Гостевая Сюжет Устав FAQ Занятые роли Нужные Шаблон анкеты Поиск партнера
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru

ИТОГИ

Justice League: New Page

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Justice League: New Page » Личные эпизоды » the enemy within ¿ [Edward Nigma, James Gordon jr.]


the enemy within ¿ [Edward Nigma, James Gordon jr.]

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://funkyimg.com/i/2DYni.pngThe xx - introДата\время: 2017 год, январь
Место действий: изначально северная граница штата Техас, городок Раунд-Рок
Участники: Edward Nigma, James Gordon jr.
Краткое описание:
Оказываться пойманным всегда неприятно. Особенно тогда, когда это не входит в твои планы. Начало года ознаменовалось для некоего Эдварда Нигмы весьма занимательной встречей. Еще бы. Не каждый день встречаешь сынка самого комиссара Гордона с подобным предложени…  Требованием? Возможно. В конце концов, когда это А.Р.Г.У.С. принимал отказы?

they got their claws in us, don't they ?

+2

2

Свет не нужен для того чтобы затаив дыхание считать удары капель, лениво сочащихся холодным конденсатом с потолка. В тишине, каждый неосторожный звук кажется вырезанным жёстким контрастом на бархатистом покрове. Джеймс любил тишину. Любил волю случайного шума, которая своей внезапностью, настораживая слух мужчины, заставляла аккуратно расставленные столбцы мыслей содрогаться, осыпая острыми крупицами разящими рассудок. Человек существо мягкотелое, но, при желании из этого куска мыса можно создать нечто следующее за целью, в конце пути которой человек обрастает жёстким хитином, меняя невзрачный статус на гордое «индивидуальность».
Двадцать шагов вдоль коридора, сорок третий размер обуви, едва ощутимо прихрамывая на правую ногу так, чтобы давление, оказывающееся на подмётку, разносилось глухим эхом в тишине невзрачным скрипом. Первый поворот в блок особо буйных обывателей, шаг становится менее размеренным. С математической точностью, охранник осматривает периметр второго этажа, не упуская из виду каждую живую душу. Из пяти чередующихся патрульных, мужчина, отзывающийся на имя Роберт, самый старый. Мало говорит, чаще сам с собой, привычно проклиная работу, подымая отголоски политических интересов, страдает развивающейся формой Паркинсона, тремор правой ладони сильнее, чем левой, проверяя комнаты видеонаблюдения, пять-семь секунд пытается попасть в замочную скважину. Второй этаж пустует уже более двух недель, с тех самых пор, как особо буйного, с маниакальным расстройством куда-то увезли. Скорее в Аркхэм-Сити, доживать остатки дней в качестве пушечного мяса на амбразуре междоусобных войн. Теперь, Джеймс был единственным заключённым, помеченным как заключённый с симптомами маниакального расстройства, остальные – убийцы, грабители, мелочные уголовники, удостоенные стать в будущем либо кормом для местного ящера-троглодита, либо подопытными крысами. Джеймс знал, что это всего лишь очередная игра на превосходство, где темнокожая госпожа будет старательно расставлять мышеловки по кругу, посыпая святой елисеевский круг цианистым калием. Сидя на полу своей камеры, он молчаливо слушает, как в стенах тюрьмы медленно течёт жизнь, просыпаясь сквозь пальцы сломленного стержня обитателей. Джеймс улыбается, опять. На семнадцатом шагу, Роберт заметно замедляет шаг, чтобы в который раз бросить пугливый взгляд на мужчину за решёткой. Гордон способен черпнуть из этого взгляда многое, что смешанными чувствами заставляет незнакомца проявлять ненависть к статусу живого существа, заточённого в клетку. Тридцать две секунды, и Роберт продолжает двигаться по маршруту, исчезая за поворотом. Джеймс выучил каждое движение с точной последовательностью из скуки. Между смиренным гниением в глубине мрака и пассивным анализом окружения, Гордон выбрал второе.   
Семь утра. Ровно в семь Роберт сдаёт смену и спешно семенит шагами по направлению к подъёмнику на поверхность. Ведь тюремный блок для особо важных персон, находится несколькими этажами ниже фундамента. На этот раз, охранник не ушёл со смены, что явно оказало влияние на настроение. Тихими проклятиями посыпая руководство, мужчина отворит дверь в камеру, и зазывая, пригласит наружу.
- На выход. Директор ждёт. – Джеймс молчаливо приподымает ладони чуть выше пояса, выставляя перед собой. Прикосновение холодного железа к запястьям всегда пробуждало внутри мужчины что-то скользящее интересом, как предвкушение, смешанное, неясное. Подобно ребёнку, Джим покорно ступает вперёд по жёлтой черте, уверенно направляясь к месту, где ожидает злая чёрная королева. Обратный отсчёт начался четыре секунды назад, когда тяжёлый механизм захлопнул решётку за спиной. Дальше – всё по протоколу действий. Путь по золочёной нитке, подъём тропой небожителей, медленно открывающаяся дверь в кабинет, ехидно ухмыляющийся охранник по имени Роберт, удаляющийся сдать вахту, суровый взор, настырно прожигающий насквозь, тяжёлая речь сладостным голосом, ласково ложащимся на слух. Джеймс согласен быть пай-мальчиком, дабы повторять этот алгоритм из раза в раз.
Дорога грешников кипящих в смоле позади, но, на этот раз, в комнате с серыми стенами, не только Джеймс удосужился вниманием грозной владычицы. Молча глотая сыплющиеся ядом речи Уоллер, другой заключённый проявлял неимоверное для новоиспечённого гостя спокойствие, и даже провокационная манера директора ковырять фразами-иглами между строк не оказала особого воздействия.
- Уподобляясь свежей кровью, цербер всё равно не одомашнится.  – на выдохе, тихо произнёс Джим, неспешно усаживаясь в кресло напротив стола. В иной раз, этой фразы было бы достаточно, чтобы Аманда Уоллер вызвала в кабинет своих верных питекантропов, с усладой выбивающих дух во имя Дьявола. Не сейчас. Всё внимание женщины было тяжким взглядом приковано к другому заключённому. Не успев утолить отдающее раскатами любопытство, Гордон слышит обращение темнокожей женщины в свою сторону.
- Пока вы не вышли за пределы этой комнаты, хочу чтобы кое-что отложилось в ваших головах. Официально, теперь вы удостоены статуса оперативников тактической группы Икс. Это значит, что любой ваш шаг, любой вздох контролируется, одно неосторожное движение может стать фатальным. Все помнят о нано-бомбах. Если вопросов нет, приступим
Спустя несколько часов, техники проверят оборудование и выдадут экипировку двум новоявленным оперативникам. Надевая свежее бельё и чистую одежду, Джеймс молча размышлял над предстоящим. Аманда Уоллер знала, на какие точки нужно жать, если необходимо заставить куклу двигаться в сторону. После того как верные фигуры Королевы разбежались по углам, ей не хватало рук, а держать вечно взаперти мыслителя с маниакальными фантазиями не лучший вариант. Найти для комплекта такого же психопата, приобщив к делу с возвышенными мотивами, идеальное решение.
Проделав долгий путь наземным транспортом, Джим не удосужился заговорить с вынужденным напарником до самого приезда в тихий городок на северной границе Техаса. Забытая богом дыра уже из первых своих очертаний могла сказать о многом, вопя обшарпанными билбордами «поворачивай обратно». Шофёр-офицер затормозил фургон в центре города, недалеко от ветхой закусочной. Вручая в руки сумку, бросая через боковую открытую дверь, боец засмеялся.
- Приятного отдыха, голубки. – как только авто спешно скрылось за углом ближайшего дома, Джеймс подобрал с земли сумку и размеренным шагом двинулся вперёд, внимательно осматривая местные достопримечательности.
- Ты умеешь смотреть сквозь стены, человек Загадка? – улыбнувшись спросил Джим, на что вместо ответа получил взор источающий дюжую дозу презрения, клокочущий подогреваемой злобой:
- Думаю, нет. Мы на месте, адрес указывает, что здесь проживает семейство МакКовин. Я попробую поговорить с родителями, если не возражаешь. – оставляя хмурого собеседника позади, Джим шагнул к дверям аккуратного дома, и только коснувшись пальцами доски, ощутил, как створка едва приоткрылась. Осторожно толкая дверь, Гордон заметил в дальней части гостевой, лежащих на полу мужчину и женщину.
- Опоздали. – искать детей не было смысла, всё произошло в считанные секунды, недавно. Присев на корточки, чуть ли не касаясь краями плаща грязного пола, Джеймс попробовал пульс у пары.
- Пульса нет, но тела еще тёплые. Значит. – выливая на шею убитого мужчины спиртовой раствор , Гордон обернулся через плечо, глядя на следом вошедшего внутрь дома напарника:
- Грабители не могли уйти далеко, если ты ничего не будешь здесь трогать, мне нужно пару минут, чтобы осмотреться… 

+1

3

- Ладно. У чего есть тринадцать сердец, но нет ни единого органа?

Острый голос разрезает тишину, точно нож масло. Он не неприятен, не вызывает желания съежиться или удалиться. Вовсе нет. Напротив, он достаточно мягок и приятен, пусть и малость высоковат. Да, в этом голосе чувствуется толика высокомерия, словно говорящий изрекает слова, глядя на тебя свысока. Однако это именно тот голос, за которым без лишних вопросов пойдет легковнушаемый человек. Здесь, в помещении, откуда слышится данный голос, слова разносятся легким эхо. Здесь довольно просторно. Но не там, где находится говорящий. О нет. Он находится в окружении мониторов и пультов управления. Все плотно забито проводами и электронными устройствами. Однако, несмотря на свою громоздкость, никакого гула вся эта техника предусмотрительно не издает. Вокруг царит темнота и тишина. Но скоро этому придет конец.

Впрочем, давайте оставим это в секрете и никому не скажем. Зачем же неприятно удивлять Величайшего Гения во всем мире? Пусть еще немного потешит себя мыслью о том, что ситуация находится под сугубо его непосредственным контролем…

- Это так неприятно, когда ответ вот-вот готов засветиться в голове, не так ли? Когда он буквально, ммм… крутится на языке… – вновь слышится уже знакомый голос. Сделав небольшую паузу, Эдвард, скорчив ухмылку, которая каким-то странным образом сумела смешать в себе самодовольство и раздражение, продолжил. – Нет? Не знаете? Это карточная колода, Уоллер. Итак, отгадайте: Чем быстрее ты бежишь, тем сложнее поймать меня. Кто я? Что, вновь мимо? Я – дыхание.

- С меня довольно твоих бредней, Риддлер. Скажи, чего ты добиваешься?

- А-а-а. Здесь Я задаю вопросы. Так что будьте любезны – не отставайте. Следующая весьма проста. Накорми меня и я буду жить, но напои меня – и я умру. Кто я?

- Огонь.

- Что? – глаза округляются в искреннем удивлении. Эдвард откидывается на спинку стула. Как она… Она что, действительно не настолько тупа? Погоди… Ах! Верно! За пониманием приходит и былое расслабленное состояние, легкая улыбка возвращается на место. – Оу, Вы, верно, уже слышали эту загадку.

- Нет, Нигма. Я просто умею пользоваться интернетом, как и все остальные нормальные люди. Впрочем, хватит пустой болтовни. Это начинает надоедать мне. Берите его, парни! – неожиданно отдает приказ Уоллер, напоследок добавив, – И сделайте это как можно больнее.

Позади раздается громогласный взрыв, уведомляющий о прибытии незваных гостей. Вовнутрь закидывают шашку с слезоточивым газом. Черт возьми! Несмотря на всю неприятность сложившейся ситуации, Эдвард незамедлительно собирается покинуть собственное логово, воспользовавшись одной из потайных лазеек. Однако, прежде чем он успевает схватиться за трость-вопросник, его резко заламывает один из оперативников и с силой впечатывает лицом в пульт управления. В одночасье Нигма оказывается окруженным, кажется, десятком славно экипированных оперативников, готовых при любом лишнем движении пристрелить гения. Вдобавок гадский газ начинает подбираться все ближе и ближе. Глазные яблоки постепенно начинают болеть и слезиться, что вынуждает Эдварда сомкнуть веки и от безысходности выкрикнуть пресловутое «Блять!»

- Ауч! Больно, знаете ли! – восклицает Нигма, будучи «под ручку» выведенным из своего пристанища и грубо затолканным в грузовик.

- Закрой пасть, Человек-сканворд. Будешь сопротивляться – заряжу в жбан куда сильнее! – абсолютно бестактно и ни разу не любезно, проговаривает один из приспешников Уоллер. Видимо, глава данного отряда. Что же, поздравляю, кретин. Ты умрешь первым, когда я выберусь отсюда.

♒︎ ♒︎ ♒︎

Прошло уже около двух часов, с того момента, как Эдвард, чувствуя свою безоговорочную власть, загадывал загадки директору Аманде Уоллер, проверяя ее на прочность и удовлетворяя собственную неутолимую жажду. Примерно сорок минут ушло на то, чтобы доставить безумного гения из точки «А» в точку «Б». Остальное время было потрачено на увлекательную «беседу». Вновь с Уоллер. Однако, говорила она теперь больше. Много больше. Порой Нигме хотелось просто встать, схватить ручку, покоящуюся в кармашке женщины, и проткнуть ею глотку хозяйки. Несколько раз. А потом, точно финальный аккорд, вбить ручку ей в левый глаз. Почему именно левый? Эдвард не знал. Быть может от того, что именно левая сторона то и дело ассоциируется с лукавым? Возможно.

Впрочем, осуществить желанное было невозможно. Прежде чем Эдвард познакомил бы глотку Уоллер с чернилами, ее люди познакомили бы его со свинцом. И он это отлично понимал, а потому и не поднимался, однако говорил. И Уоллер это не нравилось. Эта своенравная стерва не любила слышать то, чего не хотела бы. А потому, за каждую сказанную остроту и колкость, Эдвард получал увесистую оплеуху. И от раза к разу оплеухи становились все больнее и больнее. В какой-то момент Нигма просто решил, что лучше будет просто замолчать и кивать, когда нужно. Для собственного же здравия. Никому ведь не нужен гений-калека. В конце концов, питаясь через трубочку и не вставая с кровати, попросту невозможно получать полный заряд адреналина и удовольствия от собственных злодеяний.

И вот дверь отворилась и внутрь комнаты вошел еще один человек. Довольно молодой юноша, интеллигентный на вид, несмотря на то, что одет он был в ошметки заключенного. Впрочем, даже у Риддлера успели отобрать его галантную безрукавку и насильно сменить его стиль. Глаза новоприбывшего были закрыты очками, придавая ему несколько зловещий вид. Он отчего-то показался Нигме знакомым, впрочем, кого только Эдвард не видал, благодаря своему роду деятельности. Одних только психов насчитывалась далеко не одна сотня и даже не одна тысяча.

- (…) Все помнят о нано-бомбах. Если вопросов нет, приступим… – закончила Уоллер. Риддлер самодовольно усмехнулся. Ему стало смешно. Хотелось рассмеяться и сдерживало его только осознание того, что от этого может опять влететь. В этой комнате есть только один человек, умеющий загадывать загадки, которые невозможно разгадать. И это не Вы, директор.

А тем временем, Уоллер отдала приказ снарядить своих новых подопечных и удалилась. Покидать их, впрочем, окончательно она не собиралась однозначно. Одевшись в свое прежнее одеяние, включая темно-зеленое пальто со знаком вопроса на спине, которое было оставлено в убежище Эдварда, последний был проведен к фургону А.Р.Г.У.С.’а. Так и уселись они, два не лишенных ума безумца, в грузовом отсеке одного и того же автомобиля.

- Что можно легко сломать, но невозможно потрогать? – вдруг спросил Нигма. Соратник рта открывать не спешил, Эдвард напрягся. – Нет? Правильный ответ – обещание. – не услышав никакой ответной реакции, ответил самому себе Риддлер, после чего глаза его несколько угасли. Пф. Скучно.

Всю оставшуюся дорогу Нигма сохранял молчание. К своему новоиспеченному напарнику он потерял всякий интерес, а разговаривать с самим собой казалось… Безумием? Тогда, вплотную прислонившись к внутренней стенке фургона, Эдди попытался расслабиться. И, кажется, на время поездки у него это удавалось.

Остановка была резкой. Такой, что Эд едва не слетел со своего насиженного местечка. Местом назначения оказался городок Раунд-Рок, расположенный в штате Техас. А именно – центр города. Миленькое местечко – подметил для себя Эдвард, выйдя из фургона. Вокруг людей не было, те же зеваки, которые могли заметить происходящую процессию, явно были сконцентрированы на чем-то другом. Что может быть важнее появившегося из ниоткуда фургона с людьми далеко не последней важности? Оставив сумку, люди Уоллер уехали, оставив Нигму и его напарника наедине. Недолго думая, оба они направились к дому.

Пройдя внутрь, Эдвард с нескрываемым любопытством посмотрел на двух лежащих вдали мертвецов. Напарник уже, кажется, приступил к делу. Приблизившись к вазе, стоящей на изысканной тумбе из черного дерева, Нигма провел по ней пальцем, а после принялся крутить в руках. Не оставлять отпечатки помогали надетые рукавицы. Изящные узоры, малость потертая и блекловатая краска. Есть незначительная трещина у горлышка, но общую картину она не портит… Неужто подлинный образчик? Кинув взгляд на внешнюю сторону дна, он, впрочем, быстро разочаровался. Made in China. Жалкая подделка, да? Решив разобраться с ней позже, Эдди вернул вазу на место, лишь самую малость изменив ее месторасположение.

- Грабители не могли уйти далеко, если ты ничего не будешь здесь трогать, мне нужно пару минут, чтобы осмотреться…

- Хмм… Ладно, делай как знаешь. – Эдвард не отрицал вероятности того, что парень может разбираться в, скажем, трупах лучше, чем он сам. Оттого не видел причин возражать. Сам же Нигма стал аккуратно расхаживать по дому, в надежде найти какие-нибудь зацепки. Это место скрывало загадку, которую предстояло разгадать. Однако, иная загадка интересовала Риддлера много больше. Доселе он не прилаживал усилий, дабы решить ее, потому сейчас, при весьма неплохой, как ему казалось, возможности, Эд не удержался.

- Как тебя зовут, парень?

+2

4

Быстро остывая, тело меняет свой оттенок кожи, соотношение температуры и внешних изменений разнятся. Этот процесс хаотичен и сущностью своей не обязан понятиям стабильности, но, как и любая другая схема протекания механизмов человеческой природы, уникален. Джеймс задерживает свой взгляд на небрежных очертаниях кожного покрова мёртвого мужчины, меняя цель, перебрасывает взгляд на женщину. Ладони интуитивно тянутся во внутренний карман за перчатками, после чего кончики пальцев едва касаясь края рубашки хозяина дома, небрежно одёргивают в сторону ворот. Повторяя простой алгоритм с телом женщины, Гордон внимательно осматривает каждую деталь окружения, находящуюся в радиусе метра рядом с убитыми. Следов насилия нет, никаких деформаций кожного покрова, ножевых или пулевых отверстий. Если это было нападение, оно прошло в чрезмерно лояльном для обитателей дома режиме, лояльном во всех отношениях. Практически ничего не тронуто, единственным выбивающимся из общей канвы фактором было состояние тел супружеской пары. Количество крови, в котором мокли хозяева дома, говорило о прямом физическом воздействии, будь то выстрел или же любой другой вид огнестрельного, холодного оружий.
- Интересно. – едва слышно прошептал под нос Джим, аккуратно приподымая труп мужчины, чтобы рассмотреть заднюю часть торса. Гордона не интересовала детальная составляющая убийства, и нюансы в духе осторожностей перемещения живых тканей так же оставались вне внимания. Всё выглядело так, словно супружеская пара аккуратно выбрала себе место для смерти, и мирно возложив тела в гостиной, лишились крови безо всяких повреждений. Уже секунду спустя, в ладони Гордона мелькнул хирургический скальпель, гладко ложась тонким лезвием у самого запястья, делая крошечный надрез кровеносного сосуда. Джим невольно сжал губы. Ни единой капли. Внимательно осмотрев рану, Джеймс придавил кончиками пальцев на вену, после чего неспешно возвращая скальпель в карман плаща, осторожно переступил мертвое тело, направляясь к лестнице, ведущей на второй этаж. Голос за спиной заставил на мгновение замедлиться, и Гордон, обернувшись в полторса к напарнику ухмыльнулся, тихо парируя невзрачным ответом.
- Это меньшее, о чём тебе сейчас стоит задумываться. – отдалившись на несколько шагов, мужчина остановился у самых ступеней деревянной лестницы обитой ковролином.
- Посетителей было трое, однотипная обувь с гладкой подошвой, в среднем размеры сорок три – сорок пять. Хозяева впустили убийцу, двое из трёх, остались в вестибюле, ожидая, пока третий проверит этаж выше. – Джеймс старался рассуждать, проговаривая вслух информацию, сотканную выбранными наспех фактами. Тихо повторяя про себя «было трое», Гордон аккуратно двинулся на второй этаж, попутно примечая взглядом каждую деталь окружения, словно пытаясь дополнить недостающие фрагменты мозаики. Один лишь фокус с обескровливанием убитой пары уже заставлял рассудок едва слышно вскипать, судорожно постукивая перетянутыми нервными окончаниями. Сын комиссара пусть и говорил вслух, но вёл себя как призрак, бесшумно курсируя в периметре дома. Подобно шелкопряду, Гордон бесшумно продвигался сантиметр за сантиметром, отмеряя каждую молекулу пространства дотошным взглядом, цепляясь казалось-бы за абсолютно незначительные срезы и сколы. Спустя несколько секунд, Джим так же бесшумно вошёл в детскую, где всё было перевёрнуто верх дном. Единственное место, где нарушитель не поскупился устроить бедлам. Джеймс несколько минут изучал спектр деятельности похитителя, после чего спешно вернулся на первый этаж.
- Следы на лестнице ничем не отличаются. Неравномерная нагрузка тела, нарушитель прихрамывал на левую ногу. Один и тот же человек вошёл в детскую, обыскал, и вернулся обратно. Сам. – неспешно переводя взгляд на напарника, в чьём взгляде можно было прочесть не малую долю презрения ко всему происходящему, не минуя вниманием присутствующего коронера, Гордон подошёл к стене увешанной семейными фотографиями. Десять секунд перед тем, как реакция тощего мужчины с видом небритого эстета из глубинки будет заглушена едва слышным замешательством внезапно появившегося в дверном проёме человека в закрытой униформе. Три с половиной секунды, чтобы незнакомец выхватил из-за спины оружие, открывая огонь по близстоящему напарнику. Шестьдесят миллисекунд на промежуточную реакцию, перед тем как нарушитель сделает прицельный выстрел, и тело детектива будет сбито с ног коронером.  Полторы секунды на ответную атаку со стороны Джеймса, ныряя под руку, чтобы обезоружить противника, вонзая нож в запястье. Бронежилет, спец-экипировка со вставными пластинами у шеи, рёбер, слепые зоны в области сухожилий, ткань уплотнённая, но недостаточно крепкая, чтобы защитить от стремительной атаки. Джим продолжает считать, расчётливо нанося хлёсткие удары, но чтобы опередить подготовленного бойца, приходится постараться, чтобы в ответ не получить сладостное прикосновение появившегося в ладони незнакомца ножа.

0


Вы здесь » Justice League: New Page » Личные эпизоды » the enemy within ¿ [Edward Nigma, James Gordon jr.]