news

13.11.2017 - как громы среди ясного неба, ударил новый Флешмоб. спешим отметиться. лёгкой недели

2.10.2017 - для прогрессивных хирос на районе стартовал новый Флешмоб. доброго понедельника

21.08.2017 - вы не ждали, а мы припёрлись. Нежданно негаданно грянул Флешмоб. Лёгкой недели

14.08.2017 - доброго времени суток, коты. Настраиваем приёмники на волну ЛигаFM и слушаем Глас Администрации

25.07.2017 - не пропустите обновления новостей в Гласе Администрации. всех благ и лёгкой недели

23.07.2017 - а у нас во дворе, будет снова Флешмоб. всем бодрой недели

21.07.2017 - мир вам, обитатели планеты Земля. о последних новостях узнайте в теме Глас Администрации. выходные не за горами, всем добра

2.07.2017 - добра звёздочки. Узнайте о последних обновлениях на волне Глас Администрации. Доброго понедельника и хорошего настроения

27.06.2017 - доброго времени суток, коты. В обязательном порядке просьба пройти всех в Эту Тему

26.06.2017 - лёгкого и безоблачного понедельника, котики. Спешим на свежий выпуск новостей Daily News #4. Лучей добра и радости.

23.06.2017 - времени суток, милые. Для тех кто не еще не в курсе событий, улавливаем Глас Администрации. Добрейшего добра, в завершение рабочей недели.

4.06.2017 - доброго времени суток, звёздочки. В тон уходящего дня не пропустите свежий выпуск Daily News #3.

29.05.2017 - доброго времени суток не спящие и пробудившиеся. Спешим пожелать всем лёгкой рабочей недели и безоблачных будней, а для встряски вашего драгоценного внимания запущен Флешмоб.

22.05.2017 - завершился летний флешмоб, об итогах которого будет известно во второй половине дня. Спешим прочесть свежий выпуск Daily News #2. Лёгкого понедельника и безоблачных будней.

17.05.2017 - доброго времени суток и приятного времяпровождения милые звёздочки. За окном 17.05. и специально для вас, запущен прямиком из детства флешмоб. Тепла и улыбок вам в зените рабочей недели.

14.05.2017 - выходные подходят к своему эпическому финалу, в честь наступающей рабочей недели запущен дебютный Выпуск новостей. Лёгких рабочих будней и побольше приятных моментов.

12.04.2017 - проснитесь и пойте, после зимней спячки жизнь в стенах форума вновь зашевелилась. Всем не спящим в сиэтле просьба отметиться в данной теме. С любовью, Семейный Подряд.

Гостевая Сюжет Устав FAQ Занятые роли Нужные Шаблон анкеты Поиск партнера

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru

amc


active


Раскатистый гул, что с каждым мгновением становился громче и отчетливее, после сигнала королевы острова соединился в единое целое со свистом пущенных стрел, пронзительно рассекающих воздух. Принцесса амазонок пристально следила за траекторией их полета, озлобленно стиснув зубы. Казалось, что преждевременные результаты атаки не предвещали ничего хорошего: расходные единицы войска не были сильны, но количество тварей, походящих скорее на огромный рой насекомых, превышало все возможные ожидания.

Justice League: New Page

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Justice League: New Page » Личные эпизоды » The beast flees to the catcher [James Gordon, Harley Quinn]


The beast flees to the catcher [James Gordon, Harley Quinn]

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

https://cdn1.savepice.ru/uploads/2017/10/19/c7b3c450aaeb8083444d73e97f10f43a-full.jpg
Дата\время: Октябрь, 2010
Место действий: Где-то на развалинах Готема
Участники: James Gordon, Harley Quinn
Краткое описание: Иногда, когда чего-то очень хочется, оно приходит к тебе само. Но порой совершенно не в том виде, в котором ожидалось...

+2

2

После событий в ювелирной лавке Джеймс серьезно задумался над тем, что на стратегическо-преступной карте Готэма уже давным-давно появилась совершенно новая фигура, а учитывая, что девушка сумела ограбить ювелирку в одиночку, так еще и вполне самостоятельная. Если ранее она была замечена лишь вместе с Джокером, то теперь можно было сказать, что Харли Квинн не должна оставаться без внимания. Но в отличие от Короля Преступности Готэма, девушка имела вполне реальную предысторию. В ее прошлом слишком много моментов, за которые можно зацепиться.
Поначалу Гордону пришла мысль затеять самостоятельное расследование по ее делам ради того, что бы впоследствии выйти и на самого Джокера, но в итоге он понял, что Харли Квинн не просто его инструмент, подобный отбросам общества, наряжающихся в клоунские костюмы и маски. Талантливая преступница могла быть всего-навсего жертвой маньяка, который умудрился исказить и извратить ее душу.
Конечно, зацепок было много, но это все-равно не позволяло взглянуть на полную, настоящую картину. Харли Квинн все-равно оставалась непредсказуемой и неизвестной личностью. Делать какие-то выводы на том, что у полиции имелось в данный момент — было попросту глупо. Харлин Квинзель ее настоящее имя. Это все, от чего мог отталкиваться комиссар…

Копаться в чужом прошлом — дело не очень приятное и вовсе не простое. Гордон общался с сотрудниками Аркхэма, а после и с преподавателями университета, где училась Харлин. Все говорили о ней по разному, но многие утверждали, что она еще до знакомства с Джокером была немного странная и пугающая. Не найдя особых ответов, Джеймс решил «заглянуть в бездну» еще глубже. Он пошел в школу, где училась Харлин.
По сравнению со следователями, работавшими по делу Квинн, Гордон был первым, кто догадался обратиться так глубоко в прошлое преступницы. Именно там он и ожидал найти ответы на мучающие вопросы.
Учителя и бывшие одноклассники Квинзель, коих смог найти Джеймс, смогли рассказать, что она была способной девочкой, умевшей совмещать спортивные достижения с различными областями наук. Не смотря на то, что девушка пошла по гуманитарному пути, ей так же легко давались точные науки. Еще в ее раннем возрасте про нее говорил, что она не просто умная девочка. Ее по истине считали гением, но в силу определенных факторов, на нее не так сильно обращали внимание. Да и сама Харлин не жаждала становиться «смотрите, это же та самая мисс умная».
Джеймс так же узнал, что в ее родители были не совсем хорошими людьми и уже сами обладали некоторыми психическими отклонениями. Соответственно, в воспитании Харлин был значительный пробел, заполненный неизвестно чем. А еще Гордон узнал, что первый парень Харлин оказался убитым ее же руками. По крайней мере так поговаривают слухи.
Перед тем как закончить расспросы людей, знавших Квинзель в детстве, Джеймс попросил одолжить ему старую рабочую тетрадь девочки. Как оказалось, она смогла многое рассказать о своей владелице. В совокупности с учебными записями, выраженными весьма эмоциональным почерком и расположенными довольно забавно, в тетради встречались небольшие рисуночки. Уже в них можно было заметить тягу к агрессии и насилию.
Гордон заключил, что адекватный и разумный человек твердо заявит, что Харли Квинн с самого начала была плохим человеком, а Джокер лишь подтолкнул ее в мир преступности, так сказать, «запустил машину смерти из режима спячки». Но все же некоторая надежда у Гордона оставалась. Быть может, до нее все еще есть возможность достучаться и склонить на сторону без нарушения закона…

Заброшенный завод на окраинах Готэма. Здесь когда-то видели Джокера и Харли. Возможно, это всего-лишь слухи и выдумка, но проверить стоило. Подобного рода предприятия редко закрывались, и то лишь в случаях с внезапным банкротством хозяев. Завод утратил свою актуальность еще во времена, когда Гордон разгуливал со своей женой по Чикаго. Поэтому для него это место было весьма интересным. Быть может, оно на самом деле не закрылось? Просто перепрофилировалось в некое убежище?..

Гордон медленно шагал по темному цеху, изредка хрустя мусором и стеклом, попадавшим под подошву его ботинок. Он закурил сигарету и вскоре остановился, неспешно оглядывая полумрак помещения. Свет попадал сюда через заколоченные окна, находившиеся под самым потолком. Поэтому сложно было разглядывать углы помещения.
На вид здесь изготавливали какие-то детали не маленького размера. Тут находились огромные котлы и станки. Здесь выплавляли что-то. Но что — было не понятно. Часть оборудования попросту уволокли, а оставшееся было в отвратительном состоянии.
Спустя несколько минут Джеймс выкинул сигарету и достал старую тетрадь Харлин, вдумчиво всматриваясь в нее. Затем он медленно открыл первую страницу.
«Черт побери, и почему мне вздумалось полистать эту тетрадь прямо сейчас?»

+4

3

- Незваный гость хуже Татарина, комиссар, знаете такую поговорку?
Харли свесилась вниз головой, с верхней балки перекрытия, улыбаясь во все 32 зуба своей безумной улыбки. В глазах арлекины блестело лукавое озорство и вызов. Она оглядела мужчину и, облизав губы, вытянула руки над головой.
Всю свою жизнь ей твердили, что она глупая блондинка, которая в жизни ни черта не понимает. И не поймет, потому что тупым блонди не дано. Ее улыбка и голубые глаза в купе создавали образ юного ангела, который не может сделать ничего плохого. Как же так, такое очарование и сделает гадость? Да ни в жизни! Она только улыбаться и хлопать ресницами может. Что папашка твердил, что мать, все в один голос говорили, что путного из нее не выйдет. Будет торговать пирожками на вокзале, да мужиков толпами водить. А в 16 принесет в подоле. Как пить дать-принесет!
Харли бесилась от таких рассуждений, но образ идиотки из пригорода держала. Улыбалась и хлопала ресницами. Даже когда отец навестил ее однажды ночью – улыбалась и хлопала ресницами, наивно так, по-детски. Но в голове-то уже давно созрел план, давно она уже знала, как поступить.
Та смерть была не чем-то экстраординарным в жизни Харлин. Она не жалела ни минуты, что довела бедного мальчика до смерти. Так ему и надо, жалкий слабак, раз не сумел стойко выдержать напоры реальности. А вспоминая своего папашу, Харли была абсолютно уверена, что все мужчины слабы не только на передок, но и вообще, довольно слабые и ничтожные существа. Казалось бы, должно быть все иначе, но опыт говорил, что женщины куда выносливее и сильнее жалких мужчинок.
Но все сломалось, когда она увидела его – Зеленоволосого гения, который не был похож ни на одного из представителей мужчин, кого она встречала. На самом деле нет, просто Джокер смог настолько хорошо припудрить ей мозги, что Харли сама не заметила, как попала в сети того, от кого всегда бежала и считала ничтожеством. Вот так, легко, просто и играючи, она стала жертвой того, кого лечила. А закрыть сознание было делом плевым, что такое перекрыть доступ к адекватности для влюбленной девчонки, знающей, как получить доступ к мозгам.
Однако, периодами случались проблески сознания, когда воспаленное сознание бунтовало и вопило – Але, приме, девочка, ты что за херню творишь-то, а? Но что стоят эти секунды самокопания, когда тут же налетал очередной вихрь безумия, и уносил ее вдаль.
Когда он пропал, было ощущение, что вся жизнь сломалась на два периода – до и после. Но и облегчение, конечно же. Только вот беда, вернуться в нормальную жизнь она уже не могла. Будучи персоной нон-грата, она засветилась во всех полицейских сводках, стала VIP-персоной в Аркхэме в качестве пациента, а у черной мыши Харли была, если не на первом месте по желанию поймать, то точно входила в ТОП-10 преступников, чью голову он хотел бы повесить над камином в своей пещере. Но жить-то как-то надо. И на что-то. Преступная душа всегда останется преступной, потому что обратной дороги нет. «Мы плохие, это то, чего люди ожидают от нас». А еще скука. Самая настоящая скука, когда ты сидишь без дела и выходишь их дома только для того, чтобы не сойти еще больше с ума от четырех стен.
Решение пришло внезапно. Харли в тот момент сидела на подоконнике своей маленькой квартирки, которую они с Джокером сняли еще давно, чтобы залегать на дно. О ней не знал никто, одному дьяволу известно, как им удалось сохранить ее в тайне, что никто, ни полиция, ни вся королевская рать не знала где прячутся эти безумные люди.
По телевизору шел очередной выпуск новостей, сюжет об ограблении банка, или чего-то подобного, мелькание полицейской формы желтые ограждающие ленты и…
Целью был выбран маленький магазинчик ювелирных изделий, но близко к полицейскому участку и центру города, чтобы особенно громко выступить. Проникнуть в помещение ночью не составляло труда. Ловкая и гибкая Харли сумела проникнуть внутрь через окно в кабинете директора, которое заранее оставила открытым, подложив простую щепку между створками. Глупая уборщица не проверила, а с виду окно выглядело как закрытое.
Украсть что-то мелкое, но ощутимое, чтобы можно было легко сбыть в случае необходимости. Оставить следы. Карту оставлял Джокер, но у Харли были свои визитки. Только сейчас она понял зачем. Сомнений,  что он догадается кто обнес магазин у Харли не возникало. Оставалось только ждать и следить. И вот… он здесь! Читает тетрадку в ее логове, в котором часто Харли и Джокер устраивали свой кабинет. Как у ребенка отобрать конфету!
Харли улыбнулась. Широко. Довольно. И безумно.

+2

4

Мистер Гордон, словно завороженный, вглядывался в рисунки, изображенные на фоне учебных записей. Не нужно было быть психологом, что бы понять, что у девочки были проблемы. И дело даже не в ее агрессивности или циничности. Джеймс видел в этих зарисовках и шаржах натуру, насквозь пропитанную одиночеством и страхом навсегда остаться непонятой. А, быть может, это все лишние мысли, иллюзия, и Комиссару Гордону лишь причудилось то, что девушка нуждается в помощи. Так или иначе, эта тетрадь давно уже утеряла свою актуальность. много лет прошло с тех пор, как Харли закончила школу. Какие жизненные ситуации с ней приключились после того как она сама позабыла про эту школьную тетрадь? Возможно, проблемы, актуальные для того времени, вообще уже были решены и Харлин пришла к тому, что имеет сейчас уже совершенно из-за других обстоятельств.
Комиссар продолжал медленно и осторожно листать ветхие страницы, пожелтевшие со временем. Постепенно его внимание переступало от рисунков к тому, для чего, собственно, и была заведена эта тетрадь. Записи. Почерк хозяина менялся. Но при этом чернила оставались все теми же. Нельзя было сказать, что в тетради писали разные люди, что-то было схожее в каждом из почерков. Было заметно, что каждая буква вырисовывалась, хоть и торопливо. Каждое слово, фраза были словно не написаны, а нарисованы. Как будто Харлин экспериментировала каждый раз, открывая для себя новую чистую страницу. Иной человек мог бы сказать "Это писал один и тот же человек? Да у него расщепление личности!" Но нет, Гордон видел напрямую, что каждая из страниц этой чертовой тетради была наполнена работой именно одной личности. Она была потеряна, но при этом не сломлена. В поиске чего-то, но даже для нее самой неизвестно чего. Джеймса завораживала тетрадь. Для него она все больше казалась неким артефактом, чем-то очень значимым и важным, но...
- Незваный гость хуже Татарина, комиссар, знаете такую поговорку?
Мистер Гордон вздрогнул, услышав голос от куда-то сверху. Он сразу узнал, кому он принадлежал. И он вполне не ожидал того, что так быстро встретиться с ней. Он был настолько сильно погружен в ее тетрадь, что ее появление... ее голос показался для него вырвавшимся именно из самой тетради. Чертовы лицедеи! Умеют нагнать атмосферы своей клоунадой.
Тетрадь шлепнулась на грязный пол, словно была уже чем-то незначительным и ненужным. Гордон будто бы и забыл про нее, про то, что только что анализировал и пытался понять. Все его внимание теперь охватило настоящее. Хозяйка этой тетради объявилась самолично и это может уже натолкнуть на более реальные рассуждения о проблемах и болячках.
Комиссар тут же выхватил свой пистолет из кобуры, спрятанной под плащом. Он нацелил мушку в сторону, от куда якобы доносился голос. Забавно, что это огромное помещение было устроено так, что звук, рождающийся под потолком у балок, отскакивал от переплетений металла и подобно иллюзии искажался так, что в зависимости от положения слышащего, местоположение говорящего казалось совершенно иным.
Там, куда нацелился Джеймс, Харли не оказалось, но боковым зрением он увидел свисающую вниз головой фигуру, и тут же перевел прицел на нее. Он сделал это машинально. Не столько от страха (хотя испуг все же был, нечего тут скрывать), сколько от неожиданности. Мало ли что может произойти в следующую секунду. Обычно происходят какие-нибудь взрывы или распространения ядовитых газов.
- Ни с места, Харли Куин! Ты у меня под прицелом! И не вздумай устраивать фокусы, я пришел не стрелять в тебя...
Сам Джеймс не особо верил своим словам. Конечно же эта арлекина не послушается его слов, и, конечно, ему придется стрелять по ней. Что бы выжить самому, естественно. Комиссар не думал, что найдет здесь какую-нибудь важную зацепку, но то, что сама Харли Куин показалась перед ним, вводило его в некоторое заблуждение.
"Она сказала "гость". Значит, она считает это место своим... домом. Убежищем? Временным рабочим местом? Не важно. По этим словам можно прямо сказать, что я нахожусь сейчас именно на ее территории. А значит, тут могут быть ловушки. Ненавижу клоунов!.. Так, Джеймс, спокойно. Нужно доложить ребятам, что бы выдвигали наряд. Хотя... Это может ее спугнуть. Но при этом обезопасить меня. Но ведь... Черт! Старый идиот, это мне еще аукнется..."
Джеймс внезапно отвел пистолет в сторону, ровно так же как и свободную руку в противоположную. Он нахмурил брови, стараясь смотреть преступнице прямо в глаза (хотя с ее положения бюст смотрелся куда более манящим).
- Спокойно! Слезай от туда и мы поговорим. Я здесь один, но если ты не послушаешь меня, у тебя возникнут колоссальные проблемы...

+2

5

Харли рассмеялась. Звонко и громко. Отчасти из-за акустики, которую она так любила здесь. В этом заброшенном здании, где из мебели только сломанный железный стул, и тот был притащен бомжом, да огромные чугунные котлы, звук разносился так быстро и громко, что порой Куинн чувствовала себя королевой сцены. Представляя, то она на арене, выполняя трюки из прошлой спортивной жизни, она порой вообще забывала, где и зачем находится. Иногда это приводило к травмам. Ее травмам. От его рук. Пудинг быстро выходил из себя.
- Вы угрожаете мне, комиссар? – расширила глаза девушка, ее губы округлились в большую красную букву «о». Тут же ее голос стал плаксивым и жалостливым, словно девчушку обидели мальчишки, отобрали мяч и изваляли в грязи. – Зачем вы мне угрожаете, комиссар! Я же не сделала ничего дурного! Совсем-совсем!
Харли так нравилась эта ирга. Она прямо чувствовала прилив счастья и энергии. После стольких часов, дней, недель скуки, от которой не то, что волком выть, просто вешаться охота, она снова на сцене своего коварства.
И как приятно осознавать, что Городон пришел не потому что он хотел, а потому что она так все ловко выдумала и завлекла мышку в клетку. Чувство радости и триумфа – о, как это прекрасно! И как прекрасно, что она одна! Никто не мешает, никто не трындит на ухо, что что-то пошл не по плану, она снова накосячила, она снова виновата, и вообще, ни черта делать не умеет, криворукая клоунесса!
- Комиссар, давайте будем цивилизованными людьми и не будем стрелять друг в друга. Вы пришли ко мне, я вас не гоню. Хотите оставайтесь! Я даже чай могу вообразить. Правда выпить вы его не сможете. – снова рассмеялась арлекина, в этот раз над своей шуткой, от которой она едва не свалилась, чуть ослабив хватку. Схватившись руками за балку, она ловко забралась на нее, усевшись и свесив ноги вниз. Голубые глаза не сводили озорного, но темного, коварного взгляда с мужчины, которого она, зачем-то, сюда заманила. Что делать дальше? Как поступить? Убить его сейчас было бы так просто. Она в таком выгодном положении, просто достань револьвер и выстрели. Но это так скучно… Зачем, зачем тратит бесценные минуты на убийство единственного, с кем она говорит за последние несколько недель. Какая ирония, самая общительная девушка страдает от одиночества.
Снова смех. Смех, который призван скрыть ее отчаяние, ее неуверенность в следующих шагах, просто поддержать ее амплуа, в конце концов.
- Как вам погода в городе, комиссар? Вы не замерзли? Ветер нынче ужасно холодный.

Отредактировано Harley Quinn (Пн, 30 Окт 2017 15:57:25)

+2

6

     Звонкий смех раздался в помещении. Отголосок металла, искажение звука, вызванное обилием металлов в этой огромной бетонной коробке, приправленной арматурой и местами кирпичной кладкой, создавали иллюзию смеха "со всех сторон". Этот смех словно не принадлежал одному человеку. Комиссару казалось, будто смех доносится из разных уст. Первые секунды так и подумалось, будто где-то за "кулисами" этого мрачного и заброшенного места прячутся сообщники Харли, поддерживающие ее тоненьким звонким смехом, так созвучно ложащимся на слух. Но все же Гордон понимал, что это очередное искажение звука в своеобразном поднебесье заводского здания. Теперь понятно, почему Харли нравилось это место. Оно было прекраснее любой сцены для нее.
     Игривая, гибкая клоунесса восторгалась реакцией комиссара на ее действия. Она еще ничего не сделала по факту, а он уже был в своем типичном напряжении. Выхватил пистолет, готов был стрелять, хоть еще и не снял с предохранителя. Джеймс замечал, как Харли радуется его серьезности и его это немного раздражало. Ведь поведение, которое можно было вполне назвать девиантным и распоясанным, настораживало и уже на подсознательном уровне вызывало тревогу, заставляло недоверию брать вверх, застилая даже здравый смысл или желание быстро обдумать все аспекты происходящего. Харли Куин всегда была такой. Она чудила и тем самым лишь наводила смуту и страх. При всем при этом она продолжала извиваться на балке. Много кто на ее месте уже бы упал от туда, но Харли была мастером в гимнастике. Мало кто в Готэме мог бы сравниться с ее талантом.
     Девушка с иронией. Хотя нет. С сарказмом ответила на первую реакцию Джеймса, наставившего на нее пистолет. Она с явной насмешкой смотрела на его пистолет. Не трудно было догадаться, что настроение Гордона было для нее весьма нелепым. Тем не менее, комиссар не решился продолжать угрозы, чувствуя, что именно на это его и провоцируют. Как бы ему не хотелось выстрелить, Джеймс понимал, что один выстрел нарушит всю его операцию. Более того, Харли была слишком далеко от него и находилась среди балок и цепей - для нее не составит труда увернуться от пуль, даже если он решит выпустить всю обойму. Гордон это прекрасно знал, перед ним была преступница не самой последней масти.
     Очередная фраза Харли словно проигнорировала слова комиссара, когда тот отвел пистолет и начал взывать к здравому смыслу. Получалось это у Джеймса, конечно, так себе. По началу, вроде бы, Харли словно и согласилась с ним, но по окончанию ее тирады на душе у Гордона остался мерзкий осадок после очередной репризы арлекины. Девушка еще вдобавок вновь рассмеялась, словно ее шутка и впрямь была смешной и гениальной. На лице у Джеймса лишь дрогнула губа в мимолетном отвращении. Это было похоже на нервную судорогу или одинарный тик. Так или иначе, Харли продолжала калить комиссара, хоть он и старался сдерживаться. Учитывая, что он был человеком супер-стрессоустойчивым, для него это сейчас было великим испытанием.
     Куин смеялась так, словно готова была лопнуть от смеха. Никогда не поймешь, когда она переигрывает, а когда действует искренне. При этом ее хватка ослабла и могло показаться, что вот-вот и она сорвется вниз. Гордон даже немного заволновался о том, что она может упасть. А падать было куда... Для того что бы это случилось насмерть. Так или иначе, клоунесса перехватилась и грациозно поменяла свое положение, устраиваясь поудобнее, намекая тем самым, что ей здесь куда удобнее, чем стоя на полу. Комиссара, конечно, это совсем не устраивало.
     - Погодка?.. - недоуменно произнес Гордон, вскинув брови, а за тем снова нахмурившись. - В Готэме погодка никогда не была хорошей. Хватит заговаривать мне зубы. Спускайся, Харлин! И мы поговорим как человек с человеком... а не как человек с шутом.
     Джеймс не был уверен в своих словах. Он понимал, что девушка тут скорее всего не одна, хоть и никого кроме нее тут не было заметно. Она словно тянула время, но в какой-то момент, Джеймс замечал, что за радостными гримасами и задорными словечками скрывается нечто очень грустное или обиженное.
     - Харлин. Слышишь меня? Ведь так тебя зовут на самом деле? Я уберу пистолет, а ты спокойно спустишься ко мне. И мы действительно поговорим. Хорошо?
     Комиссар опустил взгляд, случайно обронив его на лежащую на полу тетрадь. Он плавно опустился, чуть ли не касаясь коленом пола, и снова поднял взгляд на арлекину. Медленно подобрав тетрадку, он столь же аккуратно выпрямился, не сводя глаз с преступницы. Поправив очки, он замер, ожидая дальнейших действий Квинзель, даже не надеясь, что все сегодня пойдет точно так, как он бы этого хотел.

+2

7

Она не услышала. Всю тираду комиссара она пропустила мимо ушей, потому что в глубине зала, там, где непроглядная тьма клубилась облачками пыли и металлической стружки, мелькнул проблеск, такой знакомый безумной арлекине. Она пристально всматривалась в темноту, стараясь уловить малейшее движение, шорох или блеск его глаз. О, да, по всей видимости, он вернулся, чем Харли была несказанно рада.

Когда ей было 6 лет, папа первый раз приехал домой пьяным. Он ползал по полу, мычал, хватал мать за голые ноги, торчащие из-под старого халата, пытался встать по стенке и материл на чем свет стоит всех вокруг. Харлин маленьким клубочком свернулась под письменным столом, который стоял в дальнем углу комнаты, и старалась даже не дышать, лишь бы отец не услышал и не увидел девочку.  Что будет дальше – она не знала, отец никогда не показывался ей на глаза в таком виде, только периодически от него пахло резко и неприятно, когда он склонялся к ней, чтобы поцеловать в макушку. Что это за запах, она не понимала. Так же, как не понимала, почему папа не может стоять на ногах и так ругает маму, которая в попытках поднять отца, часто билась об углы мебели, на которую он ее толкал. Периодически он выкрикивал нелестные эпитеты в ее сторону, и «сука», «шлюха подзаборная» и «стерва» были самыми приличными.
Харли вытирала слезы и тряслась мелкой дрожью, когда отце увидел девочку, проползая мимо стола. Его глаза она запомнила на всю жизнь: красные, словно налитые кровью, полные безумия и ярости, он не узнавал свою маленькую девочку. Он видел в ней врага, который призван убить его здесь и сейчас. В пьяном бреду человек может сделать что угодно и видеть он может что угодно. И подчас простые безобидные вещи кажутся ужасными и страшными.
Отец попытался схватить ее, протягивая трясущуюся руку, хватая пальцами воздух перед носом Харли и пытаясь устоять на коленях. Одной рукой он пытался держаться за стол, но это слабо ему помогало. Стол, будучи старой рухлядью, не выдерживал натиска массивного мужчины, который опирался на него практически полным весом. В какой-то момент он опасно накренился и почти упал, если бы мать не огрела отца тяжелой книгой, кажется, это была книга по психологии, и отец не рухнул на пол, рыча и извергая проклятия. В попытках встать, он оттолкнул мать, которая упала на пол и ударилась головой об угол подлокотника кресла, в котором часто любила сидеть и читать. Мама отключилась сразу же. А вот отец, не осознавая, что натворил, пополз к девочке, которая от страха почти потеряла сознание. Она крепко сжала веки и попыталась мысленно уйти куда-то, где не так страшно. И вот тогда пришел он. Он – это зеленый, чешуйчатый змей с изумрудной, твёрдой кожей и красным хохолком из шипов на голове. Его глаза, желтые, сверкали в темноте, словно два уголька. И если бы в любой другой ситуации, Харли испугалась бы это чудище, то сейчас она увидела в нем своего спасителя. Мысленно она абстрагировалась от реальности происходящего и начала молчаливый диалог с ящером, который, как ей казалось, был приветлив и дружелюбен. В тот вечер это случилось первый раз. Как часто отец в пьяном угаре приходил к ней в комнату, она не знает. Всегда в это время она разговаривала со своим другом. Он приходил каждый раз за несколько минут до прихода отца. Порой Харли даже ждала его. Иногда скучала. Но она знала точно, если приходит Он, значит, ей грозит опасность.
Спустя 15 лет, когда она стояла над телом своего бойфренда, она тихо улыбалась и разговаривала с Ним. Он уютно свернулся на шее парня и, как будто, улыбался, говоря: Детка, ты молодец, ты смогла.
Периодами Он исчезал. Иногда не появлялся днями, неделями, порой исчезал на месяцы. Но всегда возвращался. И даже, когда Джокер издевался над ней, запирал в шкафу или унижал прилюдно перед своей бандой, она всегда находила утешение в Нем.

Сейчас она смотрела в темноту и с трепетом ожидала, когда Он появится. Когда Он выйдет на свет и снова, как это обычно бывало, подмигнет ей янтарным глазом. Она ждала. И даже, в какой-то момент забыла, что она не одна и принимает гостя. Которого сама же и пригласила на уютный огонек отчаяния. Она тянулась, нервно прикусывая нижнюю губу, всматривалась и, почти сорвалась с балки, но вовремя схватилась рукой и удержала равновесие. И тут, в темноте, на стене, появился Он, сверкая изумрудной кожей. Харли улыбалась ему, старому другу. Махала рукой и счастливо моргала, не замечая ничего и никого вокруг. И только тихий смешок комиссара вывел ее из транса, и она отвела взгляд. В этот момент произошло сразу несколько событий, которые в последствии она звала «проделками сраной судьбы»: что-то просвистело у уха девушки, она слетела с балки, но успела схватиться за цепь, свисающую с потолочной балки, ощущая, как саднит кожа на ладонях. Срываясь по цепи, практически в свободном полете, она вскрикнула, ища глазами Его.
В следующий момент она шлепнулась на пятую точку на бетонный пол, больно ударившись локтями и спиной, громко выдохнула и перевернулась лицом к полу, стараясь привести дыхание в порядок. Вокруг все кружилось и металось, словно она стояла на карусель, мир не пытался даже остановиться, словно насмехался над ней, плевал в лицо своим безразличием. И только Он, тихо подползая к ней и обвиваясь вокруг ее кисти, молча улыбался в опасном змеином оскале.
Поднимая глаза, она, словно в первый раз увидела Гордона, который со смесью страха, тревоги и удивления, смотрел на нее. Арлекине и в голову не пришло, что все, что сейчас произошло было только плодом ее воображения, свист, пули, змей, опасность. Что-то подсказывало ей, что случилось не самое приятное, но терять лицо она не хотела. Быстро, на сколько это позволяли силы, она вскочила на ноги, изображая на лице улыбку, словно весь этот трюк был задуман и показан публике в первый раз, и вышел он потрясающе. Подняв руки на манер цирковой гимнастки после выступления, она рассмеялась и в два сальто прыжка, отскочила от Джеймса на приличное расстояние, усаживаясь на старый, потрепанный стул. Закинув ногу на ногу, она смотрела, ждала, просчитывала пути отступления. Он мирно покоился у нее на руке, обернувшись несколько раз изумрудными кольцами.

+1


Вы здесь » Justice League: New Page » Личные эпизоды » The beast flees to the catcher [James Gordon, Harley Quinn]