Гостевая Сюжет Устав FAQ Занятые роли Нужные Шаблон анкеты Поиск партнера
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru

13.07. - спешим послушать ГЛАС АМыСы. ярких выходных на волнах Лиги.
11.06. - бобра на всей земле, пестики и тычинки. У нас смена имиджа, надеемся вам придётся по вкусу. Банда Лигосмотрящих желает всем безоблачной недели, и щадящего солнышка.

Justice League: New Page

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Justice League: New Page » Личные эпизоды » Ничто не происходит просто так. [Jonathan Crane, Martha Wayne]


Ничто не происходит просто так. [Jonathan Crane, Martha Wayne]

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://p1.pichost.me/640/71/1963210.jpg
[все дороги безумцев так или иначе приводят их к высоким стенам Города-Психопатов]
Дата\время: 2016 год, в ночь с 5 на 6 августа.
Место действий: на территории Аркхэм-Сити.
Участники: Пугало, Джокер.
Краткое описание: порой, каких только знаменитостей не встретишь на улице? Хотя за высокими стенами с напряжением, и охраняемые полицией, вариантов наткнуться на звезду шоу-бизнеса ничтожно мал. А вот попасть под одну крышу с убийцей или маньяком - так это каждый день. Другое дело, когда ты сам убийца и вор, тогда Город-Психопатов встречает тебя с широкой улыбкой и готов укрыть собой от ненавистных взглядов. Этот город на самом деле может дать куда больше, чем хотелось изначально, главное - это увидеть и принять подарок судьбы, даже если у «подарка» не самая симпатичная внешность.

+2

2

Вокруг один сплошной мрак. Готэм весь пропитан мраком. А еще отчаяньем. Порой мне начинает казаться, что я физически ощущаю всё это. Этот город нельзя спасти. Он прогнил насквозь. Как не старайся его улучшить, ничего не получится.
Этот город ужасен. Я знаю это. Днём еще люди стараются вести себя более менее прилично, но с наступлением ночи этот город показывает своё истинное лицо. Я знаю это, ведь я каждый божий день это вижу.
А Аркхем Сити является истинным воплощением Готэма. И днём и ночью.
Я знаю это место. Именно этот маленький островок ада помог мне спастись после той встречи с Убийцей Кроком.
Помню тот день до сих пор. Но даже тогда я не боялся так сильно, как боюсь Бэтмена. Я не боялся умереть. Мне все равно хватало мозгов освободиться из хватки этого чудища.
Но мне казалось, что я умру. К счастью, бог все же есть на свете, если я еще жив. А может, кто-то там наверху решил, что я так просто не отделаюсь. Забавно. Неужели моя тупая больная бабка всех там достала?
От одной мысли об этом мне стало внезапно смешно. Я смеялся, идя по улицам Аркхем Сити.
На самом деле, это идеальное для меня место. Столько подопытных, которых никто и никогда не будет искать. Да и зачем? Эти люди попали сюда не за красивые глаза.
Порой мне кажется, что Аркхем Сити - это аналог гладиаторской арены. Только масштаба маленького городка. Почему бы и нет? Преступники изолированы и лишены всяких человеческих прав.
Конституция? Тут она пригодится либо для костра, либо в качестве туалетной бумаги.
Проникнуть сюда было очень легко. Я могу при желании и уйти, если мне это будет нужно. Главное не попадаться охране на глаза и никто меня не раскроет.
Не хочу, чтобы кто-нибудь узнал раньше времени обо мне. Не желаю. Пусть все думают, что Джонатан Крейн навеки гниёт в психушке и никого больше не потревожит.

Так вот по улицам самого мрачного и ужасного места в Готэме бродила одинокая, высокая и тощая, как палка фигура. Бродила тихими и размеренными шагами.
Мрак, страх и уныние так хорошо ощущаются здесь. Порой мне даже кажется, что еще чуть-чуть и это всё примет материальную форму.
- А ну стоять! - Пробасил низкий, грубый голос. Я обернулся и увидел, что на меня надвигался какой-то бритоголовый громила с ножом в руке.
Ахахаха. Это очень смешно. Вот так напрямую лезть к незнакомцу? Неужели эта гора мышц настолько самоуверенна? Неужели мышцы решили, что из-за размеров тут их должны бояться? Ну что же, я буду рад преподать мускулам урок.
Как только громила подошел почти вплотную, я спокойно вскинул правую руку и трубка в перчатке смотрела прямо в лицо бандиту. Тот даже не успел среагировать, как из трубки вырвался бесцветный газ. Мужчина вдохнул и отшатнулся, откашливаясь от дыма.
- Что за...? - Не успел договорить громила, как тут же его глаза расширились от ужаса.
Я широко улыбнулся. Да! Мне нравится это ощущение. Мне особенно нравится, когда всякие громилы ломаются под воздействием Фобоса. Их самоуверенность трескается как яйцо, которое внезапно швырнули на землю.
Тот принялся беспомощно трястись и стонать от ужаса. Кажется, он что-то упоминал о пауках. Даже нож обронил. бедняга.
Я поднял оружие с земли и зашел своему противнику за спину. Но не хотел его убивать, не сразу.
- Шшш, не бойся. Я доктор. Поделись со мной своими бедами. Что с тобой? Я помогу, обещаю. Доверься мне, - прошептал я ему на ухо. Мой шепот был успокаивающим. Таким я обычно разговаривал с пациентами в прошлом.
- Темно, темно, пауки. Папа, не запирай меня в подвале, пожалуйста, мне страшно. Пауки, пауки ползут по мне, - принялся ныть бандит. Бедняжка. Он даже заплакал.
Слёзы не очень впечатляют. Уже было.
Но зато я так близок к нему, что вижу капельки пота, которые стекают с лица. Хихикнув, я провел пальцем по самой большой капельке.
Страх. Это самый обычный страх.
Засмеявшись, я вытер палец об бритую голову бедолаги.
- Борись. Борись. Но если хочешь, я могу избавить тебя от страхов. Только попроси, - доверительно прошептал я. Ну же, делай свой выбор, малыш.
- Спаси, помоги, - захныкал бандит.
Я разочарован. Очень.
Но желание пациента - закон.
Именно по этой причине я занес нож и перерезал мужчине горло.
Прямо как в замедленной съемке. Холодная сталь и теплая плоть слились в страстном, но таком коротком поцелуе. Кровь так и хлестала из горла бедняги. Тот пытался бороться за жизнь, пытался хоть что-то сделать. Смерть не была быстрой. Все же я не какой-нибудь там профессиональный убийца и не умею убивать быстро и милосердно. Да и не хотелось.
Мне нравилось смотреть, как кровь окрашивает серый тротуар. Замечательно. Вот так и выглядит страх.
- Ты мог победить, но предпочел умереть. Поэтому ты не более, чем пешка для таких как Двуликий, Пингвин и Загадочник, - произнес я, скромно не упомянув себя любимого.
Резко развернувшись, я пошел дальше, выбросив из головы свою жертву, чьё мясо наверняка пойдет кому-то на корм. Все же не похоже, чтобы заключенных тут регулярного кормили. А нож пусть будет в качестве трофея. Он был так великолепен и так помог в борьбе страха против человека.
Ночь темна и полна ужасов.
Вот я и пришел к своему логову. Обычное, ничем не примечательное здание, которое так идеально сливалось со всеми остальными.
Зайдя внутрь, я спокойными шагами направился в одну из комнат. Где меня ждали еще трое захваченных мной заключенных Аркхем Сити.
Они ждут меня. Ждут моего внимания. Моего благословения.
- Не бойтесь, страх обрадует вас всех. Никто не останется без моего внимания, - произнес я тихо, когда вошел в комнату.
Мои подопытные услышали это, конечно же. И принялись умолять о пощаде.
Правильно, умоляйте.
Но страх нельзя подкупить.
Никто не спасет несчастных жертв.
Готэм давно принес вас в жертву.
Готэм давно убил всех нас.

Отредактировано Jonathan Crane (2018-01-06 20:04:08)

+2

3

Разные бывают шутки, но «время» всегда шутит одинаково. Оно бежит и перегоняет ультразвук, сбивает с ног и больно бьет по позвоночнику, когда не хватает рук и сил поспеть. Время любит замедлять свой ход и растягиваться в вечность, обрекая душу томиться под пытками судьбы максимально долго. А ещё время любит затягивать петли и сворачиваться в кольцо, вынуждая брести по кругу и натыкаться на одну и ту же ошибку раз за разом…
Марте довелось испытать все эти явления на собственной шкуре, от чего душа её завернулась в непробиваемый панцирь и затаилась в нём, надеясь уберечь себя от злых шуток и мук существования, которое не приносило женщине наслаждения.
А может и не время так пошутило, но именно его проклинала Марта, когда минутная стрелка на часах передвигалась дико медленно во время ночных кошмаров.

Сон – это роскошь.
Здоровый сон – несбыточная мечта.
Нормальная жизнь – выдумка.

люди так часто задаются вопросом «в чём же смысл жизни», но быстро забывают о нём, когда на светофоре загорается зеленый свет, позволяющий им двигаться дальше

Марта не двигается, когда загорается зелёный свет. Она словно под гипнозом остаётся стоять на своём месте и смотреть в одну мигающую точку, не задаваясь никакими вопросами. Прохожим вокруг есть куда пойти, каждого из них кто-то ждёт. Возможно, это одинокая квартира, но родная и приветливая, куда тянет вернуться после очередного рабочего дня и устроиться на диване перед телевизором. А чем это не планы на вечер?.. а вот женщину никто не ждёт. Её никто не встретит на той стороне пешеходного перехода. Имея современный телефон, Марта не пользуется картой-навигатором, поскольку нет ни одного запроса поиска.

- маршрут построен

- объект по вашему запросу не найден, просмотреть предложенные варианты:

тем, кому некуда пойти, кого никто не ждет и не зовёт за собой – их не пугают лабиринты улиц, им не страшно заблудиться и пропасть на время; прикинуться очередной тенью, прячась от бестолковых взоров затуманенных мозгов, идущими на поводу у века информаций со своими /твиттерами и фэйсбуками/.

Марта остается стоять на тротуаре, завороженная зелёным мерцанием и дышит ровно, вслушивается в город. Время близится к сумеркам, и в это время Готэм наполнен звуками тысячи шагов, звоном монет и шелестом купюр, беззаботностью редкого смеха и суетой; запахами выхлопных газов сотней машин, горячими парами с кухонь ресторанов и второсортных заведений быстрого питания. То самое пограничное время, когда улицы Готэма заполонены людьми и транспортом, где смешиваются все статусы, и приоритет власти меняется: начальник фирмы уже не имеет весомого голоса в сравнении с уличным головорезом, в руке которого опасное оружие как неоспоримый аргумент его власти, так что никакой корпоративной этики. Чиновники сколько угодно могут болтать, выступая в теле-шоу, о том, что преступность в городе снизилась, что несчастных случаев меньше по статистики с предыдущим годом, но все эти данные взяты с бумаг аналитиков и социологов, а те базируются на доступных им фактам. Возможно... возможно, что в самом Готэме жизнь стала действительно лучше, что процент счастливчиков, что доберутся сегодня вечером до дома в целости, действительно стал выше. И тот самый процент ходит сейчас по улицам, притворяясь слепыми, игнорируя высокие стены с колючей проволокой под напряжением почти в сердце Готэма. Простым жителям проще делать вид, словно ничего не происходит, соглашаться со словами чиновников и обсуждать на работе в офисе прогноз погоды на выходные, прошедший матч по бейсболу или выход нового фильма; лишь бы не молчать и в тишине не вспоминать, как ночью кто-то кричал под окнами их домов. Они шепотом говорят о том, что люди пропадают. Кто-то рассказывает, что видел человеческие ноги, торчащие из мусорного контейнера в переулке за рестораном. И своих детей семьи предпочитают отправлять на все лето пожить у бабушки в Калифорнию или в Техас; а сиротки находят развлечение в своей праздной жизни и бегают к высотным стенам, чтобы покидаться камнями или тухлыми яйцами.

Этот Готэм отличается от того, в котором жила Марта всю свою жизнь, но он не кажется ей чужим. Суть остается все той же... людей по-прежнему сковывает страх, он и заставляет их играть в слепых и глухих дурачков, которым проще верить в сказки, чем снять с глаз своих цветные очки и взглянуть на мир такой, какой он есть на самом деле.

- Детка, эй! - хриплый голос звучит из-за спины, кто-то определенно обратился к Марте, ведь на ближайшие пятьдесят сотен футов никого не было. - Ты заблудилась, малыш? Аркхэм-Сите не самое подходящее место для шопинга, знаешь ли.
Мужчина подходит ближе, Марта слышит его шаги и сиплый хрюкающий смех, что вызывает лишь раздражение. Женский брючный костюм выдает её по всем пунктам. Под удлиненным пиджаком прячется кобура с пистолетами, а в кармане жилетки и на поясе ремня своего часа дожидаются острые кинжалы и пара самодельных бомбочек. Широкополая старомодная шляпа укрывает от любопытных глаз волосы, выкрашенные в ядовито-зеленый цвет, а тени от головного убора ложатся на загримированное лицо, маскируя уродливые шрамы.
- Не бойся, красотка. Меня звать Фрэнк. Хочешь, я проведу экскурсию? Индивидуальную экскурсию специально для тебя?
Уже от сюда Марта слышит отвратительный запах сладковатой мочи и запотевшую одежду, предполагая, что глаз на нее положил человек тучного телосложения, у которого проблемы с поджелудочной и скорее всего развит диабет. Так что когда девушка повернула голову в пол оборота и глянула через плечо, то не была удивлена, увидев мужика 35-40 лет в одежде поношенного вида, с небритостью на округлом лице и с сальными волосами. У него точно есть лысина. Думает Марта, прикидывая заодно свои дальнейшие действия. Точнее - она думала о том, куда лучше всего бить, чтобы этот мешок дерьма сдох сразу, поскольку меньше всего Джокеру из другого мира хотелось возиться с местными отбросами. Не за тем Марта решила прогуляться по местной достопримечательности, которую до этого лишь обходила или проезжала мимо. Ей нужны были связи и надежный поставщик с черного рынка, не говоря уже о материале для экспериментов, которыми Марта занимается в подвалах заброшенной психиатрической лечебнице.

- Нам не по пути, - отвечает Марта разом на все предложения Фрэнка, когда позволяет ему подойти еще ближе.
Не успел тот проанализировать и что-то вякнуть, когда женщина уже оказалась с другой стороны от него, оттолкнулась от прогнившей шины грузовика, что послужило ей амортизатором (все же Фрэнк оказался выше на целую голову). Острое лезвие легко входит в затылочную долю, нанося удар по зрительным нервам. Второй удар ниже, нацеленный на позвоночный мозг, так что Марта вкладывает в этот удар больше мощности и не промахивается. Мужчина умирает почти сразу, почти без звука, падает там же где и стоял.
- Так . Ну и куда я шла?
Вытерев с ножа чужую кровь о штанину и убрав оружие обратно, женщина оглянулась по сторонам. Когда к ней обратились, она как раз стояла на распутье и считала про себя считалку, выбирая между тремя переулками. Вздохнув с досадой, поскольку ее наглым образом перебили, Джокеру приходится начинать все сначала:
- Вышел месяц из тумана, вынул ножик из...
Со стороны доносится крик, в котором отражается паника и страх неконтролируемые. Однако, в этих криках Марта слышит призыв и ответ на свой вопрос, так что она перестает считать и направляется в тот переулок, от стен которого эхом отскакивал крик мученика.

Идет она не спеша, прислушиваясь, про себя мыча мотив какой-то песенки. Рука в фиолетовой перчатке хлопает по ребрам, проверяя наличие оружия, но доставать не спешит, ведь Марта не ищет здесь врагов. Она уверена, что враги найдутся сами собой, ради этого стараться и далеко ходить не нужно. А вот союзники... Да, у нее не было при себе белой тряпки, чтобы сообразить из него лаг мира, да и голуби не вылетают из ее рукавов - она же не фокусник в конце концов! Не иллюзионист, чтобы перерубать людей на части и потом соединять их вновь, оставляя целыми. Увы, но этот трюк удавался Джокер всегда ровно на половину, в концовке обязательно что-то шло не так.
Женский смех тихий, он стелется по земле, когда Марта вынуждена поднять выше ногу, перешагивая чей-то труп. В наличие самого трупа нет ничего необычного, а вот гримаса ужаса на лице заставляет Марту расплыться в улыбке и ощутить легкую веселость в душе.
Хороший признак, милый. Значит я вышла на нужного мне человека. И... судя по всему ушел он не далеко.
Склонившись ниже, женщина принюхалась к свеженькому трупу и убедилась в своих доводах. Резко распрямившись, поправив шляпу на голове и устремив свой взор в ту сторону, где она еще не проходила. Других вариантов быть не могло, так что Марта последовала туда же, но на этот раз шаг свой ускорила и бдительность усилила. Лишь бы не упустить! Лишь бы не ушел голубчик, а то ведь ищи потом концы до тех пор, пока ядерная не накроет. Увлеченная своей погоней, Джокер чуть не попадается раньше времени на глаза, но вовремя скрывается в тени за углом дома, откуда было удобно наблюдать. И, как только дверь хлопнула, Марта вышла из тени и пересекла улицу, оказавшись на импровизированном крыльце импровизированного жилища.

Провозившись пару минут, Марта справилась к дверью и проскользнула внутрь. Ей бы хотелось сделать все по-тихому, но ржавые старые петли подло заскрипели.
- Зараза! - только и ругнулась про себя женщина, отходя от двери, которую до этого момента придерживала и плавно пускала, чтобы закрыть ту без стука.
Теперь же нет смысла играть в тихоню и ждать, когда в тебя полетит первая пуля или же нож. Женщина пошла по коридору, ориентируясь на свет, подала голос, обращаясь к хозяину сие дома:
- Тук-тук-тук, есть кто? Ах, голубчик, можешь не отвечать! Да-да, признаюсь, я следила за тобой. - в голосе слышалось веселое безумие и дерзость. - Скажу как есть, что не в моих интересах разбрасыватсья угрозами на чужой территории. Хаха, придумала! Если скажу что я из бойскаутов и пришла продавать печеньки, то насколько убедительно это звучит?

+2

4

Мания преследования?
Паранойя?
Не очень хорошо. Мне почему-то по пути домой казалось, что за мной следят. Не знаю. Осторожность хоть и не повредит, но не до такой степени, чтобы дергаться из-за каждого шороха, каждой тени.
Не важно.
Мне нравится смотреть на них, на своих пациентов.
Заключенные хороший материал для исследований. Покореженный преступный разум, как это прекрасно. Никто из них не добился бы особого положения в криминальной среде, поэтому не жалко. На обывателях почему-то неинтересно проводить опыты.
Я уже проводил раньше, но как-то это быстро наскучило. К тому же, их обычно чаще всего ищут. Друзья, семья. Чёрт, да даже собака порой! А где идут суетливые поиски, везде совался Бэтмен. В каждой бочке затычка. Вечно он мешал.
Пару раз из-за этого я и загремел в Аркхэм. Потому что детектив рано или поздно находил меня. Иногда этого я сам хотел, а иногда он вообще не вписывался в мои планы и мне приходилось импровизировать, чтобы если не победить, то хотя бы не проиграть.
Но не всегда удача поворачивалась ко мне приличным местом.
А вот с обычными уголовниками как-то спокойнее. Полиция особо их искать не будет. Кому нужны убийцы, насильники, педофилы и прочий сброд, который внезапно то пропадает, то их просто находят мёртвыми.
Какая ирония. А ведь такие как я, Джокер и Загадочник сокращают популяцию обычных преступников.
Я даже ради интереса как-то изучил статистику преступлений ранних годов и нынешних. В нынешних годах уровень преступлений значительно ниже. Не только из-за Бэтмена, но из-за того, что одно время, если я ничего не путаю, Джокер как-то убивал обычных преступников, потому что они казались скучными.
Какая ирония, повторяюсь.
Даже стало смешно. Мой гулкий смех разнесся эхом по всему дому.
Мои пленники поежились.
Смех мой был недолог. Быстро стих. Я не люблю долго смеяться, да и больно, если честно. Лицу до сих пор больно после того, как Крок чуть не убил меня.
Я помню этот ужасный момент, когда он схватил меня в канализации и увлёк за собой под воду. Благо я успел вколоть ему дозу Фобоса и спастись.
Но раны дают о себе знать. До сих пор.
И меня внезапно обуял гнев.
Меня, того, кто повелевает страхом, смеет трогать безмозглое животное?! Которое только и может, что жрать и ругаться с Кэшом?! Да как он посмел вообще?!
От внезапно накатившей холодной ярости, я вколол убойную дозу сразу из пяти шприцов одновременно в ближайшего пленника.
Мой заключенный начал кричать. Его недолгий крик полный отчаянья и боли отрезвил меня. Тем более бедняга умер. Доза слишком уж большая, к тому же у него не было моего иммунитета.
- Ты псих, Крейн! Немедленно выпусти меня! - Внезапно подал голос один из двух оставшихся живых пленников.
Я даже удивился. Я думал, что достаточно запугал этих людей.
Я подумал, что никто из них не сумеет открыть рот и сказать что-нибудь.
Интересно, весьма. Может, мой эксперимент пройдет по-другому?
Не успел я начать, как внезапно услышал скрип двери. Хоть вход был и далеко от моей комнаты с пленниками, да только вот петли до того ржавые, а стены все же не звуконепроницаемые, что я даже отсюда умудрился услышать, как кто-то входит в мой дом.
А потом голос. Женский. Безумный и дерзкий. Несущий бред про бойскаутов и печенье.
Похоже этот день обещает быть всё интереснее и интереснее.
Я вышел на голос и увидел женщину. Бледнокожую. С шрамами на лице, которые так напоминают улыбку. Кого она мне напоминает? Так похоже на Джокера. Интересно, а волосы у неё какие? Да это и не важно.
- Что-то ты не похожа на девочку из бойскаутов. Нет зелёной формы, берета и коробки печенья. А еще девочки не входят в чужие дома, а стучатся и начинают светить своими милыми личиками в надежде всучить хоть одну коробку, - ответил я сухо.  Шуточка так себе. А может я просто перестал понимать юмор после передоза токсина? Даже думать не хочу. Она так похоже на Джокера.
- А вот ты сама куда интереснее. Белая кожа, шрамы. Неужели ты фанатка Джокера? - Мне было интересно. Еще одно дитя Аркхэма?
Вполне логично. Джокер мог когда-то её свести с ума и не убив. А та стала ему подражать. Даже Харли до такого не дошла, идя по своему пути.
- Надеюсь, за мной ты следила не ради смеха, а ради чего-то более дельного, - гулким голосом произнес я, смотря на гостью немигающим взглядом. Накачать её Фобосом всегда успею. Да и нож был в кармане моего костюма, в случае чего. Хотя стоит ли марать руки просто так?
Я уже упоминал, что день обещает быть всё интереснее и интереснее? Мне вот уже интересно.

+2


Вы здесь » Justice League: New Page » Личные эпизоды » Ничто не происходит просто так. [Jonathan Crane, Martha Wayne]