news

17.02.1018 Это птица? Это самолет? Это открылся новый раздел Be my Valentine, суём свои любопытные носы туда, активно участвуем, веселимся, радуем Купидошу ♥

11.02.2018 - воскресенье - день тяжелый, но и он станет легче, как и вся грядущая неделя, если провести его с новым выпуском Daily News

17.01.2018 - доброго времени суток, милые, скорее спешите, ведь сегодня у нас два знаменательных события, в этот день на свет появились замечательные люди. скорее, торопитесь осыпать поздравлениями наших именинников Артура Кари и Дру Зода!

13.11.2017 - как громы среди ясного неба, ударил новый Флешмоб. спешим отметиться. лёгкой недели

2.10.2017 - для прогрессивных хирос на районе стартовал новый Флешмоб. доброго понедельника

21.08.2017 - вы не ждали, а мы припёрлись. Нежданно негаданно грянул Флешмоб. Лёгкой недели

14.08.2017 - доброго времени суток, коты. Настраиваем приёмники на волну ЛигаFM и слушаем Глас Администрации

25.07.2017 - не пропустите обновления новостей в Гласе Администрации. всех благ и лёгкой недели

23.07.2017 - а у нас во дворе, будет снова Флешмоб. всем бодрой недели

21.07.2017 - мир вам, обитатели планеты Земля. о последних новостях узнайте в теме Глас Администрации. выходные не за горами, всем добра

2.07.2017 - добра звёздочки. Узнайте о последних обновлениях на волне Глас Администрации. Доброго понедельника и хорошего настроения

27.06.2017 - доброго времени суток, коты. В обязательном порядке просьба пройти всех в Эту Тему

26.06.2017 - лёгкого и безоблачного понедельника, котики. Спешим на свежий выпуск новостей Daily News #4. Лучей добра и радости.

23.06.2017 - времени суток, милые. Для тех кто не еще не в курсе событий, улавливаем Глас Администрации. Добрейшего добра, в завершение рабочей недели.

4.06.2017 - доброго времени суток, звёздочки. В тон уходящего дня не пропустите свежий выпуск Daily News #3.

29.05.2017 - доброго времени суток не спящие и пробудившиеся. Спешим пожелать всем лёгкой рабочей недели и безоблачных будней, а для встряски вашего драгоценного внимания запущен Флешмоб.

22.05.2017 - завершился летний флешмоб, об итогах которого будет известно во второй половине дня. Спешим прочесть свежий выпуск Daily News #2. Лёгкого понедельника и безоблачных будней.

17.05.2017 - доброго времени суток и приятного времяпровождения милые звёздочки. За окном 17.05. и специально для вас, запущен прямиком из детства флешмоб. Тепла и улыбок вам в зените рабочей недели.

14.05.2017 - выходные подходят к своему эпическому финалу, в честь наступающей рабочей недели запущен дебютный Выпуск новостей. Лёгких рабочих будней и побольше приятных моментов.

12.04.2017 - проснитесь и пойте, после зимней спячки жизнь в стенах форума вновь зашевелилась. Всем не спящим в сиэтле просьба отметиться в данной теме. С любовью, Семейный Подряд.

Гостевая Сюжет Устав FAQ Занятые роли Нужные Шаблон анкеты Поиск партнера

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru


⇨ active ⇦


Justice League: New Page

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Justice League: New Page » Личные эпизоды » сujusvis hominis est errare [Steph, Cass, Jay]


сujusvis hominis est errare [Steph, Cass, Jay]

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://sh.uploads.ru/t/VM2j1.jpg
[música para bebés exigentes \\ fear of the dark (instrumental)]
[от лат. каждому человеку свойственно ошибаться]

Дата\время: 30 декабря 2016 года, начало лютых холодов несёт вслед за собой не только вещие морозы, но и тянет за тонкие нити перемен
Место действий: Готэм-Сити, новая квартира Стэфани
Участники: Stephanie "angry_sis" Brown, Cassandra "what_a_hell_is_going_on" Wayne, Jason "oh_shit" Todd
Краткое описание: мы часто поступаем по совести, по ситуации, по наитию, как угодно, уходя вразрез истинным решениям, истинной правде от которой так стараемся сбежать. Неужели так сложно, просто сказать, признаться, перестать отпираться и принять, вытаскивая из задворков сознания всего одно единственное слово, искренностью которого согреты годы ошибок и падений. как всё однако забавно выходит, что казалось бы очевидные вещи, даются с трудом.
а между тем, зимний ветер укажет путь домой. кто-то вернётся, а кто-то и не уходил вовсе, но от чего-то был слишком далёким.

+4

2

[AVA]http://images.vfl.ru/ii/1517135130/f267b00f/20340092.gif[/AVA]
[STA]morgan freeman[/STA]
—... да, мам, я уже разобрала вещи. Нет, я не собираюсь устраивать вечеринку по поводу новоселья, у меня до сих пор болит голова после новогодней вечеринки, — в твиттере в предновогоднее и посленовогоднее время был очень популярен хэштег #newyearnewme. Стефани присоединилась к народной массе, потому что впервые в жизни это было правдой. Ну, как сказать. По крайней мере, перемены в её жизни были. Радикальные. Она наконец съехала от мамы. Не то, чтобы наконец, правда... Ей было тяжело. Но рано или поздно птенцы должны покидать родное гнездышко и самостоятельно расправлять крылья, а то дойдёт до того, что будет поздно, кто-нибудь вытолкнет, а ты уже не сможешь взлететь. Стефани хоть и была летучей мышью, но ей тоже это требовалось сделать. К тому же опыт жизни на «воле» у неё уже был с Карой, так что Браун ступает на относительно твердую почву и не испытывает диких страхов, в отличии от мамы, которая все ещё возмущалась, что дочь живет ровнехонько рядом с Аллей преступлений. А что Стефани? Ей нормально, тут цены щадящие, да и клиника Лесли недалеко. За себя она вообще ничуть не волновалась, Бэтгёрл она в конце концов или нет? А вот за маму... Именно поэтому если кому-то в голову хоть придет мысль о том, чтобы залезть в дом к миссис Браун, то он очень сильно об этом пожалеет.
Я тоже скучаю... Ты как? — буквально вчера Стефани окончательно привела своё жилище в обжитый вид. Стены перестали пустовать, на них появились фотографии людей, которые важны для девушки, несколько картин в стиле поп-арт, а свою спальню блондинка оформила так, будто бы и не уезжала никуда, все до единого плакаты с лучшими супергероями, легендами, заняли свои места. Однако не только это подразумевалось под обжитостью. Квартира девушки смогла достичь состояния... Холостяцкой? Только по-женски холостяцкой. То есть более опрятной, в эдаком творческом беспорядке, в котором лично сама Стеф могла ловко ориентироваться.
— Люблю тебя. Пока. — на газовой плите медленно закипал чайник, Стефани готовилась к тому, чтобы посветить весь вечер на надирание задницы в Mortal Combat, она искренне верила в то, что в этот раз Саб Зиро её не подведёт, а ежели и такое произойдёт, то они разойдутся, словно в море корабли, Браун найдёт себе другого, более лучшего и действенного персонажа, с которым сможет себя ассоциировать.
Новый год - новая я? Стеф не знала, насколько сможет измениться в этом году. И не знает, хочет ли этого. Ей нравилось быть той девушкой, которой она являлась. Может, только если бы Бэтгёрл в её исполнении стала гораздо лучше, то было бы неплохо, но пока что это всё, что возможно требовало в ней корректировки. А вот новый Готэм... Этого бы блондинке хотелось бы гораздо больше. В шестнадцатом году было слишком много того, чего хотелось бы оставить за бортом и ещё больше того, что хотелось, чтобы присутствовало. И кого.
Но что уж поделать?
Приходится жить так, как есть и верить, что со временем всё пойдёт на лад.  В конце концов у Стеф в новом году появилась новая квартира, уже вполне хорошее начало, курс взят в нужное направление, осталось с него не сбиться. Легким движением руки бросая телефон на диван, Стефани хотела бы и сама плюхнуть со всей силы свою тушку туда же, но... Тогда все какао, кропотливо ей приготовленное, окажется не внутри неё, а снаружи. Поэтому пришлось медленно, осторожно и аккуратно (какие страшные слова!) садится и не менее обходительно устраиваться поудобнее. Но на этом у Браун смертельные трюки не заканчивались, держа в одной руке телефон, в другой кружку, девушка листала телепрограмму, сегодня должны были показывать «Маску». И все бы было хорошо, уютный такой вечер, но неожиданно девушка почувствовала сквозняк. Блондинка устремила свой взгляд на окно.
Стефани ни сказала ни одного слова. Вполне ни одного. Несколько секунд она просто смотрела на влезшую в её квартиру через окно девушку, не глупо таращилась, как баран на новые ворота, а именно смотрела. Подмечала, в чем она изменилась, а в чем осталась такой же, какой и была в её лучших воспоминаниях. После же, отложив всё на столик, Стеф все так же без слов подошла и заключила девушку в крепкие объятия. Казалось бы, при воссоединении двух старых друзей, при воссоединении семьи, должны быть слёзы, неловкие фразы вроде "с возвращением", должен быть смех и должна быть приятная боль. Но Стефани считала, что сейчас для неё всё это лишнее. Хватало того, что блондинка пыталась осознать, что это правда, что в её объятиях действительно Кассандра Кейн. Ей было достаточно того, чтобы убедить себя в том, что страх того, что это лишь сбой Матрицы, глюк системы, приход от каких-то наркотических веществ, бесполезен и бесплоден, что она не исчезнет, стоит только закрыть глаза.
Браун счастливо улыбалась. Будто бы паззл, который долго не мог получится, сложился.
— Больше никогда не заставляй меня так долго тебя ждать, слышишь? Никогда, — вместо приветствий, вместо любых других слов, которые были бы более уместны, говорит, а если быть точнее требует, а то и вовсе угрожает Стеф. Она слегка гнусавит, умудрилась простудится на днях, из-за чего звучала слегка смешно, и полноценной угрозы не получилось. — Замерзла, наверное? Устраивайся поудобнее, бери какао, я сейчас сгоняю за маршмеллоу, — кивнув на диван, Стефани расцепила свою крепкую хватку, позволяя Кейн наконец дышать, и со скоростью, с которой только Флэш способен сравнится, устремилась на кухню, начиная копировать Юлия Цезаря, делая несколько вещей подряд: делая себе какао, доставая маршмеллоу, чипсы, попкорн и хлопья, потому решила быть добропорядочной хозяйкой, накормив гостью как следует. Не спрашивайте, как она все это пронесла. Просто... Не спрашивайте. Тут явно была замешана божья помощь, иначе бы Браун завалилась ещё при первом шаге, балансируя со всем этим добром.
— Я думаю, у тебя много вопросов? Если вкратце, то все плохо, но мы живём, — свалив все съестные припасы на столик, девушка всё же завалилась на диван, прибирая к рукам свою усыпанную улыбающимися смайликами кружку с дымящимся напитком, и дала наконец слово своей подруге: — Можешь теперь спрашивать что-то конкретное. А можешь и не спрашивать. Можем просто посмотреть что-нибудь по телику и сделать вид, что все как обычно, оставив всё на завтра.

+4

3

Ты гнешься и выводишь корпус в сторону, уворачиваешься от ножа с такой поразительной легкостью, сыпешь в воздух отточенными движениями и выкидываешь ногу вперед. Ублюдок тут же отлетает к стене.
— Вот сука! — зло выплевывает он к ногам, мешает слова со слюной и кровью.
— Верни. — тихо давишь ты и плавной поступью приближаешься к нему.
— Иди к черту, тварь!
— Не заставляй меня отрывать его вместе с твоей рукой. — спокойно и нараспев выдаешь в воздух слова, улыбаешься дергаешь за руку и выкручиваешь кисть вверх.
— А-ааа-аа! Да кто ты такая? - стонет он, пока его кости хрустят.
— Кошелек. — не сводишь с него глаз и сильнее жмешь.
— Да подавись, с-сука! — швыряет он его на землю и стонет. Ты выпускаешь его руку из своей и нагибаешься вниз, чтобы подобрать украденную вещь, но в этот момент он выбрасывает ногу вперед, целится в твои ребра. Старый козел, он даже представить себе не может сколько раз ты уворачивалась от подобных ударов. Ты легко крутишься и прыгаешь в сторону, перекатывается и упираешься ладонями в густую грязь.
Неужели так сложно отдать тебе это клятый бумажник? Имбицил, чего он от тебя вообще хочет?
Но вопрос отпадает сам собой, когда ты видишь его силуэт,  удаляющийся от тебя на невероятной скорости. Улыбаешься и подцепляешь кошелек с земли грязными пальцами. Он раскрывается и твоему взору предстает старая фотография. Сердце екает и бьется с удвоенной силой и ты рассматриваешь ее, машинально ведешь по снимку в пленке пальцем, оставляешь коричневые следы.
— Черт! — шипишь и ты, видя, как по фотографии течет грязь, закрываешь и засовываешь его в карман куртки.
Вы не виделись так давно и ты всегда глушила в себе это чувство. Виски вибрировали, а сердце билось, как заведенное. Тебе так хотелось вернуть прошлое, ворваться в него и просто сделать вид, что ничего не было, улечься на черном диване и уткнуть в него свои позвонки, дождаться Стэфф и улыбнуться очередной ее шутке, попросить приготовить тебе какао. Глупый шоколадный напиток, который обволакивает язык приятным, терпким теплом. Такой детский, а детства то у тебя никогда и не было. Тебя растили механической машиной. С железными боками и холодным сердцем, нацеленную лишь на то, чтобы выбивать из людей их глупые жизни.
Друзья. Что это такое? Их у тебя никогда не было. Одинокая и твердая, быстрая на расправу, как волчица, ты неслась вперед и никогда не налаживала ни с кем контакты. Зачем? Тебе итак было хорошо, спокойно в своем битом  логове. Ты вершила свою судьбу сама, убивала и ломала кости, сама подчиняла и вгоняла ножи. Так было до появления Стэффани. Она буквально перевернула все с ног на голову, показала тебе, что на свете есть люди, которым ты не безразлична, которые просто дружат и не просят ничего в замен, готовы вытащить из любого ада и любой черной воронки.
Спросил ли тебя когда нибудь твой отец о том, что о том, чего ты действительно хочешь?
Нет.
Он использовал, заставлял тебя чинить людям боль, словно ты бездушный пистолет  в его ладонях - плоская и холодная, ты пускала режущие пули лишь по одному его приказу..

Ты сдавленно стонешь и выуживаешь кошелек из кармана грязными пальцами, хлопаешь по застежке и он снова раскрывается. Глаза утыкаются в фотографию и ты рассматриваешь ее.
— Как ты без меня? — грустно тянешь ты и подкусываешь сухие губы.
— Я очень скучаю, Стэфф, честно. Как бы я не заставляла себя забыть, я не могу! - утыкаешься подсохшим, грязным пальцем в фото, аккурат на улыбающуюся блондинку.
— Знаешь, я бы не вынесла, если бы этот ублюдок забрал у меня кошелек, ведь это фото - все, что у меня осталось... — грустно давишь и вздыхаешь, уводишь взгляд с фотографии куда-то вверх и прикрываешь глаза. У щек вихрится холодный воздух и ты глубоко дышишь,  загоняешь его глубже в легкие. Щеки наливаются красным, а сердце радостно бьется.
— Никогда не поздно вернуться, верно? — шепчешь и растягиваешься в улыбке. — Никогда.

Зачем входить через дверь, если есть окно? Их столько было в твоей жизни: черные и зеленые, желтые и красные, закрытые и не слишком. Ты всегда влезала в них со скоростью шустрой мышки, просачивалась даже через узкие форточки. Особенно, когда была ребенком. Ветер гуляет у висков и поднимает в воздух твои черные волосы. Ты прикрываешь глаза и улыбаешься, знаешь, какое окно тебе нужно теперь и стремительно влезаешь по трубам и кирпичам. Пальцы давят красные камни и ты гнешься в корпусе, довольно быстро забираешься на нужную высоту и запрыгиваешь внутрь, бесшумно утыкаешься пятками в ковер. Тело обдает вихрящимся теплом, а в глаза бьет теплый, желтый свет.
Ты бросаешь взгляд на диван и видишь там Стэфф. Сердце бешено колотится и ты молчишь, улыбаешься и рассматриваешь ее, такую домашнюю, с кружкой какао и газетой. Она тоже не говорит ни слова и ставит кружку на стол и подходит к тебе, обхватывает руками и заключает в крепкие объятия.
Ты прикрываешь глаза и утыкаешься ей в шею холодным носом, чувствуешь, как радостно колотится сердце, а щеки наливаются теплом.
— Больше никогда не заставляй меня так долго тебя ждать, слышишь? Никогда,
— Нет. — тихо давишь ты и не прекращаешь улыбаться и она выпускает тебя, указывает на диван.
— Замерзла, наверное? Устраивайся поудобнее, бери какао, я сейчас сгоняю за маршмеллоу, - , по больному сипит она и ты хмуришься.
— Когда ты успела простудиться? — давишь ты, но она уже убегает на кухню и суетится там, как пташка, пока ты осматриваешь диван и комнату.
— Я думаю, у тебя много вопросов? Если вкратце, то все плохо, но мы живём. - вываливает она гору еды на стол и плюхается на диван. Ты щелкаешь молнией и снимаешь с себя слегка заляпанную куртку, бросаешь  ее на стул неподалеку, берешь кружку и устраиваешься рядом со Стефф.
— Можешь теперь спрашивать что-то конкретное. А можешь и не спрашивать. Можем просто посмотреть что-нибудь по телику и сделать вид, что все как обычно, оставив всё на завтра. - быстро тараторит она и ты прикрываешь глаза, понимаешь, как соскучилась по ее голосу и по скорости выпаленных букв.
— Прости. — раскрываешь ты глаза и поворачиваешься к ней, давишь одно только это слово, пока она вздыхает и тебе кажется, что ты видишь, как блестят ее глаза. — Прости меня, Стэфф. — повторяешь ты. — Я не должна была исчезать...

Отредактировано Cassandra Wayne (Сб, 3 Фев 2018 19:45:45)

+4

4

[AVA]http://68.media.tumblr.com/8801ca03e5213df213729a790372e628/tumblr_ntwsufSKud1rbw50xo3_250.gif[/AVA]
[STA]morgan freeman[/STA]
— Я неудачно использовала ледяной бэтаранг, в итоге чего заморозился не только бандит, но и я, — с весельем и смущением одновременно  девушка поведала шикарную историю своей болезни, запихивая прямо в рот огромную горшню маршмеллоу, невозможную для прожевывания при обычных условиях, но не для бравой упрямой блондинки, всегда добивающихся своих целей. Не с первого раза, правда, она смогла это сделать, но спустя где-то минуту и пару глотков какао Стефани смогла вернуться к обычному для неё состоянию — языка без костей.
— Но для остальных у меня были тёрки с Мистером Фризом. Если расскажешь кому-нибудь правду, мне придется от тебя избавиться, — глухим, проникновенным голосом и с тяжелым мрачным взглядом произнесла Стефани. Выждав драматическую паузу, длившуюся от силы пару секунд, девушка звонко засмеялась. В основном, Браун не было особого дела до  своей репутации, по крайней мере в кругу "своих", на газетные заголовки и городскую молву она как раз-таки реагировала очень остро. Но... Реально, это настолько эпичный провал, что лучше аккуратно закрыть на него глаза, мол, ничего не было, никто ничего не видел и это главное доказательство. Просто ей не хотелось выглядеть в глазах важных ей людей лузером, показывая, что всё, что она может - это деградировать. А вот Касс всегда в состоянии её понять, отнестись снисходительно и с улыбкой, зная, что Стефани просто слегка раздолбай, которой не всегда везет. А ещё блондинка надеялась, что сможет чуть-чуть развеселить подругу, понимая, что сейчас в Готэме ей мягко говоря тяжело.
Если даже у Стефани Браун была крепкая привязанность к Брюсу,  несмотря на то, что их отношения не всегда складывались ровно, то  Касс... Он стал отцом, не только на бумаге, но и на деле. Блондинке страшно представить, какая буря разверзлась в душе у Кейн. А ещё, плевать насколько это эгоистично, Браун боялась, что под давлением этих эмоций их Чёрная Летучая Мышь снова улетит, а это определенно разобьет сердце блодинки. Дружить, несмотря на мириады километров — это вовсе не миф и не сказка, но... Стефани так не может, не может, приобретя, сразу же потерять.
Девушка посмотрела на подругу и отхлебнула какао. В её взгляде появилась неподдельная серьёзность, опытность и мудрость, которую часто можно не заметить за озорным весельем, автоматной очередью шуток и легкомысленным подходом к жизни, которые были столь любимы Браун. Все они были так похожи, в первую очередь думали о других, а лишь потом о себе. Не хотели ранить других, но стойко переносили ранения собственной души. Хорошо, пожалуй, что они есть у друг друга, иначе бы давно все погибли.
— Должна была. — тихо вздыхает Стефани, а потом, словно бы пытаясь кому-то что-то доказать, повторяет уже чуть твёрже. — Должна.
Стефани не говорила, что прощает лишь потому, что ей не было за что прощать. А тот, кто действительно мог отпустить грехи, простить своих блудных детей, покоится в могиле, может быть, впервые отдыхая. Он заслужил отдых, жаль, что получил его таким образом. И всё же время лечит, особенно если проводить его с теми, кто дорог тебе, кто способен поддержать, особенно с женской солидарностью. Парни это, конечно, хорошо, как и хорошо то, что определенные сложности стали разрешаться, но... Тонкую девичью душу поймёт только другая тонкая девичья душа. Возможно, это ещё одна причина, по которой Стефани так хотела вернуть Барбару и вернула же в итоге.
Жизнь - бумеранг, теперь ей тоже придется попробовать стать той поддержкой, той опорой, которая поможет идти дальше. Только вот во многих аспектах Стефани не знает, как, но... Путь проб и ошибок — это путь, по которому они с Кассандрой идут плечом к плечу. Ведь они стали для друг друга первыми друзьями, за которых можно и в огонь, и в воду, и в Ад. В отличии от Кейн, у Браун были те, с кем она  могла общаться, обсуждать что-то общее. Но... Дурнем будет тот, кто считает, что под серьёзными отношениями подразумевается исключительно брак. Дружба, настоящая, тоже весьма серьёзные отношения, которых Стефани долгое время боялась, опасалась того, что в итоге это будет лишь игрой, насмешкой. И лишь тихая мышка, столько разительно отличающаяся от блондинки, при этом удивительно похожая, проскользнув бесшумно в её жизнь, словно ниндзя стала первым исключением. Первым из бесконечного множества, которое есть теперь у Стефани. 
— Если бы ты осталась, то увязла бы здесь, словно в болоте. Тебе нужны были перемены, свежий воздух, новые силы, — Стефани продолжала есть вредную пищу попутно, то ли утешая, то ли просто ставя перед фактами Касс. Они были похожи на друг друга, а именно поэтому вряд ли их чувства отличались. Горечь, которая появилась от мысли, которую должна была произнести, Браун не смогла заесть сладкой зефиркой, но это её ничуть не освобождало:
— Знаешь, что я поняла? Даже если бы мы были здесь, мы бы не смогли спасти Брюса Уэйна от самого себя, — Стефани криво усмехнулась и начала бесцельно щелкать пультом, будто бы пытаясь оградиться от собственных слов за яркими картинками. Но разве это поможет? Нет, конечно. Как бы Браун не хотелось, чтобы вечер прошел тихо, уютно, по-домашнему, ответственность за Касс лежит на её душе тяжким камнем. Стефани, именно Стефани должна обо всем рассказать.
— Тим и Дик в порядке, после его смерти именно они не дали скатится городу в пропасть. Барбара отошла от дел, вылечила спину, я вынудила её вернутся. Джейсон... — Стефани закатила глаза, — Типичный Джейсон. Решил аки Иисус взвалить всё на себя и страдать. Я бы сказала, что виновник, Пугало, получил по заслугам, но... Не-а. С ним что-то мутное, я не знаю что, но либо он выбрался, либо у него появился подражатель, который снова решит наводнить город страхом небось.
Равно. Путано. Непонятно. Стефани удивится, если из бесконечного потока слов Касс поймёт хоть что-то, но что в голове, то и на языке. Блондинка замолчала, а потом взяла жменю чипсов и пассивно-агрессивно жевать, чтобы хоть как-то скрыть всё то расстройство и удручение, которое вызывала у неё эта тема. Поэтому  резкому прерванию молчания и быстро протораторенному завершению рассказа удивилась и она сама:
— О, точно. Я сваливала в Метрополис, жила вместе с Карой и тоже пропустила весь замес. Добро пожаловать в клуб Бэтгёрл, которые облажались, — Стефани протянула чашку, чтобы чокнутся. Сейчас она жалела, что в них какао, а не какая-нибудь водка с колой.

+3

5

— Стой! Остановись, кому говорю! — орешь ты во все горло, пока вязкая и грязная вода стекает по щекам и вырисовывает на них липкие узоры, направляешь на него гладкий и холодный пистолет.
— Ответь мне!
Волосы спутались в вязкий мокрый ком, а сердце колотится словно заведенное, пока внутри рвется сноп ручных гранат. Он удаляется от тебя, разрезает черным плащом воздух, пока все вокруг электризуется и пропитывается озоном. Брюс Уэйн не останавливается ни на секунду, вдавливает грязь черными, как смоль сапогами.
— Почему? Почему ты мне помогаешь?! Почему хочешь принять в свою семью?! Я убийца! Я всегда буду убийцей! - отчаянно и громко кричишь ты гнешься, пуская из глаз соленые слезы, сползаешь на колени, давишь костюмом мокрую грязь. Из рук валится оружие и он разворачивается,  идет к тебе, плавный и смертоносный.
— Ты не такая. — подходит мужчина ближе и наклоняется, поднимает широкой ладонью в черной перчатке твой подбородок, смотрит на красноглазую и дрожащую восемнадцатилетнюю девочку, пускающую из щек горячие, красные вспышки.
— Нет! Ты неправ! Лучше мне уйти! — давишь ты, не сводя с него красных глаз и отрицательно мотаешь головой, пока он всматривается в твое лицо, улыбается и выпускает его из ладоней, отворачивается и машинально обегает взглядом гнилое здание.
— Боишься привязаться. — тянется он в улыбке и ты злишься, отчаянно сопротивляешься и мотаешь головой, краснеешь и кричишь, словно он заставляет тебя признать очевидное.
— Или к черту! Ты ничего не знаешь! Вы - другие!
— Твой отец - эгоист и подонок, Кассандра. —  давит Брюс и ты слышишь у ушей звук садящегося бэтвертолета, — Мой папа напротив -  был, на редкость, святым человеком, но это не спасло его от пули.. — громче добавляет он сквозь жужжание пропеллера.
"Мистер Уэйн, вертолет!"
"Спасибо, Альфред, знаком с этой юной особой?"
"О, да. На редкость бойкая."
— Мы не выбираем себе семью при рождении, - снова обращается он к тебе, пока холодный воздух вокруг тебя вихрится, налепляет влажные волосы на глаза, - но мы вольны выбрать ее потом...


— Должна. — серьезно давит Кэсс и ты по привычке вжимаешься в подушку дивана тонкими лопатками, продавливая обивку, глубже утыкаясь позвонками в ткань. В голове вдруг гудит и зреет невидимая гематома. Она пульсирует и жмет, становится физически плохо и ты выдыхаешь изо рта рваный, горячий воздух, прикрываешь глаза и сдавливаешь кружку бледными руками.
— Знаешь, что я поняла? Даже если бы мы были здесь, мы бы не смогли спасти Брюса Уэйна от самого себя, - расстроенно тараторит Стэфф и ее голос крутится у твоих ушей звонким колокольчиком. Она жмет на кнопки пульта, закидывается новой порцией чипсов и посматривает на тебя, пытается как-то отвлечься, строит из букв слова словно отгораживаясь ими, уговаривает сама себя, словно в них ее спасение.
— Знаешь, Стэфф, он вытащил меня,— режешь сухим ртом ты, чувствуя, как горячая керамика жжет подушечки пальцев, — Брюс Уэйн вытащил меня из черного ада, вырезал всех до одного моих демонов. А их было много. И как-то..слушай..я хотела уйти от вас всех... уползти в свой одинокий параноидальный мир, черный до краев, но.. — добавляешь ты, пронзительно смотря на нее, но потом отводишь взгляд и сводишь его в пол, запускаешь руку в смольные волосы и хмуришь брови, все еще пытаешься осознать то, что случилось. На глаза наворачиваются соленые слезы.
— Он сказал тогда...сказал, что при рождении семью не выбирают, но..я могу выбрать ее сейчас..— смотришь ты на нее и давишься теплым, квартирным воздухом, — Брюс был моей семьей. Так же, как и ты, Стэфф, как Барбара, как все остальные. Вы все - моя семья! И я не должна была бросать..
Девушка смотрит на тебя и вздыхает, машинально тянется, чтобы обнять, но по старинке быстро давит в воздух слова. Это так дико, так чертовски дико - его нет. Это просто страшный сон! Один из тех безумных снов, в которые ты падаешь словно в нору, скользишь и цепляешь грязь руками, пытаешься выбраться, как Алиса, но выход уже где то далеко, а может его и вовсе не было. Брюс Уэйн умер и теперь ты должна остаться жить в этом грязно-сером мире. 
— Тим и Дик в порядке, после его смерти именно они не дали скатится городу в пропасть. Барбара отошла от дел, вылечила спину, я вынудила её вернутся. Джейсон...
Ты слышишь знакомое имя и машинально хмуришься и вздергиваешь бровь, слушаешь все о чем, говорит Стэфф.
— Типичный Джейсон. Решил аки Иисус взвалить всё на себя и страдать. Я бы сказала, что виновник, Пугало, получил по заслугам, но... Не-а. С ним что-то мутное.
Тебе не хочется слушать, хочется вколоть себе что-нибудь парализующее память и мозг, забыть обо всем и ты заливаешь в рот теплое какао.
— О, точно. Я сваливала в Метрополис, жила вместе с Карой и тоже пропустила весь замес. Добро пожаловать в клуб Бэтгёрл, которые облажались,
Ты тянешься в слабой улыбке, чувствуя, как по телу разливается тепло. Еще немного и, возможно, эта нестерпимая боль пройдет, немного тараторящей Стэфф, крекеров и чипсов и раны затянутся. Лишь бы отвлечься, лишь бы...
— Видимо за время поездки ты и разучилась метать бетаранги. Надо тебе инструкцию расписать. — тянешься в улыбке ты и она смеется, протягивает кружку, чтобы чокнуться.
— За королеву бетарангов, Стэффани Браун! — торжественно палишь в воздух ты.

Отредактировано Cassandra Wayne (Вс, 11 Фев 2018 03:09:06)

+3

6

Стефани стало до боли в груди плохо. Казалось, стоит ей сделать вдох, всего один малейших вдох, и сердце разорвется, прекратив свой бег уже навеки. Не ей говорить, что у каждого свой персональный ад, не ей говорить о том, что ото всех демонов невозможно избавится, но можно порвать с их властью над собой. Брюс им всем помог, найти свою дорогу из ада, ведущую к рассвету нового дня. Не ей это говорить, поскольку это общеизвестные факты.
Но ей говорить о том, как хотелось, чтобы Касс осталась. Безумно хотелось. Кто бы знал, что мысли способны причинять почти физическую боль? Не мысли. Страхи.
Рука механически сжимается,  покрытые нежно-фиолетовым лаком ногти впиваются в кожу, а Стефани начинает внутри конкретно паниковать. Неужели попрощаться? В прошлый раз их прощание свелось к тому, что стоя в аэропорту Стеф услышала «не ищи меня». В этих словах была надежда. Потому что Браун знала: Касс сама найдёт её. И нашла ведь.
— Касс... — уже собирается перебить Стефани, сказать что-то... сама ещё не знает что, но поскольку это будет сказано на эмоциях, то Браун явно пожалеет. Но услышав то самое, войну за что она ведёт если не с того самого момента, как стала «частью легенды» , то по крайней мере с того момента, как снова вернулась. Семья.
Стеф не планировала плакать, но глаза всё же защипало. Лишь глубокий вдох и выдох помогли ей справится с нахлынувшими чувствами и не повиснуть на Касс, ревя как белуга. Браун готова дать сотку баксов за то, что Дэмиан дал бы сотку баксов за то, что Стеф так и поступит.
— Я рада. Действительно рада тебе, сестрёнка. Важно не то, что ты ушла. Важно то, что ты вернулась, — подвела черту Стефани. Больше говорить не о чем. Чем дальше в лес, тем глубже самокопания. Кому, как не Стеф знать, что самокопания ни к чему хорошему ещё не привели?  Именно поэтому Браун позволяет постепенно переводить тему, будто бы невзначай, будто бы они между собой взаимосвязаны, а значит одно легко перетекает в другое.
- И за Кассандру Уэйн-Кейн, самую чёрную из летучих мышей, - искренне улыбаясь дополняет Стефани и, исполнив тем самым свою священную обязанность, пьёт какао. Она надеется, что Касс не услышала её тихого, счастливого выдоха, в котором был запрятан облегченно-истеричный смешок.
До «Маски» ещё полчаса, все же успела посмотреть. Переживая выворачиваюший наизнанку душу разговор, лучше всего будет посмеяться, глядя на забавного Джима Керри. Иногда смех — единственное, что остаётся, соломинка, за которую хватаешься, чтобы хотя бы самовнушить, что от чего-то можно оттолкнуться. Может, поэтому девушка так сильно и любит шутки и комедии.
Когда-то она думала, что если попадёт в полицейское оцепление, то тоже так поступит - пуститься в безудержную румбу, напевая, что она кубинец по имени Пит. Судьба её услышала, щедро давая ей подобные ситуации, чего стоит только приключение с Харли Куин, самое недавнее, но почему-то песен от Браун не было слышно. Если честно, то она забывает, ей совершенно не до того.
О приключении с Харли она не расскажет даже Касс. Об этом знают только сами участницы и Люциус Фокс, которого Бэтгёрл посетила не с лучшим расположением духа и остатками наручников. Это было достойным завершением того театра абсурда. Но с Фокса Браун взяла клятву, что ни одна живая душа не узнает. И мертвая тоже. Не потому, что она облажалась, наоборот у неё с арлекиной даже вышло что-то типа работы в команде, но... Стефани это происшествие заставило о многом подумать, чего ещё правда стоило ожидать от долгих часов в компании мозгоправа. И она ещё не всё додумала.
Стефани только сейчас замечает, что с Касс не совсем все в порядке, как её умиротворенное лицо искривляется при лишних телодвижениях, поэтому блондинка хмурится.
— Завтра же идём к Лесли, — так просто Стефани строила планы на будущее. Так просто они уже выбивались за пределы "завтра", шли далеко вперёд, возможно, что даже на годы. Стефани хотела, чтобы их легендарный дуэт вернулся... По правде говоря, для неё любая совместная работа была легендарной, потому что все, с кем ей повезло сражаться плечом к плечу, были уникальными. Но их дуэт, дуэт Бэтгёрл и Спойлер, а теперь Бэтгёрл и Блэкбет был настоящей готэмской классикой.
И всё же с тем же энтузиазмом и трепетом Стефани ждала трио. О, она готова отдать всё за то, чтобы прямо сейчас увидеть лицо несчастного, который первый увидит трех Бэтгёрл в действии одновременно. Это будет великолепно, ведь каждая из летучих мышек была сама по себе  шикарна, но вместе они олицетворяли лучшее: ум, силу и... Стефани. Браун не знала, что она может олицетворять, поэтому да, Стефани. Она отдельное мышиное достояние, хах.
— А когда ты подлатаешься, ты просто обязана со мной сразится! Я столько нового выучила, и может настал тот час, когда ученик превзошел своего сенсея, — усмехнувшись, произнесла Браун, прекрасно зная чем, всё закончится: её лопатки ждёт страстное свидание с поверхностью, возможно что даже с половым  контактом. Двусмысленность ради двусмысленности или кратко о том, что Стеф так и не вышла целиком из подросткового возраста.
— А пока что.... Mortal Combat! — девушка начала «ту-ду-дукать» мелодию из всё той же игры, попутно производя кучу активных действий, которые напоминали судороги умирающего в страданиях тюленя. Между напеванием мелодии и танцами Браун удалась спросить: — Как твои странствия? Познала дзен? Сражалась с какими-нибудь драконами?
[AVA]http://68.media.tumblr.com/8801ca03e5213df213729a790372e628/tumblr_ntwsufSKud1rbw50xo3_250.gif[/AVA]
[STA]morgan freeman[/STA]

+2


Вы здесь » Justice League: New Page » Личные эпизоды » сujusvis hominis est errare [Steph, Cass, Jay]