Гостевая Сюжет Устав FAQ Занятые роли Нужные Шаблон анкеты Поиск партнера
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru

ИТОГИ

Justice League: New Page

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Justice League: New Page » Личные эпизоды » Illegally blonde [Harley Quinn, Stephanie Brown]


Illegally blonde [Harley Quinn, Stephanie Brown]

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

http://sd.uploads.ru/PG34U.jpg

[Bon Jovi— It's my life]
Дата\время: 15 ноября 2016, 18:34
Место действий: Готэм
Участники: Харли Куин, Стефани Браун
Краткое описание:
Иной раз, находясь по разные стороны баррикад, не особо получается и поговорить по душам, разве только если за разговоры по душам можно считать «Я остановлю тебя во имя добра!!!» и «Нет, ты этого не сделаешь, мвахахахаха!». Все бы ничего, но клише иногда начинают надоедать, да и вообще что-то скучно живется. И к счастливому несчастью, желания имеют свойство исполняться в виде нестандартных ситуаций — добро пожаловать на борт одной протекающей лодки.

+2

2

Одна ночь.
Стефани продержалась всего одну ночь.
Днем — всё обычно, она продолжила быть старой доброй Стефани Браун, от которой не стоит ожидать чего-то шокирующего, разве что учудит что-нибудь раз в полнолуние, но всё это мелочи, у всех есть свои странности.
Ночью… Впервые за долгие месяцы девушка спала. Это было непривычно, неправильно, Браун долго ворочалась в кровати, не смыкая глаз и размышляя над тем, насколько же это ошибочно. Насколько неестественно лежать в кровати, осознавая, что в это время другие охраняют её сон. Не должно быть так. Она должна быть там, среди них.
А значит будет. Если Бэтгёрл что-то решает, то её невозможно остановить. Стефани могла сидеть в подполье с Прокси, расследуя собственное дело дистанционно, но… Нет. Венди справится и в одиночку, нужно лишь время, а Стеф снова полезет в бой. Как-никак, хочешь спрятать дерево — прячь его в лесу.
Впрочем, если Стефани Браун сдалась на вторую же ночь, то Бэтгёрл держалась дольше. Ровно до того момента, когда не пырнули ножом неизвестную, новенькую в мире борьбы с преступностью — такую уж ли и новенькую? Боевые навыки были доведены если не до совершенства, то до автоматизма — чётко, слажено, быстро, действенно. Невнимательность подвела  — «Браун, берегись!» в наушнике прозвучало слишком поздно, а брони, поглощающей часть урона, не было, за такую вряд ли можно считать толстовку с намеренно ироничной буквой «S».
Судьба определенно любила Стефани — бывало гораздо хуже, а значит «просто царапина», можно проигнорировать беспокоящуюся Прокси и снова пойти в пекло. Только, пожалуй, уже в качестве Бэтгёрл. То, что блондинка погоняла шпану не сделало погоды, бегать от копов достало, она ни в чем, черт возьми, не виновата. Почему, кстати, Гейдж подозрительно молчит?
Раздражение от такой неловкой ситуации, которая никак не могла разрешиться, превысило инстинкт самосохранения. Почему самосохранения? Если мама узнает, что Стеф загремела в тюрьму, то убьет непутевую дочурку, хладнокровно и безжалостно. Стефани же, отбросив раздражение, даже начинала видеть в ней что-то забавное — её прямая дорожка что-то слишком часто стала выводить куда-то в кривые дебри. Может, подобрать себе какое-нибудь прозвище для тюрьмы на всякий случай? Или прикинуть, куда можно набить татуировку да и вообще что это за татуировка будет. А ещё надо выучить тюремный слэнг, чтобы быть во всеоружии. И проверить, содержится ли в Блэкгейт Артур Браун или нет. Хотелось думать, что нет, на семейные воссоединения она никак не была настроена, да и на попадание за решетку тоже, но не пошутить грешно.
Признаться, её не особо-то и искали, что играло на руку и одновременно чуть-чуть задевало чувство собственного достоинства. А как же распечатки в стиле «вооружена и очень опасна»? А как же вертолёты, попытки заманить с помощью какой-нибудь приманки? Либо готэмская полиция в конец разленилась, либо Ник всё же действительно святой и смог как-то повлиять на расследование, значительно его замедлив, а может и то, и другое. Скорее всего, именно третий вариант. Но кому уж жаловаться, точно не Стефани, которой все, что позволяет тянуть время, играет на руку.
Может, если уж совсем размечтаться, она даже сможет собственноручно поймать эту тварюгу, из-за которой и пошла-поехала череда неудач, заставить его подписать чистосердечное и отвоевать свое честное имя. Если же брать за минимум, то и доказательства невиновности неплохо. Хотя, черт возьми, все перед носом: ни у одной из Бэтгёрл нет и не было в арсенале пистолетов, навык был, оружия нет.  Или, если уж брать совсем примитивное, то Бэтгёрл следовали правилам Бэтмена, среди которых четко выделялось «Make peace, not war». Но... Нет улики — нет дела, есть улика — есть дела. Подставили? Нет, даже не слышали о таком, нужно же нам как баранам биться в стену как в единственный прямой путь. В этом фараоны (ох, с кем поведешься, от того и наберешься, не было в жизни Стефани Венди, никогда так не сыпала жаргонизмами) чем-то напоминали Браун её же саму.
Но пока либо зацепок нет, либо для этих зацепок не нужна Стефани, а значит почему бы и не самой попытаться как-нибудь реабилитироваться? Ведь если она принесет, скажем, Кобблпота прямо на блюдечке с голубой каемочкой в Полицейский Департамент Готэма, то ей все простят, всё поймут, а там и доказательства появятся, и всё, все счастливы-довольны, хэппи энд наступил неожиданно, но приятно. Но пока неожиданно и неприятно не хэппи энд наступал только для мелких сошек. Пока что на великие подвиги приходится только наедятся, увы и ах.
И где же этот шанс? Судьба, если ты уж благосклонна, то давай до конца, а? А то выходит несправедливо как-то.
— Тащи свой зад в «Toy Joy». Харли Куин. Дебош, кажется, но зная этих психов, это не точно. — deus ex machina в виде Прокси. Бэтгёрл самодовольно улыбнулась. Чуть-чуть наглости, капелька очарования и бесконечная харизма — и случайные совпадения для тебя становятся чем-то на подобии улыбнувшейся Удачи. Надо поспешить, а то удача вещь весьма коварная, вдруг, скажем, Найтвинг прибудет на место раньше, чем она и всё, прости-прощай, шанс на героический поступок. Случайные обстоятельства снова сложились удачно — пару заковыристых проулков, пара крыш, пара пожарных лестниц — вуаля, вот и магазинчик. Пафосно планируя с крыши и не менее пафосно приземляясь, Стефани завела извечную и излюбленную шарманку, в некотором роде это уже священный ритуал, без которого нельзя обойтись:
— Стой смирно, Куин, и не придется никому причинять вреда! — и поскольку это все-таки ритуал, то и произносилось это всё со вздернутым носом и веселым тоном. Но стоило только взгляду девушки чуть-чуть опуститься, как на лице изобразилось недоумение. В отличии от Бэтмена она не умела держать свои эмоции при себе, как, впрочем, и свое любопытство, и расставленные в ряд игрушки его действительно раздразнили. И если иной раз Бэтгёрл могла с ним бороться, то иной раз всё же не получалось: — Может поведаешь свой гениальный злодейский план, чтобы я искренне поразилась?

+3

3

Статистика психиатрического отдела всех больниц, а также служб спасения говорит о том, что в дни Рождественских праздников уровень суицидников значительно увеличивается. В особенности среди одинокого населения трущоб и неблагополучных районов. Что уж говорить о тех, кого бросили в канун Рождества или те, кто никогда и не знал, что такое внимание, забота и любовь.
Для криминальных товарищей Готема же наступала та пора, когда можно было разгуляться на широкую ногу, и вести, практически неограничивающий никого, образ жизни. Люди в безумных поисках подарков, бизнесмены, которые забыли о предстоящих праздниках, неверные мужья и жены, кто отоваривался так, чтобы никто не увидел их, покупающих что-то, что идет в разрез с обычными подарками своим половинам. В это время уровень мошенничества и грабежей рос в три, а то и 4 раза. Впрочем, копам до этого дела практически не было, так как они разгребали трупные кучи под мостами, у водостоков и под окнами высоток. Да, в это время криминалитет чувствовал себя, как никогда свободно.
В то утро, вернее в 16 часов утра, Харли проснулась с одной мыслью: как же скучно, черт возьми! С тех пор, как она осталась одна, она почти не выходила на улицу и развлекала себя периодической стрельбой по голубям на соседних крышах, или смотрела новости и тихо завидовала тем криминальщикам, кто еще в состоянии что-то делать. Сказать, что она была в депрессии – ничего не сказать. Но это была не та депрессия, которая проявлялась полным безразличием к миру и к себе, постоянные трансовые трипы в одну точку и сон по 18-20 часов. У безумных вообще без лекарств такое невозможно, если уж откровенно говорить. Харли просто было до одурения скучно, она лезла на стенку от скуки. Выла на луну от скуки. Резала носки от скуки. И в какой-то момент ей это в конец надоело.
Выйдя из душа, она глянула на себя в зеркало и поняла, что улыбка, которая никогда не сходила с ее лица, исчезла. Мокрые волосы свисали грустными и апатичными прядями и не вызывали того восторга и радости, от которых хотелось петь и танцевать.
Арекина вдруг резко ощутила, что если она сейчас же ничего не сделает, то просто сойдет с ума. Во второй раз. Или в третий. Да какая разница! Надо что-то делать!
Вылетев из ванной, она, перекрутив волосы полотенцем, голая, плюхнулась за стол, где стоял видавший виды старенький ноутбук, который когда-то еще пользовал Джокер. Введя в поисковике «Рождество в Готеме», она принялась скролить сквозь ворох ссылок о том, что вообще происходит в городе. «Ярмарка печенья», «Рождественские песнопения», «Любительский театр ставит «Святую ночь» в городском театре». Скууууууучно. Можно подумать, люди разучились веселиться!
И тут взгляд девушки упал на заметку о том, что в местный молл завезли рождественскую коллекцию игрушек, призванную «развеселить даже самого хмурого ребенка». И все сложилось в голове безумной девицы, словно тумблером все части пазла встали на свои места.
Как вообще протекает работа мысли у сумасшедших людей? А у безумных? Ведь логика в их головах совершенно безоговорочно и пряма. Если безумному человеку что-то втемяшится в голову, так оно и будет. И хоть ты тресни, объясняя, что он не прав. Если игрушки призваны развеселить людей, значит, их надо принести в народ как можно быстрее! Ведь скучно-то сейчас.

Харли не заметила, как оказалась у гипермаркета, прокралась к служебному входу и, даже без особых усилий, проникла внутрь. В помещении царил полумрак, изредка нарушаемый поблескиванием мишуры или отблеска в елочных игрушках. Тишина и покой, пахнет смесью древесины, резины и новой обуви. Все, что так нравится девочкам.
Отыскать магазин игрушек не составляло труда, в конце концов, Харли часто бывала там, когда была маленькой. Любовалась огоньками, мечтала о красивой кукле и рассматривала всякие интересные разности. Часами могла там зависать, кстати.
Коробки с игрушками, которые представляли собой плющевых зверей разных цветов и раскрасок, с позитивными надписями на смешных шапочках и свитерочках, нашлись в подсобке, в углу, сиротливо прикрытыми брезентом. Тут уже Харли не смогла сдержать гнева и пелена застилила ее глаза…

Очнувшись от знакомого и назойливого голоска, Куин уже сразу представила себе, как чья-то задница будет гореть сегодня. И была совершенно уверена, что не ее. Она обернулась, не разгибаясь из позы «бабушка занимается агрофитнесом. Упражнение пропалывание моркови», держа в зумах кролика, которого собиралась поставить в конце шеренги игрушек, что выставила к выходу. Она и правда верила, что как только закончит их строить, они бравым маршем вышагают из магазина.
- Тюю, блонди, какая встреча. Чем обязана визитом? -  усмехнувшись, арлекина вернулась к своему занятию, ведь время поджимает, пора отправлять плюшевый зоопарк в свободное плаванье взрослой жизни. – Прости, нет времени болтать, скоро сюда придет охрана, а я не готова к принятию таких высокопоставленных особ. Прическа там, знаешь, маникюр.
В подкрепление своих слов, она помахала рукой, мол, видишь, никакого марафета, и отвернулась.

+3

4

Ещё со школы, Стефани не помнила только, со средней или старшей, она выучила, что сила действия равна силе противодействия. Казалось бы, касается только физики, но нет — в жизни находится и гораздо больше и других примеров, находящихся на более высоком, чем материальный, уровне. К примеру, реакция Харли Куин на появление Бэтгёрл не была, скажем, столь агрессивной, скажем, настолько, насколько ожидалось, сила действия была равна нулю. И соответственно, если верить физике, то Стеф ничего не должна делать, дабы сохранить баланс сил.
Но. Жизнь - не физика, к счастью для Стефани, имеющей свои особые тёрки с гравитацией, ведь будь жизнь физикой, то обязательно бы это припомнила. И поэтому помимо строгих законов материальных, есть такие духовные понятия как «честь», «долг» и, конечно же, «мораль», куда без нее родимой. И гражданский долг, точно. Сейчас, наверное, в деле даже больше гражданский долг, чем все остальное.
— Ты же знаешь, спасаю мир, — будничным том, будто бы не с опасной преступницей общается, а с университетской подружкой, отвечает Стефани, в чьей голове созревает план, отвечающий на вопросы кто виноват и что делать. Ладно, только на что делать, потому что... Нападать на того, кто на тебя не нападает как-то неудобно что ли? Кто говорил, что в наше время рыцарство мертво? Хах, живее всех живых, Бэтгёрл, к примеру, и вовсе сейчас опирается вовсю на правило «дамы вперед». Ну и что, что она сама дама, нечего придираться к ничего не значащим мелочам, они только портят картину.
— Да, весьма досадно, — Бэтгёрл покачала головой, показывая своё сожаление и неодобрение столь неудобной ситуацией. Даже вздохнула, почти что сочувствующе, почти что проникновенно и почти что печально, а потом сделала маленький шаг вперед. Малюсенький. И лишь затем голосом, полным искренности, сердечности, дружелюбия и практически беспечности повествует: — У меня недавно тушь от «Maybelline» закончилась, стоила, конечно, дорого, но была просто великолепна.
Стефани буквально слышит, как на другом конце провода кто-то едва удерживается от ироничного смешка. Честно, почти что удивительно, Браун-то думала, что Венди начнет опять закатывать глаза, но нет, кажись решила довериться. И правильно, ведь какими бы сумасбродными не были её импровизации, с вероятностью в пятьдесят процентов они работали. Девушка делает ещё один шаг, маленький, будто бы его и не было. Ей всегда не хватало терпения, но ошибки и их последствия — лучшие наставники. Стефани действовала медленно и бесшумно, настолько, насколько могла, доставая наручники из напоясного кармашка. Что может быть лучше тихого и мирного ареста? Никаких тебе драк, никаких тебе криков, никакой лишней головной боли.   
Браун слышит, как про себя кто-то считает до десяти, тяжело вздыхает, тем самым жалуясь мирозданию на то, как тяжело жить с бэтблондинками и только потом уже удосуживается сообщить, что так-то Харли права, фараоны уже окружили гипермаркет и постепенно продвигаются к магазину.  Детектива Милашкавича среди них нет. Плохо. Но терпимо. Главное просто отдать Харли в руки правосудия, т.е. заболтать ещё немного до их прихода, оправдать себя и пафосно свалить в ночь. Наилучший вариант, который только может быть.
— Так вот, купила я временно какую-то китайскую и это просто бррр. Ни тебе водостойкости, комки какие-то, даже объемности не придают, — Стеф добавила в голос капельку трагичности, разочарования и недовольства. Стефани умела великолепно врать, но не всегда умела столь же великолепно скрывать свои эмоции. Взгляд голубых глаз несколько раз скользнул в сторону дверей. Ещё шаг. Маленький. Бэтгёрл делает глубокий вдох и выдох, резко хватает Куин за руку и защелкивая наручник, как и на своей, так и на другой.
— Если хочешь, могу, как появятся деньги, и тебе тушь купить и отправить в Аркхэм, — очаровательно улыбаясь, заканчивает свою историю Стефани. Вот он, хэппи энд. Осталось только дождаться доблестных служащих полиции и сдать Харли. Три минуты. Для того, чтобы прибыть, копам нужно три минуты максимум. Сколько осталось? Стеф мысленно начала отсчет от десяти до нуля, не уверенная, что столько действительно осталось, однако... Вдруг не прогадала?
Прогадала. Отсчет остановился на семи, стоило начаться новому ритуалу. Ритуалу поимки преступников стражами закона. В здание врывается оперативная группа, Стеф буквально слышит, как у кого-то уже с губ срывается фраза, что-то в стиле «бросить оружие, поднять руки и подойти к стене», как вместо неё слышится удивленное «Бэтгёрл!?».
Стефани стало интересно, по какому принципу выбирают набирают сотрудников, тупости? Тогда как туда попадали те, кто вызывали уважение своими поступками? Просто... Следующая фраза слегка выбила из неё дух:
— Сдавайтесь, не оказывайте сопротивление или мы откроем огонь! Считаю до трех. Раз!
Стефани нервно усмехнулась и поглядела на Харли. Серьёзно, вот не лучшее время для высоконравственных дилемм: своя свобода ценой сбежавшей преступницы или же восторжествовавшая справедливость ценой чуть меньшей восторжествовавшей несправедливости. Однако... Эгоизм всегда превышает чувство справедливости. «Два.» С сожалением и раздражением Браун быстро шепчет:
— На счет три я бросаю дымовую гранату и мы бежим. Быстро!

+3

5

-Воу-вой, красотка, полегче! Я, конечно, люблю побрякушки, но конкретно на тот металл у меня аллергия!
Арлекина поморщилась, глядя на наручники, прочно сковавшие ее правую кисть. Ну вот что опять за напасть? Стоит хоть раз что-то хорошее сделать, сразу налетают представители закона и пытаются помешать такому прекрасному, благословенному плану по спасению бедных очаровашек. Харли явно не везло, и она это прекрасно понимала.
Вообще, понимания «черная» и «белая» полоса в жизни всегда нервировали девушку. В конце концов, ты сам кузнец своего счастья, хочешь счастья? Куй! А если не куется, значит, плохо куешь. В конце-то концов, хватит ныть, возьми себя в руки и делай хоть что-то!
Часто во время практики, когда к ней на сеансы приходили молодые девы с оленьими глазами и жаловались, что у них никак не выходит наладить свою жизнь и обрести абсолютное счастье, порой ей хотелось запустить учебником «Клиническая психиатрия» прямо в лоб этой воздушной фее. Но политика врача и специалиста, а также клятва, которую она принесла на подступах к колледжу, не позволяли ей подобной фривольности, поэтому, она, стиснув зубы, молчала, улыбалась и задавала наводящие вопросы, чтобы клиентка сама поняла, где, мать ее, она неправа в поведении в свой жизни. И при всем при этом, она сама отчетливо понимала, что где-то сама так жестко накосячила в своей паутине судьбы, что ей, кажется, уже и не видать того прекрасного явления, как счастье.
У верующих под корку вбито, что все мы приходим грешниками в этот мир, и в течение жизни мы искупаем грехи, чтобы после смерти ступить в рай. Вот только никак Харлин не могла понять, что именно, какие грехи человек совершает, только войдя в мир? Чем он так провинился, что если помрет в младенчестве, то отправится в ад? Тем более, если еще не успели покрестить. Куинн никогда не верила в Бога и тем более не была верующей.
Вера во что-то всевышнее, в высшую силу, которая помогает, или карает, или вообще бездействует-шизофренический бред. С тем же успехом, можно верить в макаронного монстра и быть уверенным, что рано или поздно тебя точно покарает тефтелевый демон. Так какая разница, в кого верить? В умника на небесах, дуршлаг или мучное нечто?
Казалось бы, какая связь между девами, ожидающими счастье и Богом и верой? Никакой, скажете вы, и будете правы. Как минимум потому что каждый заслуживает верить в то, что хочет, но… Харли не считала, что верить во что-то так слепо-самое лучше и благо из благ. Ирония, правда же? Та, которая слепо верила и доверяла человеку, который ее разрушал, не верила ни во что.
Сидеть и ждать, пока кто-то сферический во вселенной услышит мольбы твои жалкие, можно поседеть от натуги и ожидания. И совсем не факт, что что-то произойдет. Но если ты решился сделать шаг в сторону свершения и исполнения мечтаний, то воздастся тебе. Просто иди и делай!
К слову, в лет 14 назад в США действовала очень известная секта, которая внушала людям, которые не сумели добиться желаемого в жизни, что они просто не туда смотрели. Вот есть человек, у человека есть мечта. И осуществить эту мечту ему не удается. Не потому что мечта неосуществимая, а потому что он плохо старается. Ты может, просто встань и иди! Встань и делай! И последователей такой секты были миллионы. Причем, после того, как схема – «Встань и делай» провалилась, секста выпустила второй этап внушений – книга «Почему не получается, если я встал и делаю?»
Рассуждать можно долго и скучно, но Харли всегда считала. Что если ты хочешь чего-то, тебе просто нужно начать. Хочешь чего-то? Иди к мечте. Не можешь идти? Ползи. Не можешь ползти-ляг и лежи в направлении. Что, собственно, и сделала девушка, выйдя этой ночью из дома. Она встала и вышла навстречу приключениям, которые не заставили себя ждать и явились в лице белокурой бедовой девицы.
Харли слышала, что блонди ныне вне закона, что ее с одной стороны радовало, а с другой… ей было все равно. Жизнь та еще сука, и в любой момент удача может повернуться к тебе задницей, так, что ты и ахнуть не успеешь, все полетит к чертям из-за одного неосторожного шага.
- Послушай, давай не будем создавать друг другу проблем. Я сейчас закончу и уйду, и как будто мы друг друга не видели, согласна? Мне проблемы не нужны, я их спасти пытаюсь! – махнула рыжая в сторону игрушек, растягивая губы в жалостливой улыбке. На Стэфани эти увещевания явно не действовали, к тому же, Харли услышала полицейские сирены и в воздухе отчетливо запахло жаренным. В какой-то момент Харли уже поприветствовала снова свою палату в Аркхеме, но произошло то, чего арлекина совсем не ожидала. Фраза, брошенная Стэфани сначала повергла Куинн в ступор. Она не мигая уставилась на «хранительницу порядка», приоткрыв алые губы. WTF???
Сначала ей показалось, что это шутка или очередная ловушка. Стоит им выйти и блонди точно сдаст ее полиции или просто убьет. От этих крылатых чего только можно ожидать. Но взгляд девушки явно не говорил о намерении шутить или издеваться. Страх и, в каком-то смысле, отчаяние, говорили о том, что сейчас тот случай, когда зло и добро заодно, причем зло и добро неимоверным образом смешались и представляют теперь серое и непонятное нечто. Что ж, Куинн, ты хотел приключений – держи.
Харли кивнула, откидывая плюшевого слона за стойку и приготовилась бежать и сражаться, если потребуется, с представителями закона. Чем черт не шутит, вдвоем им точно будет проще свалить и запутать следы ищеек. Во всяком случае, это не скучно.

Отредактировано Harley Quinn (2018-01-09 15:55:55)

+2

6

Странно, но Стеф не считала Харли своим врагом. Угрозой обществу? Да. Психопаткой? Тоже верно. Но не врагом. Это странно, но это именно так. Браун не знает, как думали Бэтгёрл до неё о готэмских злодеях, но... Приятно было думать, что новая Бэтгёрл соответствовала новому времени, а значит и переменам в лучшую сторону. Всё же если хочешь изменять мир, то начинай в первую очередь с самого себя. Стефани искренне улыбалась и даже шутила с теми, кто по воле случая оказался с ней по разные стороны баррикад. С Глиноликим у неё и вовсе вышло задушевнейшее общение, всё омрачалось только фактом того, что их мнения не совпали по одному несомненно важному вопросу: Карло хотел убить мышку в фиолетовом, а вот Стеф очень хотела жить. Конечно, Браун приложила все силы, чтобы прийти к соглашению, но не получилось. Обидно.
Возвращаясь же к теме отношений к злобным мира сего, то... Врагами она могла назвать, пожалуй, только Джокера, кроме того, что он клоун с плохими шутками, он изрядно насолил (мягко говоря) членам её семьи, а на такое закрыть глаза нельзя. А ещё он был полный псих. В смысле... Абсолютно безумен. Если в других проявлялись какие-то зачатки благоразумия, хотя бы инстинкты, то Джокер - псих.   Ещё к врагам она могла отнести Пугало, но к счастью, он уже обезврежен. Даже Черную Маску Стефани не могла назвать врагом, но, наверное, не из-за того, что так легко всё простила и забыла. Стефани было страшно. Ей действительно было страшно за себя, за других. Не только за Барб, Тима, Дика, Джейсона, Касс, даже Кару, хотя вряд ли он сможет дотянуться до девочки с Криптона. Ей было страшно и за Готэм. Однако, как бы это не было эгоистично, в первую очередь всё же за себя. Стефани не хотела, чтобы в один миг Сионис столкнул её в тот Ад, из которого она еле выкарабкалась, и совершенно не уверена в том, что сможет повторить этот трюк.
Стефани не могла назвать большинство готэмских злодеев врагами потому, что для вражды требуется что-то личное. Не обязательно ненависть, но какая-то искра. Для остального же вполне сойдет и жажда справедливости.
Наверное, может поэтому она не особо-то и как-то и скатывалась в отвращение к самой себе, типа, как так можно, я же герой, мне не пристало  сотрудничать со злодеями да ещё и против кого - против полиции! Стефани была даже почти что рада, что Брюс мертв и не видит всего этого, а сама Стефани имеет почти полноценную семьи и не удочерена. Иначе бы Уэйн обязательно назвал её главным семейным разочарованием. Не то, чтобы не за дело, да и не в первый раз было бы... Но согласитесь, что это всё же обидно. Если начать разбираться, правда, то он так и так бы её семейным разочарованием назвал, вроде бы сидение за решеткой, раскрытие личности тоже на позор смахивает. Интересно, а что бы сделал Бэтмен, если бы оказался в такой ситуации, если забыть о том, что он в такое точно никогда бы не вляпался? Вряд ли Браун уже дано когда-нибудь это узнать.
Что же, если даже Харли удивлена подобному повороту событий, то полицейские тоже будут, а это уже будет преимуществом. Помимо этого же Стефани решила рискнуть и разыграть ещё один туз в своем рукаве. Тот, которым пользоваться не очень и хочется, она не хочет причинять хоть какой-то вред стражам закона, но необходимость иногда вцепливается мертвой хваткой в горло. «Птичка» — под милым и безобидным словом скрывался перехват связи у копов и трансляция высокочастотного звука, временно выводящего из строя. Стефани быстро достала гранату.
— Три! —  Прокси выпустила «Птичку», Стефани выпустила дым и ринулась вперед. Браун не знала, сколько секунд форы это ей даст. Нет, не так. Сколько секунд форы им. Если хоть кто-то думал, что Стефани так просто отпустит Харли Куин, то он глубоко ошибался. Бэтгёрл, правда, не знала, что будет делать с арлекиной, учитывая, что сейчас она вот вообще не в состоянии реабилитироваться в глазах общественности, а в Брандмауэре нет камер временного пребывания. Кстати, досадное упущение, когда будет время надо будет заняться строительством. А если быть точнее, то припахать кого-нибудь из бэт-парней, а то Стефани - слабая и хрупкая девушка, Венди и вовсе на инвалидной коляске.
Прорывая оцепление, Бэтгёрл тут же запрашивает данные о возможных обходных путях и кто бы сомневался, что первым и ближайшим вариантом будет именно канализационная шахта со всеми её прелестями. Стефани вот ни на секунду, потому что знала о том, что это готэмская классика. Уже находясь под землёй, Браун обращается к Харли:
— Послушай. Мы сейчас можем разойтись, может быть я даже сделаю вид, что тебя не видела, а может последую за тобой и буду мешаться, в итоге чего тебя и меня могут только поймать А можем продолжить сотрудничество и вместе выбраться. Ну что, согласна? — Стефани протягивает руку. Она действительно верит в такой странный союз.

+3

7

У каждого своя реакция на опасность. Кто-то бьется в истерике, кто-то, глотая слезы молчаливо рыдает в углу, кто-то замыкается в себе. Каждый имеет право на свои чувства и эмоции и проявление их так, как заблагорассудится. Харли же смеялась. Адреналин и страх скуки заставлял ее веселиться и неконтролируемо смеяться. Смех продлевает жизнь, как известно, а когда ты бежишь под пулями рискуя словить хотя бы одну, что еще делать? Не плакать же, в конце концов.
Признаться честно, она не поспевала за Стэф. Она тупо не успевала перебирать так быстро ногами, а та еще и на каблуках бежала! Надо будет попросить ее провести мастер класс – подумала Харли, с удивлением глядя на то, как она ловко лавирует меду полок и стеллажей магазина. Сама же Куин пару раз натыкалась на углу и сносила кармой товар с прилавков. Ох, и беспорядок они оставят после своего героического побега!
Она бежала и смеялась. Смеялась громко, в полный голос, наслаждаясь процессом. Мышка тянула ее за руку, прикованную к ее руке наручником, который, честно говоря, нехило резал кожу. Но и этого Харли особо не замечала. Больно будет потом, когда придется заживлять порезы гадкой массой с острым противным запахом, но действенной, словно волшебная мазь. А сейчас она просто бежала, пытаясь войти в ритм своей спутницы и товарища по несчастью и не сносить задницей еще больше прилавков.
Хоть Куин и была в прошлом спортсменкой, комсомолкой и просто красивой девушкой, она никогда не любила бегать и заниматься физическими упражнениями. Да, гимнастику она любила, отдавалась ей чуть больше, чем полностью, но в конечном итоге, все эти ощущения в мышцах, ломота в теле, желание умереть от усталости прямо в раздевалке – самое ненавистное. Она никогда не понимала, почему спортсмены или простые смертные, так любили это «приятное чувство усталости после тренировки». О чем вы говорите, люди! Это же ад! Спокойствие в теле и конечностях Харли нравились куда больше, чем желание найти удобное положение тела, в котором ничего, мать его, не болит.
Отдельную полку ненависти в жизни арлекины занимали каблуки. Она искренне не понимала, как и почему и зачем женщины осознанно идут на то, чтобы подвергать себя подобным пыткам. Конечно же, она тоже их носила. На работе, на мероприятия, чтобы нравиться мальчикам. Но искренне, всей своей черной душонкой ненавидела! Она всегда считала, что, когда попадет в Ад (а в этом она не сомневалась ни секунды, хоть и не была верующей, просто отдавала себе отчет, что она совсем не на стороне ангелов), ее личная пытка будет – заниматься спортом на каблуках.
Еще более непонятным феноменом для нее было то, что все, абсолютно все Герои женского пола, всегда были на каблуках. Как они умудрялись героически появляться, спрыгивать с высоты, драться, да бежать, в конце концов, на каблуках? Это же ужасно неудобно! Можно подвернуть ногу, упасть, сломать ее, в конце концов. Понятно, образ, пафос, все дела, но черт возьми, а где же удобство, комфорт и безопасность? Арлекина даже занастальгировала по временам, когда ее костюм состоял только из цельного комбинезона и мягкой гимнастической обуви. В данный момент, выбор Куин пал на маленький подъем танкетки, а все каблуки она сожгла на заднем дворе готэмского полицейского участка. Почему там? А бес его знает. Весело!
В своих мыслях она и не заметила, как блонди утянула Харли в канализации. Ну почему, почему они!?
- Я, конечно, знаю, что летучие мыши любят мрак и сырость, но не до такой степени же, Мышка!
Харли смотрела на свои промокшие, сразу же, сапоги. Снова придется оттирать или даже сразу выбрасывать обувь, ведь никакая кожа не останется прежней после таких спа-процедур. Поморщившись, она вздохнула. Смеяться уже не хотелось. Да и обстановка как-то угнетала. Почему-то канализационная система Готэма была сакральным местом, куда ее тянули все, кому не лень. Словно тут медом намазано, идеальное место для игры в прятки. Нет, чтобы выбрать заброшенный завод, или трущобы, или лес, в конце концов! Нет, надо тащиться в канализацию. Очень романтично. Крок бы оценил.
- Так, давай с тобой сразу договоримся на берегу. Я не играю в паре, детка. Прошли те времена, когда кто-то мог манипулировать Харли. Я играю соло, смекаешь? А уж с Героем, - Харли поморщина нос, словно от слова неприятно пахло, - тем более. Мы с тобой по разные стороны баррикад, блонди. Нельзя нам вместе быть, понимаешь? Мы как Мантекки и Капулетти, понимаешь? Давай, снимай браслеты и разойдемся без взаимных выгод, ты как вдова, а я как холостой.
Харли протянула руку в ожидании, когда Стэфани освободит ее от сего прекрасного девайса, который успел уже раскроить ей запястье.

+2

8

— Я не люблю.  Метрополис в этом плане был круче, — Стефани по всем меркам летучемышиного семейства была немножечко не такой. Взять, к примеру, что она была единственной блондинкой. Все остальные, как на подбор, брюнеты, причем даже голубоглазые. У общества возникал резонный вопрос: а точно ли детишки Уэйна приёмные? Даже рыжих в бэтсемье было целых две, Кейт и Барбара. А вот блондинка — Стефани Браун. Как-то она даже шутила про то, что просто провалила кастинг на роль Кары Зор-Эл и решила с отчаяния податься в маленькие помощники к Бэтмену. И, кстати, это было бы весьма правдоподобно, потому что на Кару она была гораздо более похожа, чем хоть на кого-то из своих, начиная с внешних данных, заканчивая внутренним миром. Конечно, между девушками были различия, но они были из того разряда, которые дополняли и уравновешивали, но никак не вносили раздор. Удивительно, но между девушками вообще не было ссор, а те немногие разногласия, которые всё же возникали, быстро сходили на нет благодаря компромиссам.
Так что несмотря на то, что Стефани всей душой любила Готэм, у неё была даже футболка "I ♥ GOTHAM", мрак и сырость ей были как-то не очень. По крайней мере канализационные.
С легким разочарованием Стефани убрала руку. Бэтгёрл была жуткой оптимисткой, и видела во всем плюсы, поэтому в, как ей казалось, совместной работе с Харли Куин она смогла увидеть новый интересный опыт, который пойдет ей на пользу. Что-то из разряда «если хочешь поймать преступника, мысли как преступник». К тому же противоборствующие стороны это, конечно, хорошо, но иногда становится слишком клешировано, вот такие ситуации заставляют взбодриться, гоняют кровь по венам быстрее.   
— Да пожалуйста, — Стефани фыркнула с самым гордым и независимым видом, а потом полезла в карман, искать ключ. С тем же видом она рылась в нем. Рылась, рылась, рылась. И с тем же невозмутимым видом полезла в другие карманы. Стефани честно держала лицо ровно до того момента, пока обнаружила, что заветного ключика нигде нет. Но не зря же её учил Бэтмен (в те моменты, когда не гнал домой), Браун продолжала делать вид, что всё под контролем. Она хотела даже соврать, что мол принципиально не выпустит преступника, ибо это её гражданский долг. Но её гражданский долг также не сопротивляться и оказывать содействие полиции, а его Бэтгёрл успешно проигнорировала. Так что Стеф решила быть честной. Как-никак, иногда ей это свойственно.
— Я ключ кажись потеряла, — Браун закусила губу и пожала плечами, мол, что поделать, бывает.
Другое дело, что это была какая-то там крутая разработка Уэйн-интерпрайз, которую Бэтгёрл в наглую выклянчила у Фокса жалобными глазками и честным словом, что будет осторожна и осмотрительна, бог знает когда,  и не особо прислушивалась о том, как правильно пользоваться, а книжечек с инструкциями по обращению не выдают, как и гарантийных талонов на всякий случай. Всё, что Стефани запомнила, так это то, что они защищены от взлома какой-то там системой и неплохо так шибанут током, в случае, если будет совершена попытка побега.
А Стефани вот не хотела, чтобы её шибануло, даже если её костюм и защищен от электрического тока. Да и Харли будет вряд ли приятно получить заряд.
— Видимо, это знак свыше, — Стефани предпочла не уточнять, что это средний палец свыше, поскольку... Браун-то в принципе нормально. Другое дело, что она уже успела построить другой план на остаток дня, после того, как они с арлекиной разойдутся, как в море корабли. Она планировала дойти до Брандмауэра, открыть, распить бутылочку вина в компании Прокси и вдоволь пожаловаться на жизнь. Со своего приезда она только и делала, что выслушивала всех, была дружеской жилеткой, в которую можно поплакаться. Год постепенно заканчивался, а неприятности в жизни Браун только росли, поэтому теперь по справедливости её черед! Но видимо придется отложить бутылку на потом и провести время с Харли Куин. Она же психо-кто-то там, кстати, может выклянчить бесплатный сеанс, раз уж все равно вместе?
— Предлагаю тебе последовать примеру полиции и забыть, что я герой для удобства, — фыркнув, произнесла с сарказмом Браун. Вот это вообще жуткая несправедливость, кстати. Почему для того, чтобы стать героем требуется выполнить кучу всяких подвигов, а для того, чтобы стать злодеем нужно один раз лажануться? Почему её об этом вообще никто не предупреждал? Типа, что либо ты умираешь героем, либо живешь так долго, чтобы в один момент ошибиться и стать в глазах общественности злодеем. И вообще, где право на ошибку?
Прокси между тем начала прикидывать возможные пути отступления, а Браун передавать их Харли.
— Полицейские тщательно прочесывают этот район. Можем отступить к Кингстону, у меня там есть небольшой схрон, может я смогу придумать, как снять эту штуковину. Или хотя бы свяжусь с её создателем.

+2

9

- Ты что сделала?! – заорала Харли, уставившись на Стэфани глазами, полными ужаса и злости.
Ситуация не становилась не просто патовой, она становилась абсурдной, настолько, что в какой-то момент Харли подумалось – она спит. Она спит и видит ужасно бредовый сон, который никак не кончается. Что за идиотизм? И это ее называют безумной? Боги, остановите планету, Харли надо выйти.
Посреди зловоний всего Готэма, где даже крысы не рисковали плодиться, две девушки стояли, словно прилепленные неумелым фотошопером, такие абсурдные и лишние во всей этой картине мира. Харли словно разделилась душой и телом и посмотрела сверху на них. Увидела себя, увидела своей плачевный вид, отметила, что костюм блонди выгодно подчеркивает ее задницу, от чего Харли даже немного смягчилась и не стала сразу бить ее, хотя позыв был очень явным и ярким. Потому что, представляя, как из хорошенького носика девицы сочится кровь, Куин становилась радостной и немного бодрилась духом. Хоть не зря страдает.
Но вид обтягивающей филейной части Стэфани определенно успокоил расшатанные нервы неудачной вылазкой, и Куин даже выдавила из себя что-то наподобие хищной улыбки. Еще во времена студенчества Харлин Куинзель, будучи гимнасткой и спортсменкой, отмечала, что многие девушки, которые были в ее команде или просто в университете, явно были привлекательными и сводили с ума не мало мужчин, которых в кампусе наблюдалось много. А вот незаурядный ум будущего психиатра будоражили фантазии и иногда даже видения о том, как она зубами стягивала с этих милашек их облегающие купальники.
Впрочем, назвать девушку игроком другой лиги тоже было нельзя. Харли заглядывалась как на красивых мужчин, так и на ярких и привлекательных женщин. Почему бы и нет? На столе столько вкусного, зачем себя ограничивать? К тому же, удовольствие не имеет половых различий. Важнее получить то, ради чего все затевалось.
Но тут Харли поняла, внезапно осознала, что пора бы возвращаться в реальность. Ибо мокрые ноги давали о себе знать, а простужалась арлекина крайне быстро. И даже никакие таблетки с амфетамином не спасут, если она заболеет, стоя в холодных сточных водах.
- Я, конечно, слышала, что в вашей семейке с удачами вообще тяжко, но не думала, что ты та, кого эти «удачи» сопровождают. Как ты могла потерять, мать его, ключ?! Ты вообще понимаешь, насколько идиотична эта ситуация? Что нам прикажешь делать? Искать безумного инженера? Вряд ли твои браслеты простые, вы же семейство Бэтменов.
Харли уронила голову на грудь, стараясь успокоиться и не разбить кулак о стену. Уж слишком было жалко ей портить это милое личико.
- Да какой же ты герой, после всего этого. Так, пародия. – вздохнула она, поднимая взгляд, украдкой разглядывая стан блондинки.
- А вот идти к Кингстону главная и огромнейшая ошибка. Ты что, первый день злодей, что ли? – фыркнула рыжая, обнимая себя одной рукой. – Твой схрон – первое место, где тебя будут искать. Ты же теперь вне закона, детка. Привычные, комфортные условия теперь не для тебя. Придется смириться и искать что-то более подобающее твоему новому амплуа. Пойдем.
Харли дернула руку и потащила Стэфани за собой. Единственное, где сейчас не будут шариться ищейки – это лес или заброшенный завод, где Харли не раз спасалась от поисковых отрядов.
Резко опустившись на корточки, она загребла рукой с илистого, вонючего дна пригоршню вязкой массы и измазала руки, ноги, живот и шею.
- Противно, но это собьет их со следа на какое-то время. У этих товарищей хороший, как ни странно, отдел К9. Не мои красавчики, но собаки не из дилетантов.
Надо было скорее покинуть это место, в канализациях она себя чувствовала всегда неуютно.
А вот в стенах заброшенного завода, куда спустя время, она привела Стэфани, она уже чувствовала себя куда более уютно и спокойно. В первую очередь девушка мечтала найти шланг с водой, который бы помог ей очиститься от всего дерьма, как физического, так и духовного, в котором она была вымазана.
- Что будем делать с браслетами, мегамозг?

Отредактировано Harley Quinn (2018-01-16 12:36:25)

+2

10

— Меня до этого Спойлер звали, какая удача? — насмешливо хмыкнув, задала риторический вопрос Стефани. Она умела смеяться над собой, умела осознавать, что в прошлом достаточно накосячила. И да, что ни говори,  но как кораблик назовешь, так он и поплывет, а имя Спойлер, которое буквально означает Помеха предполагает собой тяжкое плавание с кораблекрушением. Всё было, собственно говоря, так что... Ладно, врать не стоит. Если смотреть в глобальном контексте, то есть одна постоянная удача, которая всегда с Браун — она выживает. К примеру, Куин могла спокойно так утопить её, а потом отпилить руку, чтобы как-нибудь самой разобраться с наручниками, без надоедливых блондинок. А так, все неприятности, которые в жизни Стеф только случались, даже если они были на тонкой грани, девушка переживала.
Впрочем, если судить об удаче, то не она одна такая «счастливица». Будь у Харли побольше удачи, то ключик бы не терялся. Знаете, Браун практически стала жаль Куин. Но Бэтгёрл себя быстро одернула: между ними всё ещё существует черта, то, что другие считают, что Стеф её пересекла не значит, что на самом деле это произошло. Всё, что делала девушка — правильно. Она предотвратила преступление, задержала преступницу и почти отдала в руки правосудия. Всё верно. Так должно быть, поэтому нечего жалеть и сочувствовать.
Бэтгёрл решила балансировать между показушной праведной злостью и этим самым сочувствием, проявляя доброжелательный, почти что дружелюбный нейтралитет, это будет самым лучшим, на что можно надеяться находясь в таких условиях и при временном сотрудничестве. К тому же Харли кажется тоже решила смягчиться по отношению к непутевой девушке, проводя краткий курс побега от полицейских. Конечно, ей от этого же и больше выгоды, но Харли могла всё это делать гораздо более враждебно. А ещё Стеф была жуткой оптимисткой.
— Как думаешь, мы попадем в выпуск новостей? Надеюсь нет, меня мама убьет,— Стефани много болтала, когда нервничала. Стефани много болтала, когда ей было весело. Стефани много болтала, когда была спокойна. Стефани много болтала, когда ей было страшно. Если говорить в общем и целом, то... Да, во всех случаях жизни (или как минимум 99,9% ) Стефани болтала. Ей так было проще, так она чувствовала на себе всегда внимание, а значит не была одинока. Весь путь Бэтгёрл болтала, все темы примерно свелись к тому, что Стеф выбирала себе новое имя, причем делала это довольно неудачно, мягко говоря:
— Раз уж я злодей, то... Ты не знаешь, Доктор Зло уже занято кем-нибудь или нет? Хм, или лучше что-то менее броское... Блин, как сложно выбрать новое имя!
Жизнь постепенно шла на улучшение. По крайней мере, сейчас уже в спину не дышат копы, а значит уже полегче будет. Надо будет правда ещё как-то домой возвращаться, но это уже второстепенная задача. Особенно, если их всё же покажут в новостях, поскольку тогда Браун не будет куда возвращаться. Нет, конечно, мама на порог дома пустит, но вот дальше... Сложно сказать. Вдруг её вообще инфаркт хватит от того, что уже второй член семейства пошел по тёмной дорожке? И ведь не объяснишь всех тонкостей, потому что только больше запутаешь и тогда уже точно без инфарктов не обойдется.
— Думать будем, как обезвредить, — Стефани была больше ударной силой или детективным умом, но никак не технарем. И уж тем более в плане всех этих штучек она по знаниям не могла сравниться с Люциусом Фоксом. А тут её нужно не только сравниться, но и перехитрить систему. Кстати, если она справиться, то потом придется идти к нему же и указывать на недостатки, чтобы в следующий раз этот трюк сделать уже нельзя было, как-никак, наручники должны выполнять свою работу. Это сейчас просто... экстраординарный случай выпал. Если что, Браун даже придумала оправдание, это краштест. А вообще она надеялась, что где-то есть кнопочка, отключающая всё. Фокс же должен был знать, что у них есть дети. Точнее ребенок, Робин, а значит нужно делать всё с оглядкой на ребенка.
Или нет. Дэми маленький да удаленький, в чем-то способен уложить на лопатки даже Стеф, так что на магические кнопочки надеяться и не стоило. Чисто формально, Стефани могла связаться с кем-нибудь из умных и попросить разрулить всё, но... Это. Такой. Позор. Бэтгёрл просто засмеяли бы, потому что ситуация реально как из плохого анекдота. А единственный человек, который бы тоже засмеял, но сделал бы это с глазу на глаз, — инвалид. Ну и да, Браун всё же у Харли в долгу, а если пребудут другие, то обязательно возьмут под арест куда-нибудь.
— Знаешь, я стала героем из-за любви. Жутко сохла по Робину, — это называется идти на контакт, искать что-то общее, по крайней мере Браун честно пыталась. Стефани умолчала о том, что до сих пор сохнет. Только он уже не Робин, а Красный Робин, но это роли особой не играет. Играет то, что в свое время Стеф была той ещё влюбленной дурочкой, теперь же научилась хоть маскироваться и не зависеть от своих чувств. Что же, время посмотреть какая штучка из Уэйнтек сильнее. Снимая с пояса и раскладывая деструктор, Браун молила всех богов, чтобы сработало, и ей удалось обезвредить эту штуковину. Браун экспертом не была, но кажется сработало.
— Ну, теперь нас хотя бы не шандарахнет, — ободряюще произнесла Бэтгёрл. — Слушай, ты же с Кошкой тусовалась раньше, она тебя не научила взламывать супер-сложные замки, а?

+2

11

Она болтала и болтала. Трещала, как сорока в лесу, от которой болит голова и ты только и думаешь, как отыскать эту треклятую птицу, чтобы свернут ей голову. Настроение Харли катилось вниз, ей не только испортили ее планы, но еще и снова поставили под угрозу быть пойманной. И кем! Обычной полицией! Раньше за арлекиной гонялся сам мышь или, хотя бы, другие боссы криминального мира. А теперь? Простые копы… Куда ты скатила, Куин.
Харли наблюдала за блондинкой, практически не слушая ее. Голос Стэф доносился словно из трубы, вакуума, в который она насильно поместила девицу. Невидимый барьер, Харли часто применяла этот трюк, чтобы не сойти с ума от поступающей информации из вне. Иначе сойти с ума можно. Порой, она так сильно углублялась в свои мысли, что попадала в передряги, в которых совершенно не была виновата! Просто не заметила. Просто ушла в себя.
Гуляя в чертогах разума, она себя ощущала куда безопаснее и спокойнее, чем открытой книгой миру. Эта способность и спасала ей жизнь, кстати. Если бы она знала все, о чем говорил Джокер, к примеру, или слушала болтовню тех, кто приставил к ее виску дуло, она была бы уже мертва от того, что знала слишком много. Хотя, если покопаться в чертогах, вся информация выползет наружу. Так что, Харли была не только бомбой безумия замедленного действия, но и хранила в себе компромат практически на весь Готэм. Но в силу своей наивности, а может быть простоты, она не пользовалась своим козырем, как минимум, потому что не помнила. Под гипнозом, может быть, она и смогла бы рассказать о грязном белье ее врагов и друзей, но никто еще не догадался о тех безграничных возможностях ее мозга, а она, в силу незнания, просто не предлагала. Да и глуповато это было бы - предлагать свои услуги в выпотрошении будуаров.
- Представляю заголовки, - усмехнулась Харли, прикручивая к ржавому крану резиновый шланг, который выудила из-за цистерны с непонятной жидкостью, от которой подозрительно пахло смесью рыбы, ацетона и жареной капусты. - Но уверена, мастерам пера придет в голову какой-нибудь блестящий заголовок, в котором будут фигурировать я, ты, твой отец и полкило кокаина. Потому что не представляют, каким образом ты связалась со мной. В здравом уме это никому в голову не придет.
Прикрутить шланг было не так-то просто. Как минимум, потому что рука была одна. Над другой, которая была взаперти сцепленной с ручкой милашки в фиолетовом. Как максимум, от морозов он потрескался, а резьба на рукаве была сорвана к чертям, однако, Харли не собиралась сдаваться. Просто с силой вогнав шланг в кран, она, моля небеса о помощи, включила воду. Кран несколько раз хрюкнул, выплевал несколько плевков ржавой воды и утробно гудя, изверг из себя струю, достойную самого дряхлого старика, который решил десятый раз за ночь помочиться, но это дается ему с трудом, потому что почти отказывают.
- Любовь зла - полюбишь и мыша? - снова усмешка, немного кривая, от холодной воды, которая сковывала ее руку, заставляя неметь. Пересилив себя, в конце концов, и не в таком приходилось купаться, она принялась смывать с себя остатки канализации города, пытаясь дотянуться хотя бы до максимально загрязненных мест. Уж кому, как не Харли знать как верно это утверждение.
- Ура! - натянуто порадовалась Харли новости о напряжении, - Не очень-то это приятное дело, когда тебя бьют током. Хотя, я уже привыкшая. А вот за твою шкурку я переживаю. За твою шкурку твоя семейка снимет шкурку с меня. А я ей дорожу, она мне дорога, как память, знаешь ли.
Харли прикрыла глаза, прежде чем окунуть лицо в ледяную вонючую воду. Весь марафет поплывет, да и черт с ним. Лучше никакой раскраски, чем благоухать амбре отходов жителей Готэма.
- Никто из специалистов, детка, никогда не раскрывает свои секреты. Вот ты, рассказала бы секрет своих трюков? А ваш безумный гений, который сооружает все эти штуки, рассказал бы? Нет! Потому что тогда он перестанет быть спецом в своем деле и таких как он будет сотни. Вот и Кошка. Каждый хочет быть уникальным, и даже ты. - Харли задорно улыбнулась и провела холодным пальцем по носу Стэф. Вода как будто смывала плохое настроение, хотя наручники еще немного беспокоили ее.
- Неужели у этих браслетов нет какой-то кнопки, на случай таких вот ситуаций? Должно же что-то деактивировать их? Иначе гений, придумавший их - глупец. Не находишь?

+2

12

— Килограмм, — слабо улыбнулась Стефани. Честно, это было практически мило. Бэтгёрл прекрасно понимала, что Харли Куин — последний человек, который будет её поддерживать и более того — утешать, однако... Если хорошо подумать, то со стороны это выглядело как раз-таки именно так. К тому же девушке действительно стало чуточку лучше. И хуже при этом одновременно, да. Вот скажите, хорошо ли это или плохо, если в то, что молодая околоправедная бэтблондинка оказалась на кривой дорожке по воле случайных совпадений, верит даже безумная арлекина, которой на все эти разборки абсолютно до лампочки ровно до того момента, пока они не коснулись непосредственно её? Или же... только безумная арлекина да и то только потому, что безумна.
Вот скажите, ну почему так трудно жить? Почему весь свет вечно настроен против неё, бедной, несчастной Стефани Браун? Мало она что ли и без всего этого, что на неё свалилось, пережила? Вот честно, она не удивится, если обнаружит, что дома ещё и вафли кончились. Вафли! А ведь она так любит заедать венскими вафлями свое горе... Любое горе, начиная от пересдачи, заканчивая тем, что тот красавчик из кафе не перезвонил ей (в то время, когда она ещё была свободной девушкой, естественно).
Подумав ещё о чем-то таком в весьма трагически-страдальческом ключе, да и произнеся в сердцах и душе драматичный монолог, которому даже Шекспир обзавидовался, Бэтгёрл завершила минутку саможаления вкупе с нытьем и взяла себя в руки, ведь она ночь, она тьма, она наполовину Бэтмен. Почему наполовину? Ну.. У Бэтгёрл же есть корень бэт, вот и половина.
Услышав трогательное беспокойство, Стеф не смогла удержаться от ухмылки. Пусть это беспокойство было и не о ней. Точнее, волей-неволей блондинке приходилось быть частью этого беспокойства. Девушка не могла не признавать, что Харли Куин все же классная и, наверное, будь Стефани помладше, примерно в том возрасте, когда ты активно ищешь моральные ориентиры, наверное бы захотела быть такой, как она. Не в том смысле, что убивать, творить всякие безумные поступки и влюбляться в клоуна-психопата, а в том... Как она себя ведёт, когда не влюблена в этого клоуна-психопата. Харли сильная, независимая и свободная, попутно умудряясь быть ещё и крутой.
Возвращаясь в  прошлое и думая, кого бы она выбрала, если бы не бзик на папу и справедливость: правильную до одури и скуки Бэтгёрл или бесшабашную Харли Куин, с которой точно не будет скучно? Подростки любят веселье, конечно же, выбор очевиден.
— Странно, но я подумала примерно о том же самом, — цокнув языком, отвечает Браун, — Мой костюм-то поглотить заряд, а ты... Если с тобой что-нибудь бы случилось, меня бы потом твои друзья вернули моим друзьям по частям. А мне и в целом состоянии вполне нравится существовать.
Вот такие вот пироги. Что ни говори, но Стеф тоже та ещё эгоистка, да и не ответить колкостью на колкость просто невозможно, это одно из тех негласных правил, которые никогда и нигде не будут задокументированы, но которые ты просто обязана знать, если хочешь не быть лажовой.
Говоря о лаже... И кто бы знал, что истина глаголет не только устами младенцев, но и арлекина? Стефани выбрала правильную тему. Другое дело, что сама тема по себе была достаточно, кхм, не очень. А всё потому, что у всех в бэтсемье были офигенные бойцовские навыки, однако... Однако в итоге у всех поголовно полные кошмары на любовном фронте.
— Очень зла, - с каким-то особым мрачным довольствием подтверждает Стефани, в то же время думая, что каждой твари по паре. Учитывая, сколько боли и страданий мышино-птичья парочка друг другу причинила.... Что же, они порядочные твари. И именно поэтому из них и вышла просто прекрасная пара.
Стефани честно смотрела на наручники, пытаясь понять, как от них можно избавиться. Она честно надеялась на Женщину-Кошку. В смысле... У Браун остались о Селине лучшие воспоминания, в своё время Кошка единственная проявила к ней добро, несмотря на то, насколько жестоко накосячила с войной банд Стефани, обвинив во всём Бэтса. Но на нет и суда нет,  а значит придется самим выкручиваться. Вздрогнув от холодной воды, Бэтгёрл недовольно фыркнула и закусила губу.
— Глупец... Всё гениальное просто, — с кем поведешься, от того и наберешься, возможно, что именно поэтому Стефани в голову пришла идея. Безумная идея, иначе и не скажешь.  Но... почему бы и нет? — Нужен напильник. Или пила какая-нибудь. Всё на свете можно сломать, было бы желание. Давай, пошли!
Резко вскочив, Стефани хотела было столь же резко начать бегать в поисках инструмента, но вспомнила, что не она тут одна и стоит быть терпимей к людям. Копаясь в коробках, Браун находила всё, что угодно (пустоту в основном), кроме хоть чего-то, чем можно их разъединить. И лишь спустя пол часа поисков, которые были бодро скрашены опять же болтовней и историями из жизни, Стефани нашла в небольшом деревянном ящичке ржавый напильник. Ну.... И то хлеб?
— Ты говорила «Я их спасти пытаюсь»... — начав активно орудовать инструментом, уже гораздо бодрее сказала девушка, запах свободы изрядно повысил её настроение и оптимизм, — Может, прояснишь кого и от чего?

+2

13

- Килограмм чего?  - не поняла рыжая, треся головой. Кажется, мозги замерзли. Но вообще, говоря откровенно, Харли выпала из реальности на несколько минут. Причем выпала настолько, что в какой-то момент увидела Джокера в оконном проеме в трех метрах над головой Стэфани. Она видела его так четко, что даже поймала проскакивающую мимо мысль, что происходящее сейчас нереально, а вот Джей вполне себе, и даже очень.
Тут же в голове стали мелькать траектории, пути отступления. Свободной рукой, которую она почти не чувствовала, стала искать оружие. Где? Где револьвер?! Где она умудрилась его похерить? И главное, как? Почему? О, небеса, опять все через известное место.
Голова Джокера маячила в окне все отчетливее и, казалось, не собиралась исчезать. Словно безумному клоуну нестерпимо захотелось понаблюдать, чем его бывшая занимается? Не слишком ли она независима и свобода? Страдает ли? Убивается? Рыдает в ванне со стаканом джина? Конечно, ему бы очень этого хотелось, чтобы она ползала по полу, размазывая сопли и слезы по лицу, задыхаясь между всхлипами. До красных глаз, до опухшего носа, с мыслями о суициде, вот умрет, он поймет, кого потерял! Будет страдать и лить слезы по безвременно ушедшей Харли, которая была ему верна, а он не ценил. Сволочь.
Конечно же, это все было в ее голове. И голова, и страдашки, вот это все. Какой девушке не захочется, чтобы мужчина, которого она бросила, или который бросил ее, не убивался и не думал о ней постоянно? Все этого хотят. А если говорят, что не хотят - нагло врут.
Но сейчас, в первую очередь, ее волновало, что она застряла с горе-героем и не могла от нее отвязаться. Конечно, она могла шлепнуть ее, и проблем нет, но таскаться с трупом блондинки ее совсем не прельщало. Придется отпиливать руку, а ходить с отпиленной рукой -то еще удовольствие. Не для таких украшений ее ручки. Ой не для таких.
Из размышлений Харли выдернула, в прямом смысле, Стефани, начав метаться по заводу, как в попу ужаленная. Причем, арлекина явно так увидела, как в мультфильмах, как облако мыслей над ее головой растаяло, словно ветром сдуло. Стэфани металась, переворачивая ящики в поисках напильника и, найдя таковой, принялась усиленно перепиливать метал браслетов. В успех сего мероприятия Харли не сильно верила, поэтому, она флегматично наблюдала за попытками, сидя на ящике и подперев подбородок свободной рукой.
- От людей, конечно. - вздохнула Куинн, сдувая прядь волос, прилипших к ресницам. - Людишки-мерзкие существа. Они не достойны, чтобы такие милые зверушки жили в их замках тщеславия. Вот тебе было бы приятно, если бы тебя принесли домой и положили на кровать? Или спали с тобой в обнимку, пуская на тебя слюни? Вытирали бы об тебя руки. Рыгали. Это в лучшем случае. А есть и такие, которые покупают себе больших медведей, приделывают к ним вибраторы и используют совсем не по назначению?  - Харли начинала сердиться, ярко представляя себе то, о чем рассказывала. Откуда такие мысли в ее голове? Да ни откуда. Она слишком много времени провела в лечебнице, чтобы повидать многое. Кроме того, она, как психиатр, прекрасно понимала, что в головах людей, даже самых скромных, есть ворох и целая тележка патологий и извращенных мыслей.
А если совсем честно - Харли тупо было скучно сидеть дома. Скука-главный враг безумия. Или друг? Друговраг. Да.

+2

14

— Не все же мерзкие. У тебя же в своём кругу есть друзья, так? Они же не мерзкие —Стеф не пыталась ратовать за всех, уж тем более за героев, но воззвать к...адекватности Харли? Почему бы и нет?  Кроме моментов, когда у Куин конкретные сдвиги по фазе, у неё же должно быть критическое мышление. Сейчас... У Харли конечно было её это безумие, но не настолько ядреное.
—Ооу,- она же вот послушаешь таких историй, и как-то уже перестаёшь однобоко на мир смотреть. Естественно, в том смысле, что добро — это добро, а зло — это зло, а психи — это психи. Точнее психи-тот точно психи, кроме тех редких случаев, когда диагноз неверен или кто-то хочет откосить от ответственности в виде армии или тюрьмы. Но вот обычные люди, точнее те, про которых ты так думаешь, мимо которых  проходишь каждый день в толпе, которых спасаешь и чей покой клянешься защищать... Они тоже могут быть психами.
У Стеф, к счастью, богатая фантазия, благодаря которой в школе за сочинения она получала уверенную А. Но сейчас это к счастью перестало быть таковым, более того... Нет, Стефани, не думай. Просто не думай, у тебя же обычно это очень хорошо получается. Знаете, что самое отвратительное? Харли  скорее всего и не обманывает, проработав психо-кем-то там, подобные типы вполне могли встречаться. Блин! Что-то как-то через одно место не думается. Казалось бы, что задачка проще некуда, но... Все работает наоборот. А это ведь при том, что представлять подобные сюжеты — последнее, что хотелось.
Стефани начинает ненавидеть саму себя. Или же сходить с ума за компанию с Харли, что-то вроде с кем поведешься, от того и наберешься. Другое дело, что это она обычно была этой самой дамочкой, с которой поведешься, но это же жизнь в конце концов, тут часто происходят всякие там странности, выбивающиеся из общей колеи событий. Но что не происходит, то к лучшему, так? К примеру, Стеф узнает, насколько внушаема, хотя как-то узнавать не слишком-то и хочется. Браун вполне нормально жить и с относительно цельной психикой.
Ох уж эта магия слова "относительно"! Стоит его только произнести, как все в один момент становится привычным, адекватным. А все почему? Правильно, потому что «относительно» — понятие растяжимое. А ещё можно взять какую-то вещь, относительно которой проводится сравнение, котора будет, ну, скажем, не очень, но относительно которой все другое так и вовсе будет казаться манной небесной. На самом деле у Стефани таких словечек было хоть отбавляй, а все благодаря прирожденному оптимизму. И поскольку сейчас оптимизм становился все более и более... Оптимистичным из-за скорых мыслей о свободе, то девушка просто не могла не радоваться.
— Вот приду домой, сразу спать завалюсь. А потом всё время потрачу на то, чтобы найти этого... Фрукта. Этот козёл у меня за все ответит, — тихо и  с искренней мстительной надеждой  бормотала себе под нос Стеф, продолжая строить планы на будущее. С будущим всегда было легче, чем с настоящим. На будущее можно было сложить столько надежд, которые, конечно, могут и не сбыться, но это уже совсем другое дело. Кстати о настоящем. Его главная  проблема — дела. Они есть. Их много. И с ними надо что-то делать, иначе они сделают что-то с тобой. Впрочем, месть, отложенную на будущее Стефани никогда не игнорировала. Душу, к примеру, до сих пор грело воспоминание о посещении старика-Брауна, во время которого девушка от души так избила. Не просто так, заслуженно, ибо из-за него Спойлер попала в передрягу, из которой без Робина бы не выбралась. В итоге ей пришлось быть чертовой девицей в беде, а это сильно унижает, так что заслужил. И сказать, что сейчас Стеф не надеялась снова повернуть подобный трюк, но уже не с отцом, не сказать ничего. Момента истины Бэтгерл ждёт очень и очень сильно. А все почему? Потому что люди привыкли как-то переоценивать мышей, приписывая им благородство Суперменов, хотя основное правило гласит только не убивать. А остальное же зависит от обстоятельств. Нет, конечно, свой моральный кодекс есть, Стефани составила для себя принципы, которых придерживается, однако... Иногда можно и поддаться маленьким слабостями в виде обоснованной, но совершенно не необходимой жестокости.
— А ты что планируешь делать? Учитывая, что к магазину игрушек тебя теперь и на расстояние пушечного выстрела не пустят? — отвлеклась от монотонной работы Стеф. Она ненавидела делать долго одно и тоже, это было слишком скучно. О, привет, богатая фантазия, спасибо, что снова вспомнила о мишках. Тихо ненавидя себя, девушка предпочла снова вернуться к физическому труду. Он отупляет, следовательно не позволяет слишком долго думать.
— Как я до жизни такой докатилась? — или же нет, не позволяет не думать. Потому что теперь от скуки Браун и до самокопания дошла. Ладно, Стеф, ты почти справилась, работа медленно, но продвигается, осталась ещё половина. А если все продолжит идти и дальше так, то девушка, пожалуй,вернётся к плану распития вина, а не отсыпания.

+2

15

- Слушай, как тебя вообще в герои взяли? – задала Харли внезапно вопрос, перебивая тираду о вафлях, телике и прочей ерундистике. Нет, сама Квин была бы не прочь сейчас бросить все и завалиться в кровать, вытянуть ноги, перед этим надев самые удобные семейные трусы и майку-алкоголичку, обнять Берни и смотреть по телику всякие тупые реалити-шоу. Непременно с мороженым, давай периодически облизывать ложку своей ушастой таксе, которой имени она так и не дала.
Улыбнувшись воспоминаниям о том, как этот таксеныш попал к Харли, она резким движением отобрала напильник у блондинки.
- Ну, чего ты тут ковыряешься, а?
Проворно орудуя ножовкой, Харли вдруг вспомнила, как когда-то выбиралась так же из наручников, в которые ее заковал Джокер. Тогда правда все было куда сложнее. Ведь она находилась в подвале, прикованной к стене, в темноте, да еще, не имея ни ножа, ни напильника, ни даже пилочки для ногтей! В тот раз она сильно пострадала, вытаскивая руки из браслетов. Прямо скажем, настолько, что долго приходила в себя, а врача пришлось, практически заново создавать ей руки. Тогда она поклялась, что никому больше не позволит себя приковывать. Если это не сексуальные игры.
Сил и ловкости Харли не занимать, поэтому, буквально через 5 минут руки девушек были, наконец, отсоединены, и Квин почувствовала нехилую такую радость от осознания, что вот-вот она расстанется с этой болтливой девицей.
Удивительно, да, как мы бесимся от повадок и черт характера людей, когда знаем, что именно эти черты и повадки присутствуют в нас самих. Так-то Харли заткнуть было невозможно. Болтушка-хохотушка арлекина всегда любила потрындеть. Чаще всего это делалось, чтобы отвлечь внимание врага, пока Джокер химичил с очередным оружием массового поражения. Ну, или, чтобы заболтать врага настолько, чтобы он заскучал или впал в транс или просто забыл, зачем сюда приперся. По правде сказать, ни разу не работало, но не могла же Харли просто взять и перестать болтать! Это, в конце концов, было ее кредо по жизни – болтай всегда. Болтай везде и в жизни ждет тебя успех! К тому же, не так скучно жить, когда вокруг не тишина, а хотя бы, звуки твоего голоса.
Берни, конечно же, разговаривал с ней. Но о чем эти разговоры были? Обычно он наставлял ее на путь истинный, учил, как правильно. Порой Харли даже казалось, что голосом Берни говорит с ней совесть. Она отметала эту мысль. Не может бобер говорить голосом ее разума. Не-не, он не настолько умен.
Еще можно говорить с Бо и Лу. Правда обычно они не очень разговорчивы. Как правило, Харли навещала их, чтобы покормить, а когда гиены ели, сами понимаете, разговора не получалось. Когда я ем-я глух и нем. Вот такие вот дела. Потому, Харли болтала.
Но не сейчас. Сейчас ей не хотелось говорить от слова совсем. Потому что переговорить эту блондинку в черно-фиолетовом не сможет даже самый искусный болтатель всех времен и народов! Бэтгерл говорила и говорила, и говорила! У Квин в голове уже появился рой ос, которые пытались зажужжать ее болтовню, но даже сквозь зудящий шум она пробивалась своими размышлениями вслух.
Терпение Харли кончилось, и она встала. Откинула ножовку в угол и, отставив зад вправо, выгнув спину и улыбнувшись во всем 32, помахала ручкой.
- Ну все, адье, мне пора, дела не ждут. Приятно было поболтать, блонди!
Хихикнув и, даже чуть-чуть подпрыгнув, она устремилась к выходу, на ходу доставая телефон, и проверяя входящие сообщения. Телефон, настроенный на волну полиции и всех зоологических служб Готэма, всегда был при ней. Иначе как она узнает, что происходит, как она сможет помочь всем заплутавшим душам, ну или просто, попавшим в беду? Ведь она теперь не просто девочка из криминала, она несет помощь и участие всем, кому они понадобятся. И не важно, что обычно эта помощь и участие даром никому была не нужна. Но если уж Квин вбила себе в голову, что помогать надо – она помогала. Так, как могла помогать только она – Харли Квин! Порой, по вечерам, когда она болтала с Берни, она называла себя даже Бэтквин. Нет, ну а что, им можно, а ей нельзя? Какого хрена, вообще. Она тоже помогает. Спасает! Неважно кого, но спасает.
Внезапно, взгляд ее упал на сообщение, в котором было сказано, что крупная партия собак поступила на усыпление в городской ветеринарный центр. Бродячие псы были пойманы со всех концов города и привезены, так как власти никак больше не могли терпеть такое количество ушастых.
Сердце рыжей бестии ухнуло в глубины желудка. Глаза наполнились слезами, а руки задрожали. Как они могли! Сволочи! Надо срочно спасать эти мохнатые хвосты и уши! Срочно, иначе случится самое ужасное! Не долго думая, Харли сорвалась на бег, перепрыгивая через ящики, стремясь к ночному лунному свету, скорее спасти своеих четвероногих друзей.

+2

16

— По тем же критериям, по каким тебя в злодеи, - очаровательно улыбнулась Стефани. А что? Бэтгёрл была обладательницей острого язычка и малого количества терпения, а уж тем более, если у неё был шанс подколоть, то почему бы его и не использовать? Как видите, инстинктом самосохранения девушка тоже не сильно-то и блещет. Зато укладка всегда красивая, что после боя, что перед боем, что во время боя — будто бы она в какой-то рекламе шампуня. Но, наверное, ей просто повезло, что природа-мать хоть чем-то наградила. Помимо всех тех прочих достоинств, которые у неё были. Однако, пожалуй, все же здравомыслия среди них не было, иначе бы вряд ли она вела себя так с Харли Куин, как сейчас ведет.
Но ведь это ничего, один раз живем?
Или не один. Так что это норма. Особенно для Готэма.
...Хах, вопрос как она до этой жизни докатилась действительно становился всё более и более актуальным. Как и любому человеку, Стефани  были свойственны самокопания, доводящие едва ли не до саморазушения. Как и у любого человека, у неё были свои комплексы, с которыми приходилось считаться, ведь они иной раз крепко брали за горло и всё, ни туда, ни сюда. Другое дело, что ко всему этому Бэтгёрл подходила в высшей степени... как может только она одна. Именно поэтому она просто смирялась. Да, я не совершенна. Но никто не совершенен, так что идите к чёрту!
Но все же попадание в подобного рода ситуации — определенная форма невезения. Возможно, что куча мелких факторов, навалившихся друг на друга, в итоге в какой-то момент просто свалившихся на Браун, словно снежный ком, может карма - а что? За свою жизнь Стефани сделала достаточно нехорошего, чтобы в какой-то момент это решило аукнуться по принципу «почему бы и нет?». Тем более, что Бэтгёрл как раз делать больше нечего, в супергеройском графике полно форточек, вставляй неприятности куда только пожелай. И да, Вселенная, чисто на всякий случай, вдруг ты решишь, что это так: сарказм!
А то вдруг сейчас мироздание ещё решит, что не, пусть сидят в наручниках, им и так хорошо.  Иначе Браун понять не может, почему же всё идет так медленно и натужно.  Даже Куин это заметила, на что Стеф даже не скрывая иронии, при этом смешанной с надеждой:
— Если хочешь, можешь сама попробо... — что, впрочем, Харли и сделала, не особо дожидаясь ни разрешения, ни чего-либо другого, оставляя Бэтгёрл в легком ступоре. Ладно, может у Стефани просто руки из жопы растут. Может, если в её жизни когда-нибудь будет ситуация, что кто-то под ледяным дождем с молниями будет тыкать в неё пальцем, обвиняя в том, что она разрушает все, к чему прикасается,  девушка даже не особо будет и спорить. Конечно, это сильно урежет пафосность, за что Бэтмен бы явно ей послал один из этих взглядов в стиле «Зачем ты вообще на этот свет появилась?», но Стефани научилась игнорировать эти взгляды ещё во время бытия Спойлер.
Впрочем, как-то наручники перестали быть таковыми слишком быстро. Бэтгёрл подметила это, чтобы потом записать в книгу жалоб и предложений Люциуса Фокса. А если даже у него таковой нет, то Стефани специально её заведет, чтобы записать туда все свои жалобы по этому предмету. И предложение: сделать их такими, чтобы Харли Куин не выбиралась из них так легко, но чтобы из  них легко выбиралась Стеф. Это вообще возможно? Даже если и нет, то Браун это не особо волновало, она детектив-задонадиратель, не технарь. Не её работа, в общем.
Говоря о работе. Формально, из чувства благодарности и жалости ей бы отпустить Квинзель, однако...  Почему show must go on? Вот почему нельзя посидеть на попе ровно? Даже Браун за ночь уже выдохлась. В том смысле, что одно приключение - одна ночь. Но вот Харли была настроена более решительно. Честно, это было почти что даже достойным восхищения. Только если бы не одно «но» - мы в ответе за тех, кого приковали. Так что придется сейчас идти, чтобы Куин не ждали какие-то дурные дела.
К тому же вдруг Харли попадет в беду? Тогда Стефани тоже будет чувствовать себя виноватой. А чувство вины Бэтгёрл ненавидела. Оно было слишком... назойливым, противным, гадким! Снова подключаясь к Прокси, получив попутно кучу возмущенных восклицаний, возгласов и проклятий в своей адрес, Стефани терпеливо все это пережидает, а потом запрашивает информацию о том, куда могла подеваться арлекина. Но на оператора надейся, а сама не плошай, поэтому взлетая в воздух и включая тепловой визор, девушка сама принялась выискивать беглянку. А потом, мысленно прикидывая возможный маршрут по её направлению, поняла, что клоунесса движется в направление ветлечебницы. Что её там может интересовать? Гугл на выезде подсказывала, что собачки, которых должны усыпить. И, если продолжать логическую цепочку, то... Скорее всего, Харли хочет их спасти? Удивительно благородная цель, но оставлять её на произвол судьбы не дело.
Слетая к Куин, Бэтгёрл тут же начинает тарабанить:
— Харли, я тебя понимаю, лучше усыплять людей, чем животных, но остановись! Мы все ещё в бегах, копы ищут и ты только навлечешь на свою голову беду!

+2

17

- Святая корова! – вздрогнула Харли, - Детка, тебя не учила мама в детстве, что подлетать втихую со спины неприлично? А если бы у меня было слабое сердце? Все? Финита ля комедия? До встречи на небесах?
Чего-чего, а появления Бэтгерл Харли никак не ожидала. Она вообще думала, что избавилась от этой назойливой мышки, если не навсегда, то надолго точно. До следующей облавы. Ну, или, когда ей станет скучно и она притащится к блонди домой с пакетом венских вафель и маскарпоне. Чего уж там, Куин бы подружилась с этой девчушкой с задорным носом. Почему бы и нет, раз она встала на тропу добра и все помощи. Да и прощать надо уметь.
Вот раньше, когда она была молода и носила очки с белым халатом, она не умела прощать. А позже, когда Джокер опутал ей мозг своими ядовитыми словами псевдолюбви, она разучилась прощать. Даже тот случай, когда отец домогался ее, она припомнила, и, кажется, истребила в Готэме всех педофилов. Пришлось немало потрудиться, вскрывая базу данных ФБР, чтобы найти всех тех подонков, которые так неудачно пачкают своим присутствием, землю. Тогда она не вполне осознавала, что поступает, мягко говоря, неадекватно, но ее темная сторона, которая была еще темнее той, что вырвалась наружу вместе с Харли Куин, требовала крови и страданий.
В любом случае, сейчас Куин находилась на дорожке, которая должна была привести ее к всепрощению. И в принципе, если бы не блондинка в сиреневом, она бы научилась! Но почему-то, видимо, это ее карма - за ней непрерывно будет следовать стук ее каблучков.
- Послушай, мы же уже попрощались, - вздохнула Харли, резко поворачиваясь к девушке. – Поверь, если ты забудешь обо мне и не пришлешь открытку на рождество, я не расстроюсь. Я даже не буду преследовать тебя. Просто оставь меня, ага? Я сама разберусь со своими делами.
Задорно подмигнув и ткнув кончиком указательного пальца в кончик носа Бэтгерл, Харли поспешила удалиться на операцию по спасению Пушистиков из лечебницы.
Но, как можно бы догадаться, девушка с аппетитными формами и волосами, цвета спелой ржи, не собиралась ее отпускать одну. Она слышала, как за спиной по асфальту стучат ее каблуки. Черт возьми, как она вообще может быть «Я тьма, Я ужас, Я ночь», если ее слышно за версту! И если тогда, в канализации Харли восхищалась умением блонди сражаться на каблуках, то сейчас она с удовольствием бы спилила ножовкой эти сраные каблуки!
Почти закипая, она резко остановилась, наплевав на то, что в нее может врезаться, а она может, ведь это же Спойлер, Бэтгерл.
- Бла-бла-бла! Если ты уже не можешь без мня жить и решила продолжить карьеру рецидивистки, тогда будь добра, сними свои гребаные сапоги! Тебя слышит даже самый глухой крот! А нам надо быть тише воды, ниже травы. Это тебе по силам, м, красотка?
По сути, всю тираду Харли не прошептала, как собиралась, а прокричала. Ее голос особенно громко слышался в ночной тишине заднего двора ветлечебницы, где кроме нескольких мусорных баков, маркированных специальными кодами, обозначающими класс отходов, ничего больше не было. Конечно, какой смысл что-то хранить на заднем дворе учреждения, где лечат, хоть и зверей.
Лечат. Харли усмехнулась мысли. Какое там лечат, если эта партия собак, которых завтра убьют, даже не подозревает о том, что их ждет. Ничего. Сплошное ничего.
Бросив убийственный взгляд на Бэтгерл, Харли принялась красться к задней двери. Входить через парадную очень глупо. Она не знала, есть ли в клинике охрана, и ведется ли видеонаблюдение. По сути, она вообще ничего не знала о том месте, куда собиралась проникнуть. Плана здания в ее телефоне не было, да и откуда ему взяться, это же внезапное спасение, а не запланированное.
Дверь, естественно, оказалась заперта. Какой идиот оставит открытой дверь в задние, где могут быть наркотики. Даже если они предназначены для животных. Но как бы там ни было, животные тоже испытывают боль. И, скажем, морфин, у них должен быть в достатке.
Харли подползла на корточках к окну, затем второму, ощупывая каждую раму длинными пальцами, словно пытаясь изучить их наощупь.
- Черт, это не больница, а бастион какой-то… Интересно, а если они забудут ключ? Должны же быть запасные? – больше сама с собой, чем с Бэтгерл, шепталась Харли. Удача не заставила себя ждать и Куин нащупала маленький просвет между окном и подоконником. Какой-то умник не закрыл до конца окно и теперь, если немного постараться, его можно поднять и залезть внутрь. Идеально!
- Пойдем. Только тихо! – прошипела Харли и заползла змейкой в приоткрытое окно. Открывать полностью было опасно, мало ли кто увидит открытое окно. Внутри пахло лекарствами и хлоркой. Типичный запах больницы. Уж его-то она узнает, даже будучи в несознанке.
Где находилось помещение с заложниками она тоже не знала. Поэтому, чисто по наитию, она пошла вглубь здания, крадучись, неслышно, и молила умника на небесах, чтобы блондинка сзади не уронила стул или не споткнулась обо что-то. Не то, чтобы она сильно переживала за то, ушибется ли она, но не хотелось бы полиции объяснять, почему второй раз за вечер их встречают вдвоем. Комичная бы была ситуация. Куин готова была поклясться, что в этот момент, она даже пожалела за свои грубые слова, но возвращаться назад, тем более во времени, она не хотела. Что сделано, то сделано. Надо спасти пушистиков и убираться отсюда.
Долго искать не пришлось. За второй дверью она услышала скулеж и тихий лай. Распахнув дверь, она увидела, как эти милые, прелестные существа ютятся в клетках, размером с коробку из-под тостера!
- Прямое нарушение содержания животного. На них бы Службу по контролю животных. Их бы засудить! – воскликнула Харли, останавливаясь в дверях. Над правым плечом она почувствовала сбивчивое дыхание блондинки.
- Нет, ты представляешь! 30 собак и все на усыпление! В такой комнатушке! Да они от тесноты уже должны были сдохнуть! Помогай!
Сорвавшись с места, она принялась распахивать клетки и выпускать галдящих собак. Пушистые и не очень, комки счастья, окружали девушек, словно шарики в парке развлечений для детей. Вскоре,  было некуда ступить и Харли открыла настежь дверь, выбегая к парадной, чтобы выпустить собак. Сейчас уже нет нужды прятаться и тихариться. Выпустить собак!
Но у псов были другие планы. Они окружили девушек и громко лаяли. Кто-то прыгал, давая понять, что очень хочет на ручки. Кто-то из кобелей умудрился задоминировать ногу блондинки, а кто-то лизал голую лодыжку Куин.
- Ну же! Вы свободны! Бегите!
Харли растеряно смотрела на то, как их окружают собаки и не знала, что делать. Она беспомощно взглянула на Бэтгерл.
- Кажется, этот момент я не продумала до конца…

+2


Вы здесь » Justice League: New Page » Личные эпизоды » Illegally blonde [Harley Quinn, Stephanie Brown]