимо стоять за чертой. Быть частью гнили. – «ты не такая, не должна быть такой», вертелось на языке, но, видимо это та часть речи, когда стоит промолчать. Мы ходим по замкнутому кругу, пытаемся убеждать друг друга. Только между нами есть огромная пропасть недопонимания, ударяющая различием. Барбара всё еще видит во мне мальчишку в причудливом наряде, я в ней вижу лучшую ученицу моральных принципов, мы стоим по разные стороны баррикад но, как и прежде, безрезультатно пытаемся докричаться друг до друга. Я не скажу, что скучал за её голосом, за её отчётливым взглядом, устремляющимся поймать каждую незначительную деталь, я продолжу врать себе, выпуская туман язвительной горечи перед собой.

+2

32

Все всегда было слишком сложно, и никто не пытался то исправить. Каждый, каждый кого знала Барбара, упирался словно баран, гнул свою линию. И это выматывало. После споров, долгих, напряжённых разговоров она уставала куда как сильнее, нежели от прыжков по крышам домов и надирания задницы плохих парней. И вот сейчас напротив неё сидел экземпляр с самым противным, сложным характером из всех. Джейсон не горел желанием общаться, но, видимо, решил отбить у неё охоту вновь, когда-нибудь, вести с ним задушевные беседы за чашкой кофе.
Гордон глубоко вздохнула. После своей тирады она почувствовала неловкость, ожидая, что молчание все же прервется. Тодд, конечно, засранец, но не настолько, чтобы гордо промолчать. Иногда она жалела, что вообще вновь влезла во все это, особенно за последний месяц это чувство усилилось, когда, потянув за одну грязную шмотку на неё вывалился целый шкаф.
- Ты серьезно считаешь себя тем, кто познал истину? – Ирония так и сквозила в голосе. Рыжая вскинула бровь, внимательно глядя на собеседника. Она, конечно, ожидала такого поворота, но все же. – Боже, вы все серьезно? Знаете, я начинаю себя чувствовать в настоящем детском саду, правда старший воспитатель отлучился…
В словах Колпака были и свои правды, но то ли он пытался уйти от ответов, которые ей были нужны, то ли ужалить и побольнее, в общем, все вновь переходило в стадию спора, грозящую вылиться в очередной конфликт. Ей это не нравилось. Видимо, его больше впечатляли короткие разговоры с Бэтгерл, ведь иногда та могла говорить на его языке, сжимая окровавленные кулаки.
- А ты нет? Ты так вытравливаешь из себя все хорошее, но ради чего? Чтобы сделать что? Твои страдания, одинокие потуги не приносят плодов, Тодд. Скольких ты убил, м? И что, в мире стало меньше ублюдков, насильников, наркоторговцев? Нет, я не заметила этого. И что это значит? Твои методы не так уж и хороши, как ты думаешь. Ваши с Томасом методы. Вы только убиваете себя…- Она резко отвела взгляд и вновь вздохнула, делая пару быстрых глотков. – Давай не буде обсуждать кто прав, кто виноват, кому маски идут, а кому нет. Тебя это явно не интересует, а я устала с тобой бороться. Я хочу поговорить на определенные темы и донести до тебя кое-что, что твоя пустоголовая, прокуренная башка не может воспринять сразу и полностью.
Она устало потерла переносицу, слушая, как играет затертый мотив. Вечное противостояние. Говорят, что в семье не без урода. Только вот Джейсон сам решил стать таковым. Амбиции, обиды, желание доказать, что он ничем не хуже других. Все это смещалось в диком коктейле и вылилось в массовые убийства. Гордон не собиралась его понимать, не потому что это претило её моральным принципам и мировоззрению, а потому, что пережитое парнем вообще не укладывалось в голове. И что бы она не сказала, какие бы слова поддержки не нашла, он ощетинится, сбросит с себя чужие руки и вновь уйдет.
- Клоун нужен нам живым, ты можешь это понять? – Медленно проговорила она, наклонившись вперед и заглядывая в голубые глаза. – Хоть раз в жизни, отступись, поддайся, дай мне шанс достучаться до тебя. Господи, неужели тебе так трудно это сделать? Серьезно? Не страдать в одиночестве по подворотням, не прятаться в тени и не наблюдать за «счастьем» других. Я прошу тебя просто отложить свою месть. Это не тот Джокер, Тодд, ты понимаешь? Не тот. И мы не знаем, что будет, если твоя месть свершиться.
Женщина замолчала, наблюдая за собеседником. Вряд ли ей удастся до него достучаться. За последнее время она смогла понять, что имеет дело с настоящими баранами, до которых простые слова не доходят. И самое смешное, что с каждым витком, с каждым разом, вновь и вновь сталкиваясь с упрямством она сдается. Ей становится все равно, мол, делайте что хотите. И вот эта перемена, резкое безразличие пугало. Может изменения в себе и заставляли её когда-то задуматься об уходе?
- Ты мне угрожаешь? – Его предостережение даже позабавило. Если будешь мешать. Да, наивность людей бывает абсурдна. – Что тогда? Убьешь меня? Дать адрес? Проще это будет сделать в предрассветные часы, сон у меня в это время самый крепкий, знаешь ли. Пулю в лоб и нет проблем. Ну или прямо сейчас. А что, ты же привык решать свои проблемы таким способом. Что тебя останавливает? Раз, и нет назойливой девчонки, что бегает по крышам в костюме летучей мыши и пытается не дать вам всем скатиться ниже плинтуса. Отличное решение всех проблем.
Барбара резко оттолкнулась руками от стола, откидываясь на спинку стула и сложила руки на груди. Вот так просто, да? Только он же все сам прекрасно понимает, зачем вся эта игра. Они оба давно не дети, уж кто-кто, а Тодд мог бы понять, что так просто это не закончится, что она не из тех. Кто отступается и отходит в сторону.
- Но и не твой, хотя, как по мне, ты так не считаешь. Я понимаю твою позицию, Джейсон, у меня даже есть теории, почему ты такой, но это не оправдывает того, что ты делаешь и я не могу это принять, взять в руки пистолеты и пойти в разнос. Ты бы хотел, чтобы мы все стали как ты, глубоко в душе. Как бы ты не отнекивался, не говорил, что ты не навязываешь свою позицию, ты все равно это делаешь. Я изначально говорила не об этом. Хочешь выяснять отношения? Хорошо, давай обсудим, что не так между нами всеми, только с тем условием, что после ты оставишь свою жопу сидеть на этом стуле пока я не донесу до тебя простую истину – не трогай клоуна, пока все не станет ясным. Это все, что я от тебя хочу, по крайней мере, все, что я хочу от тебя и могу получить.

+2

33

это шутка. Одна большая, нелепая, до невозможности тошнотворная шутка. Трудно сказать, чем пропитан этот бредовый манер понимания окружающей реальности, когда, казалось бы, всё одно и то же, только вот настолько разное, неясное. Говорить? Зачем? Чтобы в конечном итоге опять оказаться у черты старта? Настолько приторно и смешно глотать слова, в которых вроде и есть смысл, а вроде и сущая чушь, тщательно вытоптанная приевшимися стереотипами. Остаётся только внимательно слушать, глотая каждую следующую фразу, как вычитанную цитату из глянцевой книжки за пять долларов, мерзко скользящую по перетянутым струнам наигранной лояльности. Сумбур как он есть, ограждённый колючей проволокой клок земли, на котором пытается ужиться горстка душ. Как кодло тараканов скребущих друг друга по твёрдому хитину, желая забраться на возвышенность, опрокидывая ближнего своего. Кто-то обязательно должен поддаться, упасть на спину с судорожно трепещущими конечностями, а кто-то должен взять верх над лабиринтом нелепости. Стоило бы засмеяться, наигранно ухмыляясь, дабы мало-мальски развеять напряжённую обстановку, но, весь запал учтивости угас еще задолго до того, как я допил свой кофе.
Оракул, Бэтгёрл или Барбара Гордон, каждая крупица одной составляющей и понятия не имела о том, что же сейчас происходило, кто сидел напротив неё. Я слышу каждую зудящую как разряд тока колкость, когда слово, цепляясь за слово, образовывало подобие речи пронизанной философским смыслом, без смысла. Много чего произошло за эти несколько лет, чтобы тяжёлыми отпечатками разрисовать осознание и при всём этом, остаться в полнейшей темноте. Язвительно осыпая по нужным точкам, бывший хранитель башни Корда попросту желала взять контроль над территорией, а после уже, перейти в масштабное наступление. Снова не новь? Совершенно. Пародии на Тёмного Рыцаря, все они, каждый из них. Снова и снова пытаться абстрагироваться, взять чужой темп, но чего ради? Чтобы очередная девчонка в костюме летучей мыши прикинулась большой мамочкой, чья позиция «за добро и справедливость» и ненавязчиво принялась штудировать того, кто не нажимая на курок не способен существовать? Разве это не смешно?
- браво, я почти проникся. Скоро момент, когда ты подаришь книженцию «бог с вами»? – это поле слишком долго пустовало. Нельзя вот так просто прийти и заявить на свои права, нельзя принести ворох морали перепоясанной железным нравоучением и с лихвой закормить мой и без того воспалённый рассудок. У меня есть что сказать, но я молчу. Молчу не из-за собственной ущербности, не якобы из-за чувства вины, не из-за размытости аргументов, а из-за жирной точки, которую заигравшиеся в героев детишки поставят за каждым произнесённым мной словом. Для них, Джейсон Тодд остаётся несчастным ребёнком, обозлённым на весь мир, страждущим, прожигающим своё бремя существования во имя отцовского признания. Джейсон Тодд давно мёртв, как наследие воспоминаниям остался лишь багровый символ. Это выше обычного понимания, когда даже ненависть не способна выжечь из уважение. Тёмный Рыцарь обучил меня многому, но не всему. Наставник не подготовил меня к боли, которую можно испытать лишь раз, которая сотрёт и перепишет личность одним махом, которая станет новой отправительной точкой. Когда тело отчаянно борется за право ощутить прикосновение реальности, сквозь серость забытья наружу сочатся воспоминания. Это было первым, что я почувствовал, пробирая пальцами сырую землю. Ничего кроме сожаления, ненависти. Триста шестьдесят пять дней мешок с костями, который откликался на имя Джейсон, принимал град ударов, отвечая противнику удвоенной силой. Триста шестьдесят пять дней, женщина, ведомая трепетными чувствами, желала вернуть душу ребёнку-мертвецу. А потом – правда. Слова, вонзившиеся в самую глубину естества, самый жестокий и самый сокрушительный удар, который мальчишка выстоять не смог. Все эти годы, я искал не признания. Я хотел услышать всего одно – клоун должен быть мёртв. До тех пор, пока Готэм отряхивал осевшую пыль ужаса, негодуя на темы насущные, не верные отобрали у мародёров частицу наследия Уэйнов, не званые маски ходили тенью за изгородью поместья, а тот, кого считают виновным. Сколько нужно аргументов, чтобы переписать историю? Всего один. Выпущенный из резного ствола пятидесятого калибра. Будь Джокер мёртв, дочь комиссара не стала бы жертвой, девочка солнечный луч не знала бы потерь, и вечерами, не опасалась подойти к двери, а мальчишка акробат не был настолько глуп, чтобы искать выхода в стенах проклятой гробницы. Будь Джокер мёртв, я бы не знал мир таким, каким его знает только прогнивший насквозь, испорченный серой системой ублюдок. Но. Всегда ведь есть чёртово но. Хватит. Достаточно. Каждый из них прошёл через путь крови, отмеряв все круги ада досыта, только, перемен не ощущается.
- не трогать клоуна? Как всё-таки быстро принимаются и меняются решения. Не так давно ты была готова избавиться от меня, а теперь, спонтанное милосердие? Только не говори что-то в духе «мы не убиваем»… – тихо усмехаясь, я откинулся на спинку стула, внимательно наблюдая за игривыми огоньками в голубых глазах собеседницы:
- это уже старая шутка. Меня интересует всего один вопрос. Как долго вы будете себя убеждать что всё просто чудесно? Существуют две стороны монеты. Противоположности. Всё что ты сейчас сказала – только твоё мнение. Я не присваиваю себе ключей от города, не пытаюсь забрать ваши лавры, всё, что я пытаюсь сделать – убрать за вами. Весь тот мусор, что собирался годами, что вы усердно и трепетно хранили, лелея, бережно поливая надеждой в лучшие деньки, он продолжает гнить. И что самое забавное, выносить его никто не собирается. У каждого были свои ошибки, моя наибольшая из них – я поддался чужому влиянию, что в конечном итоге убило большую мышь. Всё, что я делаю, отражается лишь на моих страницах, и наконец, прекрати тешить себя самообманом, что это из-за хороших парней ночи в Готэме стали тише. Да, Гордон, они стали тише, просто, кое-кто слушает затёртые стереотипы, старается взять в узду «проблему», вместо того, чтобы раскрыть глаза. – неторопливо подымаясь со стула, я накинул куртку на плечи, извлекая из кармана купюру брошенную на столешницу:
- так или иначе, ничего не изменилось. Ты – хорошая, я плохой, город ваш, а я лишь гость. Всё просто. Ты слишком много пропустила, Барбара, слишком много. Самое неприятное в том, что ты пытаешься наверстать половину чужой жизни заочно за час. Клоун моя забота. Он сдохнет, и точка. Бывай, рыжая. – уверенным шагом направляясь к двери, я уже думаю о том, как мысленно Оракул сжигает меня на костре. Надеяться на радушную беседу после всего произошедшего, равносильно как спросить под утро имя девушки, с которой занялся сексом, будучи в стельку пьяным. Я не знаю, как будет дальше, но в чём уверен наверняка, только что, смертный приговор сукиного сына с улыбкой был наведён жирным.

+2

34

Этого следовало ожидать В самом начале, когда она только решила пойти вслед за Тоддом ей сразу следовало бы понять что ничем хорошим это не закончиться. Слишком много упрямства, безрассудства и ненависти. Как бы Барбара не старалась, она бы не смогла пробить скорлупу. Джейсон отказывался иметь с ними хоть каких-то дел, демонстративно подчеркивал, что он ни с кем, а сам по себе. Что же тогда ожидать? Что парень сразу согласиться сотрудничать, распахнет объятья и выразит свою радость?
Сидя напротив, сложив руки на груди и откинувшись на спинку стула, она молча, поджав губы и глядя куда-то поверх правого плеча, выслушивала язвительную тираду. Ненадолго его хватило. Она ведь знала, глубоко в душе, что так и случиться. Он упрямо не хотел видеть и слышать очевидных вещей, воротил нос, демонстрировал свое презрение, по крайней мере, ей так казалось, глядя на то, как себя вел брюнет и что говорил. Огородившись забором от всего, шел своим путем, не подпуская близко и дело было даже не в том, что его методы разнились с теми, к которым она привыкла. Нет, просто сейчас слепая ненависть застилала глаза и не позволяла взглянуть на вещи под другим углом.
Вот только Тодд забыл, что перед ним сидел такой же упрямец. Барбара умела гнуть свою линию и прогибать под себя, пришла пора и птичке это почувствовать. Глубокий вдох и шумный выдох – все, что он услышал, пока неторопливо собирался, словно ждал, что она вскочит и будет его останавливать, устраивая сцены, достойные Санты-Барбары. Вот только Гордон лишь иронично усмехнулась, проследив короткий полет купюры на стол. Отлично, значит ты сам решил поиграть в кошки-мышки.
Взяв сумку, она неторопливо выудила кошелек. Как только Джейсон направился к двери, официанточка тут же кинулась к столику, несколько разочарованная столь непродолжительным знакомством с мужчиной. Её встретила улыбающаяся рыжеволосая девица, всунувшая в руки двадцатку и быстро вышедшая вслед за своим спутником, поспешно натягивая пальто. 
Видимо, у них уже входило это в привычку – он убегает, а она стремиться его перехватить и остановить, только в этот раз уже разговоров не будет, ни к чему хорошему, как она поняла, это не приводит, по крайней мере, до той поры, пока один из баранов не выбьется из сил или не обломает рога. Быстрым шагом женщина нагоняет высокую фигуру, поравнявшись с ним и останавливая, схватив за локоть.
- Все это, конечно, дико мило, Джейсон, я даже почти разозлилась на тебя, вот серьезно. – Лицо не выражало никаких чувств, только вот голубые глаза предательски поблескивали, да уголки губ подрагивали. – Только вот давишь ты не на то. Поверь, я сама уже прокляла тот час, когда вновь выудила костюм из шкафа и вообще вернулась в этот чертов города. Так что не надо давить на зажившую мозоль, больнее от неё не станет. Что касается моей «правильности», то эти твои нападки лишь говорят о том, что ты меня вообще не слушал, ну, это твои проблемы.
Она, наконец-то улыбнулась и пожала плечами. Ничего ведь действительно не изменилось за эти годы, как бы это не подчеркивал собеседник. Все те же дрязги, все та же проблема и попытки решить её разными путями, конфликты и ругани, просто это обострено, потому что каждый из них напоминает оголенный нерв, ну и отсутствие большой мыши играет свою роль.
- Знаешь, ты можешь отмахиваться от нас, вести себя как последний мудак, но ты все равно здесь, чтобы не говорил и согласился со мной выпить кофе, а не придушил. Да и на заводе… Не знаю, Джейсон, мы все изменились нам всем здесь не место и у каждого за душой есть поступок, который невозможно забыть и просто оставить в прошлом, такой, за который мы и сами себя простить не можем. – Барбара пожала плечами, выудив банкноту из кармана и подошла ближе, всунув купюру в руки парня. – Я тебя угощала, не забывай.
Она махнула рукой и собиралась было уходить, но остановилась, внимательно посмотрев в его лицо. Интересно, а когда-нибудь они смогут просто поговорить? Услышала бы она что-то вроде: «Эй, Гордон, я рад, что ты на ногах!» или ещё какую-нибудь приятную вещь, обличенную в грубую форму? Как бы то ни было, она вряд ли когда-нибудь об этом узнает.
- Советую тебе сразу стрелять. Если увидишь меня снова, я не отступлюсь, и ты так просто от меня не отделаешься. Бывай, Тодд. – С этими словами она быстрым шагом пошла в противоположную сторону.

+2


Вы здесь » Justice League: New Page » Завершенные эпизоды » сausa irae [Barbara Gordon, Jason Todd]