Гостевая Сюжет Устав FAQ Занятые роли Нужные Шаблон анкеты Поиск партнера
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru

13.07. - спешим послушать ГЛАС АМыСы. ярких выходных на волнах Лиги.
11.06. - бобра на всей земле, пестики и тычинки. У нас смена имиджа, надеемся вам придётся по вкусу. Банда Лигосмотрящих желает всем безоблачной недели, и щадящего солнышка.

Justice League: New Page

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Justice League: New Page » Личные эпизоды » Harley's Funhouse [Harley Quinn, Red Robin]


Harley's Funhouse [Harley Quinn, Red Robin]

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://78.media.tumblr.com/c3b5050ce53587d25a56ec4738809194/tumblr_o8mgp59AjI1tz8qg0o2_250.gif https://78.media.tumblr.com/2e555cc90c3d6c133c10efd7a3513baa/tumblr_o8mgp59AjI1tz8qg0o3_250.gifhttp://s9.uplds.ru/t/RBzru.gif

[ Pink - Funhouse]
Дата\время: вечер, ночь с 26 на 27 июля 2013 года
Место действий: Заброшенный завод Ace Chemicals
Участники: Harley Quinn Red Robin
Краткое описание: Что может быть хуже, чем умирающий Робин на руках Тёмного рыцаря Готэма? Что может уничтожить едва восстановившееся после потери сердце? Харли нашла ответы на оба эти вопроса. Принц и Принцесса преступного мира города ночи всегда были крайне изощренными мучителями. Еще не стихли в воздухе сдавленные стоны погибающего Робина, не растворился металлический звон злосчастной монтировки. Идеально было бы вновь наполнить атмосферу каждого закоулка запахом крови еще одной птички Летучей мыши.  Безумный план приведен в действие. И вновь ночное небо Готэма содрогается от безумного хохота и криков боли. Welcome to Harley’s Funhouse

+1

2

Страх и неизвестность. Или, может быть знание, что ждет впереди тебя в этих темных закоулках? А может быть змеи, пауки, клоуны, мыши? Что пугает тебя больше всего на свете?
Каждый человек чего-то боится. Страх – это неуверенность в себе и в своих силах. Страх толкает людей на поступки, которые объяснить логически и здраво невозможно, практически никогда. Когда маленькую девочку спрашивают, зачем она ударила мальчика камнем в висок? Она скажет - мне было страшно. Когда молодую спортсменку спрашивают, зачем она раздробила колено своей соперницы битой, она скажет – я испугалась. Когда Девушку спросят, зачем она выстрелила в голову своего отца из дробовика, она ответит – он всегда меня пугал.
Ты можешь прятаться от своих страхов, но они всегда найдут тебя, где бы ты ни был. В какую бы вонючую дыру ты себя не засунешь, он всегда будет следовать за тобой.  Потому что пока ты не избавишься от своей фобии, тебе не жить спокойно.

Другой вопрос, а знаешь ли ты, чего боишься больше всего?

Свет уличных фонарей мягко освещал аллею городского парка. Желтая опавшая листва, припорошенная каплями осенней росы, мягко мерцала в свете желтого света, льющегося из плафонов-скворечников. Тишина, разбавленная свежестью осеннего вечера, казалось, звенела в ушах, создавая ощущение вакуума. В воздухе отчетливо ощущалось приближение наступающих заморозков.
Харли медленно шла, спотыкаясь на ровном месте, по аллее, глядя в пустоту. Как хорошо, что никого нет сейчас в этом месте. Час поздний, поэтому, в парке можно встретиться, разве что больных эксгибиционистов или наркоманов, но погода не располагала к пребыванию на улице, поэтому эта шобла пряталась по углам.
Если так присмотреться, то и не скажешь, что арлекина была в эту минуту в себе. По ее виду можно было сказать что угодно, но не положительное о ее состоянии. Бледная, практически белая кожа, с яркими пятнами крови, расцарапанная, поврежденная, кровоточащая рана на ноге и порезы на лице. Растрепанные волосы, одной перчатки нет, другая висит на нескольких нитках.  Все это дополнял совершенно отсутствующий взгляд и еле заметная улыбка, безумная, пугающая.

- Чего ты боишься больше всего, Харли?
- Что ты бросишь меня.
- Хахаха, как это мило, тыковка! Но почему ты думаешь, что я брошу тебя?
- Ты всегда это делаешь.

Она шла и шла, не останавливаясь и не глядя, не понимая, где она идет. Сколько времени прошло с того момента, как она взглядом проводила полицейскую машину, увозящую тело ее Пудинга? Час? Два? Сутки? Она уже не понимала. 20 минут, за которые она прошла пешком в молчании до городского парка, жизнь Харли вдруг перестала иметь какой-то вес. Она не понимала, куда теперь себя деть? Что делать? И как перестать винить себя?

- Чего ты боишься больше всего, детка?
- Что я не смогу ничего не сделать.
- Сделать что, тыковка?
- Сделать все, чтобы спасти тебя.

Как она могла позволить себе проиграть такой очевидно простой бой этой наглой брюнетке, которая не знает, что такое любовь? Настоящая, чистая, самоотверженная?! Чертова пигалица. Даже сил злиться нет. Апатичность и отрешенность. Что теперь делать? Куда идти? Как справиться с виной?..

Люди в депрессии могут не замечать течение времени. Они не понимают и не осознают происходящее. Им даже сложно просто встать и помыть голову. Они просто не могут найти в себе силы на простые движения, на бытовые свершения, даже просто на то, чтобы найти еды и поесть. Люди в депрессии могут сутками, неделям, месяцами не вставать с кровати. Они могут годами закрывать глаза на все, что происходит вокруг.
Харли прибывала в состоянии депрессии три года. Три долгих года она не могла найти в себе силы, чтобы вставать по утрам и куда-то идти. Разбой и грабеж стали для нее не чем-то важным, а просто нужным, чтобы не умереть с голоду.  Ей пришлось собрать для себя целый ворох масок и притворных эмоций, чтобы никто не понял, что Харли больше не Харли. Она умело прятала боль за улыбкой, страдание за жестокостью, скорбь за непринужденным смехом. И ни одна живая душа не представляла, что творится в душе женщины, скорбящей по своему возлюбленному.
За три года изменилось многое. Она нашла новых подельников, каких-то последователей, подражателей. Не раз «навещала» Аркхэм, и щекотала битой Бэтси. Убегала, скрывалась, притаивалась, убивала. Но единственное, что ее заставляло двигаться – желание отомстить. Месть, как известно – блюдо, которое подают холодным.
Три года она вынашивала план, в кортом должны были участвовать практически все исполнители главных ролей в пьесе «Убийство Джокера». За три года она успела отомстить тем, кто был на второстепенных ролях, плетя интриги и подставляя их, глупо, но искусно. И вот, остался главный герой – Бэтмен, человек, который должен ответить за все прегрешения перед Принцем и Принцессой преступного мира Готэма.
И если с другими действующими лицами все было довольно просто, что с мышью это не прокатит. Бэтмен имеет слишком толстую шкуру, чтобы понять и почувствовать вялые удары безумной арлекины. Здесь план должен быть более изощренный, куда более продуманный.
Как-то раз, вечером, Харли копалась в старом шкафу Джокера и наткнулась на какие-то чертежи. В них довольно подробно описывались машины пыток и над каждой было подписано имя, для кого предполагалось то или иное устройство.
Там были механизмы и для Бэтмена, и для Плюща, даже для Фриза и Флэша. Хитросплетение механизмов позволяло, по задумке Джокера, удерживать метачеловека в одном месте без риска его реактивного старта и немедленного освобождения. И тут у Харли родилась идея, которую она воплотила в жизнь. И сейчас, оглядывая сцену, где через несколько секунд развернется действие пьесы под названием «Месть мышам», она ощущала легкое волнение и трепет, от которого сосало под ложечкой и чесалось под правой коленкой.
Дрожащей рукой она отодвинула защитную пластину и нажала на кнопку. Где-то внизу, утробно рыча и поскуливая, заработал механизм, двери большой комнаты открылись и в него вкатилось кресло, в кортом крепко зафиксированный по ногам, рукам и за шею, сидел тот, ради которого вся эта конструкция с театром пыток и готовилась.
- Здравствуй, птенчик. Добро пожаловать в мой театр. Тебе нравится оформление? Я сама подбирала мебель и ткань на драпировку стен! -  хихикнула Харли в микрофон, направленный на нее на приборной доске. На экране монитора она видела, как поблескивают глазки Робина, как зарождающийся ужас практически бил фонтаном эмоций. Сейчас Харли ощущала невероятный прилив энергии. И, казалось, депрессия отступила. И можно жить дальше. Только вот, с птенцом разберется…

Отредактировано Harley Quinn (2018-03-23 14:33:49)

+2

3

И вновь Готэм погрузился во тьму ночи. Тяжелая поступь такого родного мрака шаг за шаром приняла каждую улочку и каждый дом в свои объятья. Холодный ветерок едва трепал инертрировое крыло Робина, расположившегося на одной из городских вышек. Точнее надо сказать Красного Робина. Прошло совсем не много времени с того момента как он ушёл в вольное плавание. Отныне не будет человека, который прикроет спину на случай ошибки. Тима довольно часто приходилось выручать из беды, но он всегда стремился к сольному полёту. И вот это время настало. И что же оно принесет юному Дрейку.
[float=right]http://sd.uplds.ru/t/xOdg4.jpg[/float]
- 10-45! 10-45! у нас ситуация на заброшенном заводе Эйс Кемикалс. 10-34, 10-34! – голос полицейского был взволнован, обычно так говорят, когда стражи порядка сталкиваются с кем- то куда более опасным нежели шпана или вооруженный пьяный водитель. Тим прекрасно знал все шифры полицейских и этот не был исключением. Оттолкнувшись от края здания, он расправил крылья и полетел в сторону своей цели.
Уже на подлёте к месту Робин разглядел при помощи бинокля, встроенного в маску полицейское оцепление и знакомую седину комиссара Гордона. «Если здесь комиссар, значит дело серьезное. Кто там у нас остался из оставшихся на свободе?» Мыслительная деятельность Тима мгновенно расползлась по всем фактам и зацепкам, которые у него имелись. Словно алгоритм очередного кода, который он прописал в своём компьютере. Спикировав, Красный неслышно приземлился аккурат в пяти метрах от стоявшего спиной к нему Гордона.
- Есть информация по поводу преступников? – парочка «зеленых» полицейских в страхе обернулись, комиссар же к таким выходкам бэт-семьи привык и лишь молча обернулся. Лицо его словно говорило: «Неужто вы не можете подойти как нормальные люди?». Но после он осознал, что перед ним не Бэтмен, а человек смутно похожий на молодого парнишку Робина, бегавшего за ним.
- Так ты же Робин верно? Решил сменить имидж?
- Красный Робин. С последней нашей встречи многое изменилось комиссар. – сухо ответил Тим.
- Ладно, неважно. По сведениям свидетелей, здесь были замечены люди с клоунским гримом. Думаю, мы оба понимаем, что из «клоунов» у нас осталась только Харли. Не могу сказать наверняка…
- Это она. После смерти Джокера все члены его банды разбежались или были пойманы. Единственный кто мог бы объединить их это только она. – перебил Робин.
- Есть информация о заложниках, точное количество неизвестно. Требований еще не поступало. – после некоторой паузы продолжил комиссар.
- Благодарю за информацию. Я разберусь, не снимайте оцепления пока я не закончу. Подготовьте группу для штурма. – оттолкнувшись Дрейк взмыл в небо. Он готов был поклясться, что комиссар Гордон что-то проворчал, но не услышал ни слова. Единственное, что он сейчас слышал это гул крыльев на ветру и шум воздуха, который бил по ушам. Приземлившись на крышу Тим использовал максимальное количество режимов на маске: рентген, инфракрасное, ультрафиолетовое. Результатом этих манипуляций была незначительная толика информации. Всё что он мог разглядеть это трое человек расположившихся прямо под крышей на которой он сейчас стоял. Но что было куда интереснее это странный механизм в огромной каменной печной трубе.
- Хм, ловушка? Летальная? – на компьютере, расположенном на левом предплечье загорелась проекция со схемой строения. Благо хакерские способности и возможности УэйнТэк позволяли сделать это в мгновение ока, - нет! Тазер. Подойдет, но прежде…- Тим попытался взломать камеры безопасности, но они были отключены от общей сети. Единственным способом, который бы позволил ими завладеть был небольшой датчик, способный предоставить доступ к системе. Осталось лишь не поставить заложников в опасное положение сверх меры. А что может быть менее вызывающим опасения, чем герой, попавший к вам в плен. Ухмыльнувшись, Дрейк закинул в рот небольшую ЭМИ-гранату. «Слава богу, что УэйнТэк разработало такие маленькие гранаты, иначе пришлось бы изгаляться». Расположив кнопку на гранате аккурат к языку. Тим проверил отмычку, расположенную в среднем пальце правой руки. «Я готов! Ну что Тим, одно из первых твоих соло-расследований на новом поприще».
Он оторвался от земли и сложив крылья, ногами вперед занырнул в трубу. Едва он оказался в ней его тело пронзил разряд электричества. Каждая мышца в теле парня сократилась из-за чего он принял странную позу. Ничего из того, что он не ожидал, но разряд был крайне сильным. Если бы не изолирующая подкладка в костюме, его сердце могло остановиться. Даже сейчас ему стоило серьезных волевых усилий, чтобы не потерять сознание. Тренировки Бэтмена в очередной раз спасли ему жизнь, как делали это уже сотни раз. На дне трубы его уже поджидали четверо прихвостней с неумелым клоунским гримом. Злобно хохоча они принялись избивать его, пока один из шайки, похоже главный не остановил из громко рявкнув: - Прекратите идиоты, Харли сказала доставить его живым. Вы еще помните, что это значит?! – громила ужасно шепелявил. Слюна из его рта разлеталась во все стороны. Приказы были выполнены незамедлительно. «Похоже он имеет над ними некоторую власть. Жаль, что ему далеко до Джокера и Харли».

Спустя 5 минут
Холодная сталь плотно стягивала движения тела. Особенно плотно прилегали тиски вокруг шеи. Тиму приходилось серьезно напрячься, чтобы дышать. Кадык вдавливался в горло причиняя нестерпимую боль во время глотания. Тьму комнаты, в которой он был расположен пронзил луч света из открывающихся дверей. Перед ним предстало просторное помещение оформленное под, что-то похожее на комнату смеха в парках развлечений. Мигом Дрейк пересчитал количество камер наблюдения, путей отхода и количество головорезов, на сколько позволял кусок стали обернутый вокруг его шеи. «Нельзя выдать себя». Парень попытался выглядеть максимально растерянно и испуганно.
- Здравствуй, птенчик. Добро пожаловать в мой театр. Тебе нравится оформление? Я сама подбирала мебель и ткань на драпировку стен! – высокий женский голос Харли звучал сквозь динамики, расположенные на стене. Где именно Робин разглядеть не мог, мешал свет, бьющий ему в глаза как раз с той стороны откуда звучал голос безумной арлекины.
«Ну еще бы она была здесь. Хищник любит наслаждаться страдания своих жертв, особенно такой безумный как Харли и Джокер». Дрейк оказался в нужном ему месте. Это был один из наисложнейших путей, но простой путь редко оказывается верным.
Коварно улыбнувшись, Красный нажал языком на кнопку, расположенную у него во рту. Граната сработала на отлично и всё помещение погрузилось во тьму, а тиски, его сдерживающие, распахнулись в то же мгновение. Ему несказанно повезло, что они имели магнитный замок, хотя на случай старых способов он и припас в перчатке отмычку.  Глубоко вдохнул желанный воздух Робин взмыл под потолок запуская режим ночного видения в маске. Метким броском он присоединил датчик на одну из камер. «Включать интерфейс нельзя. Я выдам своё местоположение». По помещению слонялись четверо громил с автоматами. Один из них даже дал несколько очередей в то место где только что был заперт Дрейк. Одна из пуль звонко отрикошетила от тисков. Вырубить громил не составило труда. В двоих из них. Которые были дальше всего, Тим запустил по бэтарангу. Двух оставшихся пришлось брать в рукопашную. Он всем весом обрушился на одного из отморозков в один момент с ударами бэтарангов об головы непутёвых преступников. Издав сдавленный стон, мужчина рухнул, потеряв сознание. Второй и последний из оставшихся в сознании громил недолго думая, дал очередь в источник стона. Робин прикрылся крылом, которое сразу же погасило удар пуль. Парень выхватил бэткрюк, расположенный на бедре и выстрелил им в стрелявшего. В следующее мгновение Робин уже летел в его сторону вытянув ногу.
[float=left]http://s8.uplds.ru/t/ujxXz.gif[/float]
- Что за…? – нога, выбивающая зубы и тушащая сознание не дала громиле закончить.
Едва пыль битвы осела свет в комнате вновь зажегся, но совершенно другим цветом, красно-лиловым. «Похоже не у меня одного был план». Робин заглянул в интерфейс компьютера. На основном экране был расположен план здания и настоящего помещения. На меньшем, вспомогательном отображался процесс взлома системы камер видеонаблюдения. «49 процентов...»
Оценив обстановку Тим двинулся в следующее помещение, готовясь к любому безумному плану приготовленному для него.

+2

4

- Глупый, глупый малыш! – хохочет Харли в микрофон. – Неужели ты думаешь, что все так просто?
Девушка смотрела на фигуру в красном костюме, на такие привлекательные крылья, которые так нравились ей. В голове играла музыка. Или не в голове? В динамиках. Что-то похожее на вальс. Или румба? А может быть, это был марш? Квин не сильно парилась над тем, какое музыкальное сопровождение поставить к разворачивающейся пьесе. В конце концов, какая разница, под какую музыку будет умирать Робин. Вот если бы это была ее смерть… Она бы предпочла Реквием. И чтобы оркестр. И хор. И солисты! И цветы. Много цветов. И все рыдают. Навзрыд. И понимают, кого потерял мир.
- Так. Стоп. Мы тут не за этим собрались, Харли. Возьми себя в руки!
- Хорошо-хорошо, Харлин. Только не кричи. Ненавижу этот писклявый голосок на повышенных.
- Поговори мне еще, сумасшедшая. Давай, работай!

Харли тряхнула головой и задела локтем стакан с газировкой на приборной панели. Тут же посыпались искры, запахло горелым, а в комнате, где находился Робин, загорелся ярко-алый свет.
- Твою мать!
Но, как оказалось, Харли сильно впечатлил вызванный эффект, не смотря на верещания Харлин. Красный она любила. Да и вышло, кстати, очень даже, атмосферно.  Квин нажала на кнопку и двери следующей комнаты открылись, впуская в себя парня.
- Что ж, птенчик, с этим ты справился. Но не думай, что все так же просто. Кстати, советую тебе не пытаться взломать систему безопасности. Это невозможно! – Харли рассмеялась звонко, почти истерично, -  Нельзя взломать то, чего нет!
Снова смех, пронзительный, противный, ухудшенный благодаря не самым лучшим динамикам. Хрипы и скрежет, прерывающие смех, создавали ощущение, что Харли сидит в какой-то металлической трубе, вокруг стая крыс бесились в сумасшедшей оргии, пищали и скреблись, а на заднем фоне Пугало смеялся над собственной шуткой.
В следующем зале, куда Робину предстояло зайти, царил практически полный мрак. Тьма, окутавшая комнату, словно тяжелым занавесом ложился на плечи. Ни единого источника света, ни единого проблеска, который бы говорил о том, что в этой комнате можно, хотя бы, дышать.
Внезапный яркий свет мощного софита осветил подиум, на котором возвышались три табуретки. На табуретках стояли три фигуры, две мужские и она женская. Головы их были накрыты холщовыми мешками, а на горле затянута веревка, привязанная к рее сверху. Импровизированная виселица, раскрашенная в ярко-красный цвет.
- Итак, вот тебе загадка, милый. Ты видишь любовный треугольник. Она изменила своему мужу 30 раз с другим мужчиной. Мужчина – его шеф, который депремировал ее мужа каждый раз, когда она не приходила к нему на свидание в отель. Муж же, в свою очередь, иногда избивал свою жену, потому что она не готовила ему виски по вечерам и не приносила его в нижнем белье. Внимание, вопрос. Кто заслуживает наказания? Подумай, как следует, птенчик, ведь наказание-смерть!
Харли снова рассмеялась, с предвкушением глядя на озадаченное лицо Робина, хоть и скрывала его маска. Она могла догадываться, как некомфортно герою сейчас стоять, не иметь возможности помочь и решить чью-то судьбу.
- Для остроты момента еще пару мааааленьких уточнений! Сделаешь шаг вперед – они умрут. Вправо, влево, прыжок, движение руки, ноги, крыла – они умрут. Работать должны только твои мозги. Если она еще в состоянии, конечно.

- Как это приятно! Держать в руках чью - то жизнь!
- Ты тоже самое говорила себе, когда не смогла помочь Джокеру?
- Иди к черту! Не смей копаться в моей голове!
- Я в твоей голове, детка, и делаю что хочу, когда хочу и с чем хочу!

- Да, кстати, сладкий, видишь тот маленький красный огонек в левом верхнем углу? Это камера. Она транслирует все, что здесь происходит прямо к монитору, в который сейчас устремлены глаза маленький девочки по имени Элис. Это дочь этой лживой суки в платье. Но она не знает, кто ее отец. Время пошло, милый. Кто виноват больше всего?

Отредактировано Harley Quinn (2018-03-27 16:06:16)

+2

5

Скажите, как часто жизнь ставила вас перед выбором? Частенько? Изредка? Неплохо. А как часто она давала вам смачный удар под дых, хватала вас за волосы, когда вы, хватая воздух ртом, сгибались пополам, обхватив руками грудь и заставляла выбирать, кому жить, а кому умереть? Далеко не каждый человек ответит на этот вопрос также, как и на первый. Однако, люди, накинувшие на себя костюм, и скрывшие своё лицо маской, обычно, словно кровавыми чернилами подписывают негласный договор с её величеством судьбой принимать подобные решения уйму раз. Кровавый след на куске бумаги вызовет на её апатичном лице едва заметную ухмылку с легким оттенком горечи. Каждый должен играть свою роль, несмотря на тот факт нравится ли ему или нет, даже судьба.

Зря Тим включил режим ночного видения в маске. Свет прожекторов пронзил его глаза. Острая боль словно разряд тока прошелся через его глаза прямо в мозг. Парень невольно отшатнулся и рефлекторно попытался закрыться от света одной рукой, другой же он большим и указательными пальцами прислонился к глазам пытаясь унять, придавить боль. Едва он пришел в себя из динамиков зазвучал голос Харли. Всякий раз, он всё больше походил на надрывный звук старой дедовской бензопилы, из-за рассеянности своего хозяина, окончательно позабывшей, что такое смазанные механизмы и бережная эксплуатация, отчаянно надрывающейся и пыхтящей едва заведясь. Будь у Дрейка хотя бы пару лишних мгновений он бы даже усмехнулся этому сравнению. Очень похожим образом он и воспринимал Харли. Джокер был как раз таким хозяином. Покуда инструмент работает, он его устраивает.
Пока клоунесса верещала Тим уже обдумывал свои действия. Режимы в маске сменяли один другой. Рентген, инфракрасное, и даже своеобразный эксклюзив Бэтмена – режим, позволяющий видеть электрокоммуникации. [float=left]http://sg.uplds.ru/t/SGm0n.jpg[/float]«Харли наверняка сидит в какой-то комнате управления. Следовательно, она имеет возможность дистанционно подвесить этих троих…Нужно лишь лишить её этой возможности». К эшафоту вели три сдвоенных кабеля. Каждый из них находился практически у самой поверхности и бэтаранг мог вполне перебить эти провода без особых усилий. Но это слишком просто. Ни Джокер, ни Харли никогда не делают чего-то настолько очевидного и простого, они всегда предвосхищают вариант, в котором члены бэт-семьи не играют по их правилам и всячески пытаются максимально жестоко наказать их за неповиновение. Красный колебался. На эшафоте не было ни намека на, что-нибудь, что позволит как-либо иначе задействовать механизм: ни дистанционного передатчика, ни таймеров, ничего. Стены, потолок. Помимо всевозможных клоунских украшательств ничего сверхъестественного.
Голос Харли наконец затих. В комнате воцарилась гробовая тишина, нарушаемая лишь редкими всхлипами и невнятными мольбами «обвинённых». Парень мог отчетливо ощущать вперившийся на него взгляд безумной арлекины, её самоуверенную, торжествующую ухмылку.
- Дауж, Харли. Вся в джокера. Он бы оценил такие усилия. Будь он жив. – вывести из себя, заставить совершать необдуманные поступки, говорить лишнее, Тим любил этот приём. Он понимал, что упоминание о «мистере Джее» особенно сейчас для Харли – Ахиллесова пята. В одно мгновение с порцией отборной клоунской брани в его сторону он метнул бэтаранги в цели. Искры повылетали из каждого кабеля и уже через мгновение затихли. Визор давал понять, что питание по проводам уже не идет. А потом случилось то, чего Робин никак не ожидал. Под гогот клоунессы все три заложника провалились в подпол. Будто слайд шоу он наблюдал за падающими людьми. Две шеи не выдержали такого падения и глухой хруст прокатился по помещению. Одному же не повезло – его шея выдержала. Мучительная смерть, предсмертные конвульсии в тщетной попытке ускользнуть из петли. Спустя, казалось, вечность тело последнего обмякло.
Непонимание. Ступор. Он был абсолютно уверен, что это сработает. Другого способа воздействовать дистанционно нет. После он наконец осознал всю ситуацию. По телу пробежала дрожь, а ноги лишь волевым усилием не согнулись под весом тела. Разум словно пойманный в клетку зверь метался в бессильных попытках разорвать прутья клетки в которой оказался. Через какое-то время он уже освободил погибших из петель. Сейчас ему было жизненноважно увидеть их лица. Запомнить их на всю жизнь. Обеспечить себе новую порцию перманентных кошмаров.
Мешки послетали с голов и открыли взору наполненные ужасом лица, налитые кровью глаза.
Тим тихо выругался себе под нос. Он не мог дать ещё больше поводов для веселья Харли. Через мгновение он поднялся на ноги и не глядя метнул бэтаранг в камеру. Красный огонёк на камере погас. Он не мог позволить эмоциям взять верх, если это произойдет, то погибнут еще больше человек. И это ему практически удалось. Когда всё закончится он уничтожит себя сам. Чувство вины это негласный довесок к геройской маске. Очередная дверь распахнулась, приглашая Красного продолжить свой путь по Эйс Кэмикалс. Буддийское спокойствие и отрешённость для него уже были недоступной роскошью. На портативном компьютере всё также были 49 процентов. «Какого…?» Силуэт Красного Робина растворился в следующей комнате.

А как часто ваш выбор убивал?

+1


Вы здесь » Justice League: New Page » Личные эпизоды » Harley's Funhouse [Harley Quinn, Red Robin]